ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РУССКОГО ГОСУДАРСТВА И ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА 1558—1583 годов

 

 

Цель Ливонской войны - присоединение Прибалтики к России и выход к Балтийскому морю. Сопротивление Ливонского ордена и Ганзейского союза

 

Присоединение к Русскому государству Казани и Астрахани нанесло серьезный удар крымско-турецкой агрессии. Эта победа, обеспечившая безопасность русских восточных границ, позволяла русскому правительству поставить вопрос о разрешении внешнеполитических проблем на юго-западе, западе или северо-западе. Русское государство, однако, не могло одновременно вести борьбу с Крымом и стоявшей за его спиной Турцией, с Польшей и Великим княжеством Литовским, Ливонским орденом и Швецией. Международная обстановка была неблагоприятна для продолжения борьбы с Крымом, хотя походы 1556—1558 гг. показали возможность успешного обеспечения юго-западных границ. Однако этот успех мог быть в любой момент подорван выступлением враждебных Русскому государству польских и литовских феодалов, захвативших украинские и белорусские земли. Объединение Руси, Литвы и Польши для борьбы с Крымом и Турцией в тот момент было нереально, так как было сопряжено с серьезными уступками Литве и Польше, с отказом Русского государства от программы воссоединения украинских и белорусских земель.

 

Очень важное значение для Русского государства имело разрешение прибалтийского вопроса, установление нормальных экономических связей с Западной Европой. Правительство Ивана IV правильно поняло насущность этой внешнеполитической проблемы и начало упорную двадцатипятилетнюю борьбу за выход и утверждение на Балтике.

 

Программа борьбы за Прибалтику отвечала интересам не только русского дворянства, но и посадской верхушки. Дворянство рассчитывало на новые поместные раздачи земель в Прибалтике. Кроме того, все более втягивающееся в рыночные отношения дворянское хозяйство нуждалось и в установлении систематических торговых отношений со странами Восточной и Западной Европы. Особенно большое значение торговля через Прибалтику имела для растущих русских городов. Русское купечество стремилось к тому, чтобы открыть русским товарам европейские рынки. Поэтому вполне естественно, что дворянство и посадские верхи поддерживали это направление русской внешней политики.

 

В налаживании экономических связей с Россией были заинтересованы и сами народы Прибалтики, связанные старинными узами дружбы с русским народом.

 

Задавленное нуждой, беспощадно подавляемое немецкими и светскими феодалами и католическим духовенством, латышское и эстонское население рассчитывало на то, что русский народ принесет ему освобождение от национального и социального гнета  .

 

 

Иван Грозный понял значение присоединения Прибалтики для нормального экономического развития Русского государства. Его сознательной целью, указывает К. Маркс, было дать России выход к Балтийскому морю  .

 

При сложной международной конъюнктуре было чрезвычайно важно выбрать такой момент для начала военных действий, когда четыре наиболее заинтересованных в прибалтийской проблеме страны — Литва, Швеция, Польша и Дания — оказались бы так или иначе не способными немедленно вмешаться в ливонские события и помочь слабой в военном отношении, постоянно раздираемой внутренними феодальными усобицами «Ливонии».

 

Удобный момент для борьбы за Прибалтику наступил в конце 1557 — начале 1558 г.

 

В 1557 г. прекратилась начавшаяся в 1554 г. русско-шведская война, которую Швеция проиграла . Поражение произвело сильное впечатление на шведского короля, который стал с тех пор вести крайне осторожную политику в отношении своего восточного соседа  . Кроме того, Швецию связывало обострение шведско-датских отношений, которое впоследствии уже при преемнике Густава I Эрике XIV привело к войне между Швецией и Данией  . Литва и Польша также не были готовы к решительной схватке с Русским государством, тем более, что между ними имелись серьезные противоречия. Польские магнаты и шляхта энергично стремились к включению Литвы в состав Польши. Литовские магнаты выступали решительными противниками этого и стремились к польско-литовской унии, основанной на принципах равноправного союза между двумя государствами. Поэтому польские феодалы не хотели оказывать Литве, энергичной военной помощи. Прямым показателем того, что ни Польша, ни Литва не были готовы к борьбе с Русским государством, является факт продления в 1556 г. истекавшего перемирия между Литвой и Русским государством на шесть лет  .

 

Всякая попытка русского правительства наладить правильные сношения с европейскими странами через Прибалтику наталкивалась на упорное сопротивление Ливонского ордена и Ганзейского союза, а также стоявших за их плечами более сильных держав (Германской империи, Польши и Швеции). Ожесточенными противниками установления регулярных экономических и политических связей Русского государства со странами Западной Европы, испытывавшими острую нужду в русских товарах, были и литовские и шведские феодалы. Неудача экспедиции саксонца Шлитте, направленного в 1547 г. из Москвы в Империю для набора специалистов, ясно говорит о том, что Орден и Ганза ставили своей целью организовать экономическую блокаду Русского государства.

 

Шведский и польский короли принимали энергичные дипломатические шаги для того, чтобы помешать Русскому государству наладить сколько- нибудь серьезные связи с Европой и через Белое море.

 

Предоставляя английским купцам значительные привилегии в Русском государстве  , правительство Грозного думало не только о политической стороне дела. Торговля с Англией была в его глазах брешью в воздвигаемой соседними державами стене экономической и политической блокады Русского государства. Включая в мирный договор со Швецией 1557 г. пункт о свободе сообщений с европейскими странами через шведские владения, царь прямо ссылался на то, что этого добиваются «гостии купцы отчин великого государя изо многих городов» .

 

Однако отдельные успехи русской дипломатии ие были еще действительным разрешением балтийского вопроса. Такое разрешение могла принести с собой только победоносная война с ливонскими феодалами и прочное закрепление за Русским государством балтийского побережья. Война за Прибалтику, таким образом, соответствовала коренным национальным интересам Русского государства. Она имела прогрессивное значение и для латышского и эстонского народов, изнывавших под гнетом немецких феодалов. Иван Грозный, выражая интересы подымающегося дворянства и поддерживаемый торгово-ремесленной верхушкой городов, впервые поставил в программе русской внешней политики балтийский вопрос в том объеме, в котором разрешить его удалось России только спустя полтораста лет, при Петре Первом. Такая широкая постановка балтийского вопроса противоречила внешнеполитическим планам консервативного боярства, заинтересованного в союзе с польскими и литовскими феодалами и недовольного политикой русского правительства.

 

 

К содержанию: ПЕРИОД ФЕОДАЛИЗМА. КОНЕЦ 15 - НАЧАЛО 16 веков

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика Ивана Грозного | Ливонская война  Ливонская война и политика Ивана 4

 

МОСКОВСКОЕ ЦАРСТВО. ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА  КОНЕЦ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ Поход польского короля Стефана...

 

Экономическое развитие Руси  Россия и сопредельные страны в годы становления...