УКРЕПЛЕНИЕ РУССКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА. РЕФОРМЫ ПРАВИТЕЛЬСТВА ИВАНА ГРОЗНОГО 1547-1584

 

 

ИСТОРИОГРАФИЯ. Русские историки о правлении Ивана Грозного и русской политике 16 века

 

Время с середины 16 века ознаменовано новыми явлениями в экономике страны и укреплением Русского централизованного государства, происходившим в условиях напряженной классовой и внутриклассовой борьбы. Правительственные реформы середины XVI в., опричнина усилили централизованный аппарат власти в интересах широких слоев дворянства, подорвали силы боярского сопротивления и способствовали крупным внешнеполитическим успехам Русского государства. Но все эти мероприятия сопровождались захватом крестьянских земель, усилением эксплуатации крестьянских масс и потому тяжелым гнетом ложились на крестьянство.

 

Время с 50-х по 80-е годы XVI в., наполненное яркими и значительными событиями, давно привлекало к себе внимание русских историков.

 

Крупнейший русский дворянский историк первой половины XVIII в., сподвижник Петра I, В. Н. Татищев, являясь одним из сторонников абсолютной монархии, с нескрываемым сочувствием рисовал централизаторскую политику правительства Ивана IV: «Сей государь Казань и Астрахань себе покорил... и естьлн бы ему некоторых безпутиных вельмож бунты и измены не воспрепятствовали, то бы, конечно, не трудно ему было завоеванную Ливонию и часть не малую Литвы удержать» . Иван Грозный, по мысли Татищева, являлся прямым продолжателем политики Ивана III п Василия III по восстановлению «древнего самодержавия» .

 

Высокую оценку деятельности Ивана Грозного давал и великий русский ученый М. В. Ломоносов, который видел в нем предшественника Петра I  .

 

В конце XVIII в. появляются труды близкого к кругам торговой буржуазии ученого-экономиста В. В. Крестинина (1729—1795), в которых впервые в русской историографии были широко поставлены вопросы экономического развития России, прежде всего русского Севера XVI в., приведены ценные материалы по истории «старинного домостроительства», т. е. по истории хозяйства (в частности, солеварения) северо-русских посадских торговых людей, по истории Холмогор и Архангельска . Крестинин впервые обратил внимание на историю народов европейского Севера.

 

С позиций консервативной дворянской историографии подходили к изучению событий истории России третьей четверти XVI в. М. М. Щербатов и Н. М. Карамзин. В их схемах превалировал интерес к личности самого Грозного и к истории русского самодержавия.

 

 

Существо концепции М. М. Щербатова и Карамзина сводилось к резкому противопоставлению двух периодов царствования Грозного, гранью между которыми служила смерть его жены Анастасии. Являясь идеологом дворянской аристократии, Карамзин пытался доказать, что Русское государство процветало до тех пор, пока Грозный слушался советов бояр и княжат, а как только решил управлять самостоятельно, то государство пришло в упадок. Опричнина — плод бессмысленной тирании Ивана Грозного, который «сек головы людей, славнейших добродетелями». Ярко рисуя образ «великого монарха», превратившегося в необузданного тирана, Карамзин в своем труде отражал настроения дворянской аристократии .

 

Если Карамзин осуждал «царскую грозу» — политику самодержавия, направленную против княжеско-боярской аристократии XVI в., то с совершенно иных позиций выступили представители передовой исторической мысли начала XIX в.— декабристы. В историческом прошлом нашей Родины декабристы искали примеры, которые могли бы служить делу борьбы с самодержавием и крепостничеством. Борьбу правительства Ивана Грозного с боярством они рассматривали как проявление тирании Ивана IV. осуждая которую они произносили приговор и самодержавию вообще. «Неистовым тираном» называет Ивана Грозного К.Ф.Рылеев , осуждает его деятельность и М. С. Лунин . Движимые чувством глубокой любви к русскому народу и ненавистью к его угнетателям, декабристы гневно говорили об ужасах «неограниченного самодержавия» . Оставаясь на идеалистических позициях, дворянские революционеры переносили свою ненависть к современному им самодержавно-крепостническому строю на события периода укрепления Русского централизованного государства. В силу этого они оказались не в состоянии дать верную оценку прогрессивного значения борьбы централизованной монархии с боярско-княжеской аристократией.

 

Развитие буржуазной историографии в середине XIX в. связано с именами С. М. Соловьева и представителей так называемой историко-юридической или «государственной» школы.

 

Поставив задачу изучения закономерностей исторического процесса России, Соловьев попытался рассмотреть реформы 50 — 80-х годов XVI в. как окончательную победу «государственного» начала над «родовым». Соловьев в целом положительно оценил опричнину, увидав в ней борьбу «служилого сословия» (дворянства) с боярством . «Характер, способ действий Иоанновых, — писал он, — исторически объясняются борьбой старого с новым»  .

 

Высказав ряд верных мыслей о положительном значении борьбы Ивана IV с сепаратистским стремлением феодальной знати, Соловьев вместе с тем не смог дать ей подлинно-научного объяснения, ибо развитие страны он объяснял эволюцией формально-юридических отношений, а государство рассматривал как явление надклассовое.

Экономическое развитие страны и классовая борьба, обострение которой падает на середину XVI в., по существу игнорировались этим буржуазным историком.

 

Дворянской и либерально-буржуазной историографии второй четверти XIX в. противостояла революционно-демократическая историография.

Большое влияние на развитие исторической науки оказали труды В. Г. Белинского. Подвергнув решительной критике взгляды дворянских историков, и в первую очередь Карамзина, на время Ивана Грозного, Белинский подчеркнул прогрессивный характер его борьбы с реакционным боярством.

 

Он высоко оценил преобразовательную деятельность и широту замыслов Ивана Грозного, которого он считал предшественником Петра I. Вместе с тем Белинский отмечал, что исторические условия для реализации всех планов Ивана Грозного в XVI в. еще не созрели  .

А. И. Герцен также рассматривал рост самодержавия в XVI в. как необходимое явление политического развития России. Он подчеркивал, что «Московское правительство... сложилось в могучую государственную систему при царе Иване Васильевиче» . Герцен стремился найти смысл Опричнины в той социально-политической обстановке, которой она была порождена . Понимая политическое значение централизаторской политики Ивана IV, А. И. Герцен вместе с тем в своих сочинениях бичевал жестокости, казни и пытки, которые применялись в то время . Это страстное обличение служило делу беспощадной критики самодержавного строя Николая I.

 

Однако в изучении общественной жизни Герцен только остановился перед историческим материализмом . Поэтому он не смог понять основных социально-экономических причин, вызвавших укрепление Русского централизованного государства в XVI в.

 

Рассматривая историю Русского централизованного государства XVI в., революционные демократы в центре своего внимания имели борьбу народных масс с дворянством и помещичьим государством. Н. Г. Чернышевский понимал, что «всегдашним правилом власти было опираться на дворянство»6. Н. А. Добролюбов рассматривал судебники Русского централизованного государства в связи с древнерусскими законами, которые не были «соображены с нуждами народа» 6. Правильно определяя дворянско- помещичью сущность политики самодержавия, Н. Г. Чернышевский, однако, давал идеалистическое объяснение происхождению крепостного права, считая, что оно «создано и распространено властью».

 

В период подготовки и проведения отмены крепостного права в буржуазной историографии появился целый ряд работ, в которых рассматривались вопросы истории крестьянства и происхождения крепостничества (Н. В. Калачев о крестьянских порядных, И. Д. Беляев «Крестьяне на Руси»). Историки так называемой «юридической школы» интересовались прежде всего не историей социально-экономических отношений, а юридическими формами зависимости крестьянства, объясняя при этом закрепощение крестьян мероприятиями правительства.

 

В условиях нарастания экономических и социальных противоречии в пореформенной России 70—80-х годов XIX в. с попыткой пересмотра общей концепции «государственной школы» выступил В. О. Ключевский. В частности, он попытался поставить вопрос об экономических основах процесса закрепощения крестьян, сведя его при этом лишь к росту крестьянской задолженности. Отдельные работы В. О. Ключевский посвятил истории землевладения и холопства. Однако в освещении ряда важнейших событий истории Русского централизованного государства XVI в. Ключевский сделал шаг назад даже по сравнению со своим учителем С. М- Соловьевым. Так, уделив значительное внимание трактовке опричнины, Ключевский отказался видеть в ней политически целесообразное мероприятие, считая ее плодом «чересчур пугливого воображения даря» . Борьба с боярством порождена была, на его взгляд, противоречием в политическом строе Русского государства, которое в XVI в. было «абсолютной монархией, но с аристократическим управлением, т. е. правительственным персоналом» . Однако направленная против людей «правительственного класса» опричнина не касалась политического положения всего этого класса . Она приобретала таким образом значение орудия борьбы, направленного исключительно «против лиц, а не против порядка»  . Пытаясь рассмотреть структуру опричнины, Ключевский ошибочно усматривал в ней своеобразную «пародию удела» . Не поняв смысла опричнины, Ключевский осуждал ее, поскольку она якобы «колебала самые основы государства» .

 

В конце XIX — начале XX в., в период кризиса буржуазной исторической науки, время укрепления Русского централизованного государства также привлекало к себе взоры различных историков и публицистов. Реакционная дворянская и либерально-буржуазная историография выступала тогда с апологией незыблемости самодержавия, порожденной страхом перед нараставшим революционным движением, во главе которого стояла партия большевиков.

 

Рассматривая самодержавное государство в качестве двигателя русского исторического процесса, С. Ф. Платонов значительное место в своих исследованиях уделил опричнине в истории самодержавия, но роль онричнины, как орудия классовых интересов, в строительстве централизованного аппарата власти, происходившем за счет усиления феодальной эксплуатации крепостного крестьянства, оставлялась им без должного внимания.

 

Вслед за В. О. Ключевским С. Ф. Платонов рассматривал опричнину как попытку разрешить «политические противоречия» русского государственного строя, с которыми приходилось сталкиваться московской власти и родовитому боярству . Опричнина была «первою попыткою» разрешить это противоречие. Но в отличие от В.О. Ключевского, С.Ф. Платонов видел в опричнине продуманную и глубоко обоснованную реформу. «Она сокрушила землевладение знати в том его виде, как оно существовало из старины..., в опричнине Грозного произошел полный разгром удельной аристократии» . В то же время разгром землевладения бояр, раздача земель массе опричного дворянства, запустение центра страны были, согласно мысли С. Ф. Платонова, основными предпосылками «внутреннего кризиса», усугубленного «военными неудачами Грозного» .

 

Опричнина, таким образом, становилась одной из предпосылок «смуты», причем этим термином обозначалась и иностранная интервенция и крестьянская война.

Эклектическая концепция С. Ф. Платонова, в которой причудливо совмещалось понимание страшного удара, нанесенного реакционному боярству, с игнорированием классового характера реформ третьей четверти XVI в., наглядно свидетельствует о состоянии глубокого кризиса, который в конце XIX — начале XX в. переживала русская буржуазная историческая наука.

 

В конце XIX — начале XX в., когда обострилась борьба за раздел мира между капиталистическими странами, в буржуазной историографии увеличивается интерес к внешнеполитическим проблемам. Появляются, в частности, работы Г. В. Форстена, посвященные борьбе за Прибалтику .

 

При явном преобладании в буржуазной историографии тем политической истории, в связи с развитием капиталистических отношений, повышается интерес и к социально-экономическому развитию России. Появляются отдельные работы, посвященные аграрной истории России времени централизованного государства . В работах С. В. Рождественского преобладает типичное для буржуазной историографии формально-юридическое описание форм землевладения и отсутствует реальное раскрытие характера производственных отношений и феодальной эксплуатации.

 

Буржуазные историки разрабатывают тематику по истории крестьянства и ставят проблему крестьянского закрепощения; собирая большой фактический материал, они делают ряд интересных наблюдений, но вопросы решаются ими с позиций экономизма или историко-юридических воззрений, причем классовые антагонистические противоречия в русском обществе XVI в. затушевываются .

 

Вопросы развития внутреннего рынка, общественного разделения труда почти совсем не изучались буржуазными историками пореформенной России. История русского города рассматривалась в формально-юридическом нлане; обобщались данные писцовых книг по разным категориям населения разных юродов .

 

Большое место в буржуазной историографии занимала проблема колонизации, которой посвящены работы Г. И. Перетятковича, Д. И. Багалея, С. Ф. Платонова и др.   Но трактуя вопросы колонизации, буржуазные историки слабо освещали положение трудящихся масс как русского, так и перусского народов.

 

Характерной для буржуазной историографии конца XIX — начала XX в. является концепция русского исторического процесса Н. П. Павлова-Сильванского, который, в отличие от некоторых представителей русской дворянско-буржуазной историографии, признавал наличие в истории нашей страны особого феодального периода и считал, что во время опричнины на Руси завершился переход от феодализма к «сословной монархии» . Но Павлов-Сильванский видел в феодализме чисто политический институт и отрицал существование феодализма в России со второй половины XVI в.

 

Так же, как II. П. Павлов-Сильванский, не понимал сущности процесса развития феодальных отношений на Руси во второй половине XVI в. Н. А. Рожков. Являясь представителем так называемого экономического материализма, II. Л. Рожков считал определяющим фактором в историческом процессе изменения в экономике общества, рассматриваемые им, однако, в отрыве от классовой борьбы, от изменений надстроечных явлений. При изучении истории России в центре внимания Н. А. Рожкова был «хозяйственный переворот второй половины XVI в.» . Опричнина, по Н. А. Рож- кову, знаменовала конец на Руси периода феодализма и наступление периода дворянской революции, который продолжался до времени Петра. Корни происшедшего сдвига в жизни страны Н. А. Рожков усматривал в ломке натурального хозяйства и переходе к «денежному, с обширным рынком» . Изображение внутриклассовой борьбы дворянства с боярством как «революции» свидетельствует о непонимании Рожковым антагонистического характера способа производства, существа классовой борьбы, роли революции в историческом процессе.

 

Вульгаризаторские, антинаучные взгляды М- Н. Покровского со всей отчетливостью проявились при трактовке этим историком событий третьей четверти XVI века. Подменяя конкретное изучение истории нашей страны измышлением абстрактных социологических схем, М. Н. Покровский извращал марксистско-ленинское понимание исторического процесса. Основную причину реформ «избранной рады» и «опричнины» Ивана Грозного М. Н. Покровский усматривал в развитии «торгового капитала», под воздействием которого разрушалось крупное вотчинное хозяйство и созидалось хозяйство помещичье, тесно связанное с рынком. «Экономический переворот, крушение старого вотчинного землевладения, нашел себе политическое выражение в смене у власти одного общественного класса другим». В такой обстановке произошел «государственный переворот» (опричнина), создавший, по мнению М. II. Покровского, «новый классовый режим», «режим помещичьего управления» . Позднее Покровский «уточнил» свой вывод: в 1564 г. якобы власть в свои руки взяли «представители торгового капитала и среднего поместного землевладения»  . На самом же деле никакого «нового классового режима» в период опричнины создано не было: боярство и дворянство являлись не разными классами, а составными частями одного господствующего класса феодалов. Утверждая, что крупное вотчинное хозяйство было уже разрушено в первой половине XVI в., Покровский тем самым лишал всякого политического смысла опричнину, которая нанесла сокрушительный удар по землевладению реакционных бояр и княжат. Опричнина при такой трактовке становилась «актом династической и личной самообороны царя» . Таким образом, Покровский в итоге воспроизводил взгляд на опричнину В. О. Ключевского.

 

Ключ к правильному пониманию проблемы укрепления Русского централизованного государства в третьей четверти XVI в. мы находим в произведениях классиков марксизма-ленинизма.

В трудах Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, помимо общих методологических указаний, имеется и ряд высказываний по важнейшим конкретным вопросам социально-экономической и политической истории периода укреплевия Русского централизованного государства.

 

В своей характеристике «нового периода» русской истории и предшествующей ему «эпохи московского царства» В. И. Ленин дал руководящее указание для понимания общественно-политического строя третьей четверти XVI ст. Изучаемое время было кануном «нового периода» в истории феодальных отношений в России, когда на основе развивающегося товарного производства начал складываться всероссийский рынок. Из ленинских указаний ясно, что в XVI в. еще не были ликвидированы пережитки феодальной раздробленности.

 

Характеризуя «эпоху московского царства», В. И. Ленин писал, что «...государство основывалось на союзах совсем не родовых, а местных: помещики и монастыри принимали к себе крестьян из различных мест, и общины, составлявшиеся таким образом, были чисто территориальными союзами». Однако о национальных связях в собственном смысле слова едва ли можно было говорить в то время: государство распадалось на отдельные «земли», частью даже княжества, сохранявшие живые следы прежней автономии, особенности в управлении, иногда свои особые войска (местные бояре ходили на войну со своими полками), особые таможенные границы и т. д.»

 

Понять сущность экономической политики правительства в третьей четверти XVI в. помогает указание И. В. Сталина о том, что Иван Грозный «создавал некоторый зародыш промышленности» .

 

Приведенные высказывания В. И. Ленина и И. В. Сталина дают основание для характеристики третьей четверти XVI в. как времени, когда в связи с развитием производительных сил и товарного производства в стране происходило изживание пережитков феодальной раздробленности.

 

Касаясь внешней политики России в середине XVI в., К. Маркс писал, что «...весь период этих успехов, так же как и в области законодательства, совпадает со временем управления Адашева (и влияния Сильвестра)» . Реформы этого времени дали возможность Русскому государству выдержать с честью напряжение многолетней борьбы за Ливонию. К. Маркс, характеризуя эту борьбу Ивана IV за Прибалтику, писал: «Он был настойчив в своих попытках против Ливонии; их сознательной целью было дать России выход к Балтийскому морю и открыть пути сообщения с Европой. Вот причина, почему Петр I так им восхищался!» .

 

Оценивая роль России в истории ряда нерусских народов, ф. Энгельс подчеркивал ее глубоко прогрессивное значение. Он писал, что Россия «...играет цивилизующую роль для Черного и Каспийского морей и центральной Азии, для башкир и татар» .

Классиками марксизма-ленинизма вскрыт многонациональный характер Русского централизованного государства. В произведениях И. В. Сталина указаны причины, в силу которых централизованное государство в России приобрело многонациональный характер

Руководящие указания классиков марксизма-ленинизма относительно истории России в XVI в. пашли свое отражение и дальнейшее развитие в постановлении ЦК Коммунистической партии Советского Союза о кинофильме «Большая жизнь». В этом постановлении давалась характеристика Ивана Грозного, как «человека с сильной волей и характером» и отмечалось значение «прогрессивного войска опричников» .

 

Советская историческая наука, основывающаяся на марксистско-ленинском понимании исторического процесса, много сделала для разработки проблемы укрепления Русского централизованного государства. Публикация и изучение новых материалов по истории феодального землевладения и хозяйства , по истории реформ 50-х годов XVI в. и опричнины , общественно-политической мысли  способствовали расширению документальной источниковедческой базы советской исторической науки.

 

В трудах советских историков серьезное внимание уделено вопросам социально-экономической историиХУ1 в.,особенно истории феодального землевладения и хозяйства. Положение крестьянства в услових усиления крепостнической эксплуатации разрабатывали в специальных трудах Б. Д. Греков, И. И. Смирнов, М. Н. Тихомиров и др.   Истории русского города и ремесла, проблеме сложения предпосылок всероссийского рынка в XVI в., посадской политике русского правительства и классовой борьбе посадских людей посвящены работы П. П. Смирнова, С. В. Бахрушина и др.

 

Всестороннему изучению подверглись вопросы укрепления централизованного аппарата власти в третьей четверти XVI в., особенно реформы 50-х годов XVI в. (С. В. Бахрушин и др.), и история опричнины 6. В исследованиях П. А. Садикова обращено особое внимание на строительство нового аппарата управления в опричнине и на борьбу Ивана Грозного с крупной боярской землевладельческой аристократией. А. А. Новосельский, Н. А. Смирнов и др. в своих работах отметили ту большую опасность, которую в XVI в. представляла для Русского государства агрессия турецких и крымских захватчиков  , и напряженную борьбу, которую пришлось вести русскому народу с этой агрессией. Советские историки убедительно показали большое значение для народов Поволжья включения их в состав Русского многонационального государства XVI в. 

 

Разработка важнейших проблем истории нашей страны XVI в. позволила советским историкам выпустить в свет обобщающие труды по истории Русского централизованного государства периода его укрепления , по истории столицы этого государства — Москвы  , по истории общественной и политической мысли, классовой и внутриклассовой борьбы  и т. д. В этих трудах показано видное место, которое занимало Русское государство в истории Европы XVI в., выяснено значение реформ третьей четверти XVI в., направленных к укреплению Русского централизованного государства, и показана роль, которую играли в истории нашей страны этого времени трудящиеся массы — крестьянство и посадское население.

 

 

К содержанию: ПЕРИОД ФЕОДАЛИЗМА. КОНЕЦ 15 - НАЧАЛО 16 веков

 

Смотрите также:

 

Образование централизованного Русского государства  Формирование русского государства.

 

Население России во времена Ивана Грозного. Земельная...  ИВАН 4 ГРОЗНЫЙ. Начало царствования Ивана IV

 

Иван 4. БОЯРСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ. Елена Глинская. Бояре Бельские...  ИВАН 4 ГРОЗНЫЙ. реформы Ивана Грозного.