КУЛЬТУРА И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ

 

 

Грамота и обучение. Грамматические труды Максима Грека. Печатные книги. Иван Фёдоров. Школы времени Ивана Грозного

 

Хозяйственные и политические успехи, достигнутые русским народом в последних десятилетиях XV в. и на протяжении всей первой половины XVI в., оказали заметное влияние на распространение грамотности и просвещения среди разных слоев русского общества, культурное развитие которого было задержано татарским игом. Третья четверть XVI в. характеризуется таким замечательным достижением культуры, как появление книгопечатания, дальнейшим развитием школьного дела, составлением руководств по различным отраслям знания, созданием капитальных исторических трудов, расцветом публицистической литературы.

 

Однако благами культурного развития пользовались, преимущественно, господствующие слои населения и население города в большей мере, чем деревни. Принято считать, что, поскольку постановление Стоглавого собора 1551 г. сб основании школ не было выполнено, Россия и во второй половине XVI в., как и до этого, школ не имела. Мнение это основано на явном недоразумении. Русские школы существовали и до Стоглавого собора, и после него, хотя организация их носила своеобразный характер, и содержались они частными «мастерами». Стремясь поднять значение духовенства и намечая различные церковные реформы, Стоглавый собоу предложил открыть не школы вообще, а училища для подготовки священников, где специально подобранные для этой цели «добрые духовные» священники, дьяконы и дьяки должны были обучать детей «страху бо- жию и грамоте, и нисати, и пети, и чести», чтобы им «достойным быти священническому чину» .

 

Невыполнение этого постановления означало только провал одного из намечавшихся церковной иерархией мероприятий для укрепления авторитета русского духовенства и мало отразилось на общем ходе развития русского просвещения. Священников продолжали готовить поирежнему, и в XVI—XVII вв. они были почти сплошь грамотны. Священники составляли большинство «мастеров», обучавших грамоте; только среди черного духовенства имелся некоторый процент неграмотных . Высокий процент грамотности наблюдался среди боярства, высших слоев дворянства и купечества ; грамотность была распространена и среди посадских людей. Грамотные крестьяне в XV—XVII вв. вовсе не представляли исключительного явления , хотя, конечно, среди них наблюдалась лишь элементарная грамотность. Тяжелое положение народных масс препятствовало распространению в их среде широкой образованности.

 

 

Во второй половине XVI в., насколько можно судить по скудным источникам, уровень преподавания поднялся, что нашло, в частности, свое выражение в успехах русской грамматики. Если раньше главным источником грамматических знаний на Руси служило рассуждение «о восьми частях слова», приписываемое Иоанну, экзарху болгарскому, то в описываемое время большим распространением пользовались грамматические труды Максима Грека. В этих трудах, имевших главной целью доказать ошибки того или иного перевода из «Священного писания», русские читатели находили первые образцы филологическом критики текста. М. Грек, кроме того, затрагивал и чисто грамматические, в том числе и синтаксические вопросы (об употреблении предлогов, союзов и т. д.). Помимо его трудов в обращении находилось много и анонимных рукописных руководств по грамматике , где преподносились сведения по орфографии, классификации гласных и согласных, данные о просодиях (надстрочных знаках и знаках препинания), а также общие сведения по морфологии и синтаксису языка . Первая печатная русская грамматика была издана первопечатником Иваном Федоровым в 1574 г. во Львове  .

 

Во второй половине XVI в. незнание грамматики рассматривалось как невежество. Первопечатник Иван Федоров в 1574 г. называл своих московских врагов злонравными, неискушенными в разуме людьми, «ниже грамматики хитрости навыкше». А в одном из Азбуковников конца XVI в. отмечается, что грамматика есть «основание и подошва всяким свободным хитростям» .

 

Примерно в это же время в школьный обиход начало внедряться и преподавание арифметики. Именно в XVI в., скорее всего, во второй половине столетия, появляется первая русская арифметика , хотя, конечно, задолго до этого практические арифметические знания были широко распространены среди духовенства и посадского населения. В рукописях второй половины XVI в. фигурируют русские меры, приводятся примеры из русской жизни и преподносится русская же система устного исчисления.

 

Различались две системы исчисления — простая («малое число») и более сложная («число великое словенское»). Первая различала единицы, десятки, сотни, тысячи, десятки тысяч или тьмы, сотни тысяч или легионы и миллионы или леодры. Во второй системе некоторые из этих терминов употреблялись уже в другом значении: «тьма» означала миллион, «легион» — триллион, «леодр» — легион легионов (триллион триллионов) или септиллион и, наконец, «ворон» — леодр леодров, т. е. число, состоящее из 49 цифр.

 

В описываемое время в арифметических рукописях впервые рассматриваются действия с дробями, хотя с понятием дроби оперировали уже в XI в. В арифметиках XVI в. числитель назывался «верхним числом», а знаменатель — «исподним числом». В примерах практиковалось сокращение дробей. Тут же излагалось тройное правило («строка тройная»), которое широко практиковалось при решении разнообразных задач на темы, касающиеся торговли и ссудных операций .

 

Во второй половине XVI в. на Руси существовало, по крайней мере, два типа школ — в одних дело ограничивалось преподаванием простой грамоты, Часослова, Псалтыри, в других же, после усвоения этих предметов, учащиеся переходили на более высокую ступень обучения и изучали грамматику, арифметику, а, может быть, некоторые другие пред меты.

 

Школы того времени не могли дать специальных знаний, для приобретения которых принимались особые меры. В частности, государственная власть, нуждавшаяся ввиду расширения дипломатических связей с иноземными государствами в образованных деятелях, которые знали бы иностранные языки, посылала молодых русских людей заграницу специально для обучения языкам. В январе 1551 г. Иван Грозный писал константинопольскому патриарху Дионисию, что послал к нему своего «паробка» Обрюту Михайлова сына Грекова для обучения его «грамоте греческой и языку». Одновременно царь писал в Афонский Пантелеймонов монастырь, на случай, если бы патриарх отослал туда учиться Обрюту. Последний находился в Константинополе до 1558 г. и потом служил в Москве толмачом. Около 1582 г. еще двое русских юношей — Грязнуша Ушаков и Федор Внуков — обучались греческому языку у константинопольского патриарха Иеремии. В 1594 г. к тому же Иеремии с послом Истленевым «для наученья греческому языку и грамматике» был послан «малой Тараско Елизарьев». За счет государства в 1573 г. обучал шведскому языку двух русских юношей шведский толмач в Москве.

 

Интерес к изучению иностранных языков проявляли и частные лица. «Пашенный человек» из Колы Петр Лукьянов в 1592 г. «своею волею» отправился на корабле с брабаитскими купцами в Данию для взыскания долга и заодно «для науки неметцково языка». Претерпев в Дании много мытарств, он потом вернулся на родину .

 

Огромной важности событием в истории просвещения, в распространении знаний, в истории русской культуры было появление книгопечатания.

 

1 марта 1564 г. вышел «первопечатный» Апостол. Отпечатанный красигым и четким шрифтом, украшенный многочисленными заставками и иллюстрациями, исполненными с большим художественным вкусом, стоявший на уровне самой высокой типографской техники своего времени, Апостол явился выдающимся памятником книгопечатания. Чтобы выполнить этот труд с таким совершенством, не допустив, кстати, ни одной опечатки, создатели его, Иван Федоров и Петр Мстиславец, должны были, несомненно, обладать опытом типографского дела. Имеются положительные данные о том, что Апостол 1504 г. не был первой печатной книгой на Руси, что и до этого в Москве вышло уже несколько печатных изданий.

 

В «Послесловии" к Апостолу 1564 г. сообщается, что «изыскивати мастерства печатных книг» начали еще с 1553 г. О том, чю уже вскоре после этой даты встречались на Руги печатные мастера, свидетельствует грамота новгородским дьякам 1556 г. об оказании содействия в получении разноцветного камня особой породы «мастеру печатных книг»некоему Маруше Иефедьеву .

 

Уже в 1557 г. в соборной церкви города Коломны находилась, по данным писцовой книги, печатная Постная Триодь, а на одном из ранних печатных Евангелий, вышедшем, судя по знакам, между 1551 и 1558 гг , имеется надпись о том, чти его положили в храм св. Георгия в Лампожне 23 апреля 15СЗ г.

 

Не прекратилось книгопечатание и после отъезда Ивана Федорова и Петра Мстиславца в Литву. В 1568 г. в Москве вышла кнш а Псалтырь, напечатанная Андроником Тимофеевичем Невежею и Никифором Тарасиевым.

 

В 70-х годах типография была перенесена в Александровскую слобеду, где действовал тот же Андроник Невежа. Всего во второй половине .VI в. было издано около 20 печатных книг, причем Апостол 1597 г. гышел огромным для того времени тиражам в 1050 экземпляров .

 

Одни эти цифры показывают, какое большое значение в культурной жизни страны имело введение книгопечатания. Устройство типографии в Москве оказало большое влияние и на распространение печатных книг на Украине, где московские печатные мастера развили широкую деятельность.

 

Первая русская печатная книга Апостол Ивана Фёдорова

Первая русская печатная книга Апостол Ивана Фёдорова

 

К содержанию: ПЕРИОД ФЕОДАЛИЗМА. КОНЕЦ 15 - НАЧАЛО 16 веков

 

Смотрите также:

 

Древняя русская история Любавский. Лекции по русской истории  Характеристика средневековой Руси. В СРЕДНИЕ ВЕКА

 

Развитие общественно-политической мысли и пробуждение...  История Московского государства