ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА 15 - 16 веков

 

 

Нашествие хана Большой Орды Ахмата на Русь. Войны с Польшей и Литвой.  Договор 1494 года. Осада Смоленска войсками Ивана 3

 

Внешняя политика Русского государства в конце 15 и в первой половине 16 века была неразрывно связана с внутренней политикой: задача, стоявшая перед великими князьями московскими, заключалась н укреплении централизованного государства, складывавшегося на основе восг соединения всех русских земель, которые частью представляли собой отдельные самостоятельные княжества и земли Северо-Восточной Руси, частью же были захвачены ранее Литовским великим княжеством. Внутренняя борьба московской великокняжеской власти с князьями других феодальных центров Руси и внешние войны с Ягеллонами — королями польскими и великими князьями литовскими — преследовали поэтому одну цель, отражали один и тот же процесс.

 

Многочисленность русского, украинского и белорусского населения Великого княжества Литовского, глубокие экономические и культурные связи этого населения с Северо-Восточной Русью — все это определяло следующую своеобразную черту русско-литовских войн конца XV—начала XVI в.: почти все эти войны начинались и сопровождались массовыми переходами русских, украинцев и белорусов из-под власти литовских князей под власть Русского государства.

 

Во время нашествия хана Большой Орды Ахмата на Русь, когда польский король Казимир открыто поддерживал татар, в Литве произошел так называемый «заговор князей» против короля, помешавший Казимиру послать войска на помощь хану. Связь участников этого заговора с Иваном III весьма вероятна; после раскрытия заговора Вельский бежал в Москву . В 1489 г. князья, имевшие владения в верховьях Оки, — Воротынские и Белевские—со всеми своими владениями перешли в подданство Русского государства. В связи с этим переходом «верховских князей» происходили пограничные стычки с вассалами Казимира, перешедшие в настоящую войну на границах обоих государств.

 

В 1492 г. Казимир умер. Великим князем литовским стал его сын Александр (польская корона досталась старшему сыну Казимира Яну- Альбрехту). Княжение Александра началось с военных неудач: в русское подданство перешла новая группа «верховских князей» и, кроме того, князь Вяземский.

 

Правительство Ивана 3 в войне с Литвой определило свои цели совершенно четко. В 1493 г. в грамоте к великому князю Александру Иван III впервые в международном акте употребил новый титул — «Иоанн, божьей милостью государь всеа Руси». «Русской землей» называлась вся территория, входившая некогда в состав древнерусского государства. Таким образом, называя себя государем «всеа Руси», Иван III выдвигал претензии на большую часть территории, находившейся под властью Александра.

 

 

 Столь широкую программу правительство Ивана III не могло осуществить сразу. В 1494 г. между обоими государствами был заключен мир. По условиям этого мира все области, уже присоединенные к Русскому государству (Вязьма, «Верховские» земли), признавались русскими владениями; между обоими государствами устанавливались «любовь и вечное докончание», скрепленные браком Александра с дочерью Ивана III Еленой.

 

Договор 1494 г. был сложным дипломатическим ходом для обоих его участников. Литовские правители надеялись, повидимому, что брак Александра, как и другие династические браки (весьма распространенные в то время в Европе), хотя бы на время улучшит дипломатические отношения между обоими государствами и заставит Ивана III отказаться от русских владений в составе Литовского княжества. Однако московское правительство не могло и не собиралось отказываться от борьбы за русские земли, захваченные литовскими князьями в XIII—XV вв., а правители Польско-Литовского государства не намеревались добровольно уступить эти земли. Не обольщаясь надеждами на прочный мир, Иван III хотел обеспечить себе наиболее благоприятные условия на случай новой войны. Одним из этих условий было обязательное сохранение Еленой веры отцов— «греческого закона» (православия). Иван III рассчитывал на то, что происхождение и исповедание Елены сделают ее центром притяжения всех элементов, недовольных католическим засилием в Литве.

 

Непрочность мира 1494 г. обнаружилась чрезвычайно быстро. Иван III почти сразу же после отъезда Елены начал жаловаться на неисполнение литовским великим князем условий договора. Почти сразу же началась и взаимная враждебная дипломатическая деятельность: оба государя искали союзников друг против друга. В предстоящей войне против Русского государства Великое княжество Литовское рассчитывало на помощь ханов Большой Орды (сыновей Ахмата) и двух северо-западных соседей Руси —Ливонии и Швеции. Шведскому правителю Стену Стуре, выступавшему против Руси в союзе с ливонским магистром, Иван III противопоставил союз с датским королем (1493), претендовавшим на власть над Швецией. В 1495—1496 гг. оба государства вели успешные военные действия против Швеции, приведшие к падению Стуре и подчинению Швеции датскому королю.

 

Союз с Россией значительно увеличивал силы Дании. В те же годы Иван III вел переговоры о союзе и с прямыми врагами Ягеллонов — крымским ханом Менгли-Гиреем и молдавским господарем Стефаном. Сношения между Молдавией и Россией завязались в конце 70-х—начале 80-х годов XV в. В грамоте Ивану III (дошедшей до нас в виде отрывка) молдавский князь Стефан писал, что в «сей стороне» (балканских землях) «один яз сам остал, и то от дво сторон поганьство тяжкое, а от трех сторон ркучи християне, але мне суть пущи поганьства. Ино уже не могу им болыпи терпети — только бы бог научил вашу милость, щобы есте обернули ся к нам лицем... Про то же который приятель вашей милости,и нам то бы слышал, и он богу хвалу дал и вельми бы срадовался, а неприятель вашей милости, и нам то бы услышал, ему бы напали тяшко оскомины, и острый гвозд прошел бы сквозе его сердце...»  В начале 80-х годов русско-молдавский союз был закреплен браком сына Ивана III с дочерью Стефана; в 1483—1484 гг. Молдавию посетил крупнейший русский дипломат дьяк Федор Курицын. Оживленные сношения между обоими государствами (через Крымскую территорию) велись в 90-х годах; в 1497 г. Иван III заявил Александру резкий протест по поводу враждебных действий Польши и Литвы против его «свата Стефана воеводы»; Александру пришлось в дальнейшем помогать «своему брату», польскому королю Яну-Альбрехту, тайно в войне с Молдавией  .

 

Окончательный разрыв дипломатических отношений между Русским государством и Литовским княжеством произошел в 1499—1500 гг. Разрыву этому предшествовали, как и в прошлые годы, «переходы» западнорусских феодалов в пределы Русского государства. Сначала перешел Семен Вельский, вслед за ним — потомки злейших врагов Василия Темного: внук Шемяки Василий Иванович Новгород-Северский и сын князя Можайского Семен Иванович Стародубский. Причиной этого перехода перебежчики объявили «великую нужду о греческом законе», которую испытывает все православное население Литвы. В результате перехода этих князей к Русскому государству были присоединены обширные земли — Новгород-Северский, Любеч, Чернигов, Стародуб и Гомель. Главной причиной перехода к Русскому государству такой огромной территории, как Северщина и Гомелыцина (по величине не уступавшей некоторым великим княжествам древней Руси), являлись глубокие экономические и культурные связи русского, украинского и белорусского населения Великого княжества Литовского с населением Северо-Восточной Руси. Именно этим объясняются и успехи русских войск в войне 1500—1503 гг.

 

1500 год был ознаменован крупнейшей победой русского оружия: литовские войска были наголову разбиты на реке Ведрошь (недалеко от Смоленска); командовавший ими князь Константин Острожский попал в плен. В 1501 г. Ивану III пришлось обратить основные силы против союзника Александра — ливонского магистра Плеттенберга. В сражении под Гельмедом армия магистра была, по известию русской летописи, уничтожена почти полностью. Даже ливонские источники вынуждены признать, что после этого сражения русские «хозяйничали в Ливонии» . В 1502 г. основной театр военных действий вновь перемещается в сторону Литвы: Иван III поручил своему сыну Дмитрию Ивановичу осаду Смоленска.

 

Не имея успеха на поле битвы, польско-литовские правители вынуждены были обратиться к дипломатии. В качестве посредников между Иваном III и Александром Казимнровичем выступили брат последнего — польский король Ян-Альбрехт (правивший в Польше до 1501 г., после чего его престол перешел к Александру), другой его брат — венгерско-чешский король Владислав и даже папа Александр VI Борджиа.

 

Своеобразную роль в этих дипломатических переговорах играла дочь Ивана III — королева польская (с 1501 г.) и великая княгиня литовская Елена Ивановна. По поручению своего деверя, кардинала Польши Фридриха, Елена в 1503 г. направила отцу письмо, в котором она, именуя себя его «служебницей и девкой», просила Ивана III прекратить «кровопролитье» и уверяла, что не терпит никаких притеснений  . Но Елена не ограничилась этим посланием. Канцлер Елены Иван Сапега, приехавший с польским посольством, тайно добавил к письменному заявлению своей госпожи еще устное. Елена сообщила отцу, что в действительности она терпит «укоризны» за свое вероисповедание — от того самого кардинала Фридриха, по поручению которого она составила свое письмо, и от свекрови; она советовала Ивану III обязательно потребовать у ее мужа «новую грамоту утвержденную» о нерушимости ее вероисповедания, а заодно также получить от него обещание, что ей будет обеспечено наследство се свекрови . «Служебница и девка» Ивана III была достаточно ловким политиком: не имея возможности отказаться от навязанной ей роли дипломатического посредника, Елена Ивановна вела одновременно и свою линию, соответствовавшую, повидимому, первоначальным планам Ивана III.

 

Энергичная дипломатическая деятельность великого князя литовского Александра, его явная готовность пойти на уступки после начала войны (с этого времени Александр в грамотах тестю вновь стал именовать его «государем всея Руси»)—все это лишний раз говорило Ивану III о слабости его противника. Во время мирных переговоров Иван III сразу же занял весьма твердую позицию, заявин, что если Александр действительно хочет мира, то он должен «поступиться» не только землями, присоединенными к Русскому государству в 1501—1503 гг., но и «всей Русской землей», т. е. Смоленском, Витебском, Киевом и т. д. Литовское правительство категорически отклонило это требование, но принуждено было согласиться на шестилетнее перемирие, по которому за Русским государством сохранялись все присоединения последних лет (Чернигов, Нов- город-Северский, Гомель, Брянск и др.). С ливонским магистром, союзником Александра, Иван III вообще не пожелал вести переговоров, и Орден принужден был пойти на унизительный мир с новгородским наместником и согласиться на возобновление вечной дани за владение городом Дерптом-Тарту (Юрьевом, некогда принадлежавшим Руси).

 

Политику Ивана III (умершего в 1505 г.) по отношению к Литве продолжал его сын Василий III.

 

 

К содержанию: ПЕРИОД ФЕОДАЛИЗМА. КОНЕЦ 15 - НАЧАЛО 16 веков

 

Смотрите также:

 

Аграрная политика и крестьянский вопрос в конце 15 века  Формирование русского централизованного государства.

 

Русское искусство во второй половине 15 – и в 16 веках  Пространная редакция разрядной книги

 

Аграрная политика и крестьянский вопрос в конце 15...  История русского изобразительного искусства

 

Боярская дума 15 - 16 веков | Русская история.  Русское (московское) государство в 15 17 веках

 

Искусство русского централизованного государства  Общественный и государственный строй

 

Борьба крестьян за землю на Руси в 15 - начале 16 века