ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ И ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА РУССКОГО ГОСУДАРСТВА 15 - 16 веков

 

 

Право и суд московского государства. Судебник 1497 года. Жалованные тарханно-несудимые грамоты феодалам. Уставные грамоты

 

В связи с образованием Русского централизованного государства в конце XV в., когда в основном было завершено объединение «земель» под властью Москвы, встал со всей остротой вопрос о централизации суда, об установлении для всего государства единых правовых норм, т. е. о создании общерусского правового кодекса. Таким общерусским кодексом феодального права Русского централизованного государства стал Судебник 1497 г.

 

Система правовых взглядов и соответствующих им правовых учреждений является составной частью надстройки над экономическим базисом феодального общества.

 

В феодальном обществе право — это воля господствующего класса — феодалов, возведенная в закон, причем «...все эти законы сводились в основном к одному — удержать власть помещика над крепостным крестьянином» . Суд, меры наказания являлись одними из важнейших орудий власти феодального государства и прежде всего содействовали осуществлению его основной функции— подавления эксплуатируемого большинства паселения.

 

Разнообразный правовой материал, разбросанный по различным источникам, в связи с потребностями образовавшегося к концу XV в. Русского централизованного государства нуждался в объединении, в кодификации.

 

В целях охраны классовых интересов феодалов в Судебнике 1497 г. основное внимание уделялось вопросам централизации суда, установлению единообразия в отправлении судопроизводства и применении правовых норм. В качестве источников при составлении Судебника 1497 г. были использовавы Русская Правда, Псковская Судная грамота, уставные и жалованные грамоты, обычное право. Возможно, что в основу Судебника были положены и другие не сохранившиеся в самостоятельном виде источники, в частности уставы о местных и центральных судах2. Судебник 1497 г. использовал не только предшествующий правовой материал, в его состав вошло не менее 26 новых из 68 имеюшихся в нем статей. Новый законодательный материал составляет, таким образом, немногим менее половины всех статей Судебника.

 

 

Кодификация русского права, отраженная в Судебнике, имела большое положительное значение, особенно если вспомнить, что ряд крупнейших стран Западной Европы не имел в конце XV в. законодательных кодексов своего национального права. Однако Судебник 1497 г. не обнимал всех институтов права, например государственного, брачно-семейного, финансового и др. Поэтому линь привлечение других источников права Русского централизованного государства конца XV—первой половины XVI в., и прежде всего огромного актового материала, дает возможность получить четкое представление о различных институтах права, иногда совсем не представленных или слабо представленных в Судебнике 1497 г., что дополняет и расширяет тот материал, который имеется в нем.

 

Такими источниками, также ярко рисующими право и суд Русского централизованного государства рассматриваемого времени, являются правые, жалованные, таможенные грамоты, уставные грамоты наместничьего управления, позднейшие редакции Русской Правды, церковные уставы (Владимира и Ярослава) и обычное право.

 

Правые грамоты, например, отмечают, что истцов иногда отдавали на поруки; пострадавших от побоев надлежало осматривать и расспрашивать: «осмотрити да и вспросити, хто его бил» .

 

Жалованные тарханно-несудимые грамоты феодалам ограничивали судебный иммунитет изъятием из их компетенции важнейших уголовных дел: «А наместници наши московские и волостели и их тиуни тех его людей не судят ни в чем опричь душегубства и розбоя с поличным» .

 

Уставные грамоты давали определение поличного — непосредственной улики в виде украденных вещей: «А поличное то, что выимут из клети из-за замка; а найдут что н дворе, или в пустой хоромине, а не за замком, ино то не поличное»  ; предусматривали применение свода: «А у кого что признают татебное, и тот с себя сведет свод, хотя и до десятого своду и до чеклого татя, а наместники у них в том не возмут на них ничего» .

 

Уставные грамоты фиксировали также меры наказания за ряд преступлений: «А которой будет тать, или убойца, или ябедник, ведомой лихой человек, и ловчей мой (князя.— Ред.) велит заплатити исцово из его статков; а того лихого человека велит казнити смертною казнью; а не будет у которого лихого статка, чем истцово заплатити, и ловчей мой того лихого человека истцу в его гибели не выдает, а велит его казнити смертною казнью» .

 

 

К содержанию: ПЕРИОД ФЕОДАЛИЗМА. КОНЕЦ 15 - НАЧАЛО 16 веков

 

Смотрите также:

 

Аграрная политика и крестьянский вопрос в конце 15 века  Формирование русского централизованного государства.

 

Русское искусство во второй половине 15 – и в 16 веках  Пространная редакция разрядной книги

 

Аграрная политика и крестьянский вопрос в конце 15...  История русского изобразительного искусства

 

Боярская дума 15 - 16 веков | Русская история.  Русское (московское) государство в 15 17 веках

 

Искусство русского централизованного государства  Общественный и государственный строй

 

Борьба крестьян за землю на Руси в 15 - начале 16 века