ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

НАРОДЫ СЕВЕРА. Коми. Вычегда. Города Яренск и Усть-Сысольск

 

На территории Коми края, по данным «Экономических примечаний к генеральному межеванию» 60-х годов XVIII в., жило до 26,5 тыс. чел. По национальности большинство населения края было коми; русские жили главным образом в городах и промышленных центрах, но и здесь преобладающим элементом населения были коми  . И.-Г. Георги, посетивший Коми край во второй половине XVIII в., отметил, что местное население по своим экономическим и бытовым условиям не отличается от русского, за исключением языка, относящегося к группе угорских языков. «Языком сим,— пишет Георги,— говорят они между собою, и в некоторых деревнях женщины совсем по-русски не знают»  .

 

Административным центром Коми края в XVII и в первой половине XVIII в. был Яренск. Ко второй половине XVIII в. Яренск постепенно пришел в упадок, и наиболее крупным населенным пунктом в Коми крае стал Усть-Сысольск (ныне Сыктывкар), расположенный при впадении Сысолы в Вычегду; в 1780 г. он был преобразован в город. В «Экономических примечаниях к генеральному межеванию» подчеркивается значение водного пути по Сысоле: «По реке Сысоле бывает судный ход баркасами и каюками и лодками к Архангельскому порту с хлебом, железом, также и гонка плотов лесу для корабельного строения»  . Во время генерального межевания в Усть-Сысольске насчитывалось 324 двора, тогда как старый административный центр края, Яренск, имел их всего 155.

 

Основным занятием большинства населения Коми края было земледелие. Наиболее благоприятна для земледелия была его юго-западная часть, по верхнему течению р. Лузы, по Сысоле и Вычегде. К северу от Вычегды население хотя и занималось земледелием, но позднее наступление весны и ранние осенние заморозки весьма снижали урожайность. Пашни располагались главным образом по берегам рек. Весенние разливы вредили пахотным землям, так как вода смывала верхний, более плодородный слой почвы и наносила много песку.

 

Расширение площади пахотных земель могло идти только за счет площадей, занятых лесом, поэтому наряду с пашенным было широко распространено подсечное земледелие, что отметил академик И. И. Лепехин, наблюдавший хозяйство коми во второй половине XVIII в. К О том, что подсечное земледелие имело очень важное значение в хозяйстве коми, свидетельствуют наказы крестьян Коми края в Улояхенную комиссию 1767 г., в которых они просили о разрешении вырубать казенные леса для расчистки мест под пашни.

 

 

Земледелие не представляло единственного занятия населения Коми края. В северных районах его почти ие было. Здесь население занималось промыслом (охотой, рыбной ловлей), местами — скотоводством. Охота и рыбная ловля играли существенную роль и в хозяйстве населения южных районов. В XVIII в. охотничий промысел клонился к упадку. Наиболее ценные пушные звери в лесах, располояшниых близ населенных пунктов, были уже истреблены  . Чтобы добыть пушного зверя, население уходило в глухие леса, за сотни верст от своих деревень.

 

По указу Екатерины II от 10 июня 1763 г. охота на всех зверей и птиц, кроме хищных, запрещалась на время с 1 марта до Петрова дня (29 июня ст. стиля) ежегодно. Это распоряжение должно было неблагоприятно отразиться на охотничьем хозяйстве населения Коми края, так как обычно охотники уходили на промысел с 1 января верст за 500—600 от места жительства и возвращались домой в середине апреля.

 

Ремесло было развито слабо, и производство промышленных изделий не выходило за рамки домашней промышленности, если не считать речного судостроения на Лузе, Сысоле и Вычегде, которое сохраняло свое значение и в XVIII в.

 

Наряду с земледелием, скотоводством и охотой население занималось отходничеством на промышленные предприятия — железоделательные заводы, Сереговский соляной промысел, на добычу точильного камня на Печоре и др.

 

Подавляющую массу населения Коми края составляли черносошные, или государственные, крестьяне. Землепользование у крестьян коми ничем не отличалось от землепользования русских государственных крестьян. Помещичьего землевладения в крае не было. Церковное и монастырское землевладение было ничтожно и в 60-х годах XVIII в. почти полностью ликвидировано. Земли и крестьяне мелких монастырей Коми края перешли в ведение Коллегии экономии.

 

К середине XVIII в. значительная часть, и притом лучшая, земель края перешла в руки деревенских богачей и купечества Яреиска, Усть-Сысольска и других городов. Какого размера достигало богатство отдельных лиц и семей и как широко они эксплуатировали труд окрестного населения, можно видеть из характеристики, данной И. И. Лепехиным богачам Сухановым, по происхождению местным крестьянам коми Усть- Сысольской волости. «Проворство их в торговле,— пишет И. И. Лепехип,— обогатило их и сделало зырянскими князьками. Каждый зырянип составляет их как бы природного крестьянина, и все его стяжание почти надлежит Сухановым. Они их и задатчивают на хлеб и на звериные промыслы и после отбирают все их житье-бытье, богачество. Есть ли где увидишь лучшие нивы в ближайших селениях к Усть-Сысоле и спросишь, кому они принадлежат, отвечают — Сухановым; есть ли где пасутся стада,— стада принадлежат Сухановым, да и бывший на Печоре зырянский промысел в добывании точильного камня ныне надлежит Сухановым»

 

Захватывали крестьянские участки не только деревенские богатеи: скупкой земель и присвоением их, главным образом по просроченным закладам, занималось и купечество. К GO-м годам XVIII в. значительная часть лучших крестьянских участков оказалась в руках деревенских бога чей и купцов, которые обрабатывали их трудом своих половников из среды местных и пришлых крестьян.

 

Деревенские богатеи и купцы эксплуатировали и крестьян-охотников. Охотники, особенно в лесных районах, испытывали затруднения в сбыте продуктов своего труда и принуждены были продавать добытые шкурки пушных зверей скупщику из местных крестьян либо купцов. Скупая по дешевке эти товары на месте, купцы перепродавали их в Усть-Сысольске и Яренске приезжим купцам или сами отвозили на устюжский и архангельский рынки. Скупщики занимались и ростовщическими операциями, в результате чего охотник становился неоплатным должником скупщика; попав к нему в кабалу, крестьянин за бесценок отдавал все, что добыл за целый охотничий сезон.

 

В Коми крае, наряду со сравнительно крупными городскими рынками в Яренске и Усть-Сысольске, были также сельские ярмарки. Бойкий торг сохранился на старом пушном рынке в Турье (в верховьях р. Выми), и вырос новый торговый центр — с. Вознесенское Важгортской волости на р. Удоре, в районе, богатом пушным зверем. Крупные волостные торговые центры XVII в.— Туглим и Усть-Вымь — в XVIII в. захирели. В «Экономических примечаниях к генеральному межеванию» дана яркая картина торговых операций устьсысольского купечества. Устьсысольские купцы продавали предметы крестьянского обихода, закупали на местном рынке хлеб, продукты промыслового хозяйства и либо сами направляли закупленный товар в Архангельский порт (хлеб), либо перепродавали его приезжим купцам (меха и моржовая кость) К Главный доход они получали от скупки местных товаров. Вот почему купечество Яренска и Усть-Сы- сольска в течение всего XVIII в. вело борьбу за свою монополию на местном рынке. Оно добивалось запрещения местным крестьянам-скупщикам покупать продукты охотничьего хозяйства и добивалось такого же запрещения и для приезжих купцов.

 

Промышленность Коми края в XVIII в. сделала значительные успехи. В крае развилась железоделательная промышленность. В середине XVIII в. устюжские купцы А. А. Плотников и А. В. Попов получили из Берг-коллегии привилегию на постройку железоделательных заводов по р. Сысоле. Сначала ими был построен Нювчимский завод при слиянии рек Нювчима и Денделя; затем было построено еще два завода — Нючпасский на р. Лопи и Кажимский на р. Сысоле. Заводы пользовались правитель ственной поддержкой: им отведены были казенные земли, леса, рудные месторождения . Первоначально на заводах работали мастерами крепостные, купленные владельцами в обход закона у помещиков. Подсобные работы выполнялись местным населением. При втором владельце заводов, верхотурском купце М. Походяшине (1768—1788), значительная масса работ выполнялась наемными людьми, «зырянскими руками». С 1788 г. эти железоделательные заводы перешли к петербургскому купцу А. М. Грибанову. На Нювчимском заводе Грибанова работало до 200 чел. Чугуна выплавлялось ежегодно до 60 тыс. пудов, железа 10—20 тыс. пудов. Нючпасский завод давал ежегодно 70 тыс. пудов чугуна и 2 тыс. пудов железа, Кажимский — 50 тыс. пудов чугуна  .

 

Местное население, получавшее работу на заводах, очень часто попадало в долговую зависимость от заводчиков, которые платили за него недоимки по казенным платежам и требовали отработки этих сумм на заводах.

 

Основанный гостиной сотни торговым человеком Д. Г. Панкратьевым в середине XVII в. Сереговский солеварный промысел во второй половине XVIII в. принадлежал великоустюжскому купцу Рыбникову. В первой половине века на промысле работало до 200 чел. Рыбников расширил предприятие, и в 80-х годах XVIII в. число работников доходило уже до 500. По данным И. И. Лепехина, во второй половине XVIII в. на варницах было 257 «забеглых душ», т. е. беглых, приписанных к варницам. Продолжалась приписка и местных крестьян. Эти крестьяне «в положенные для себя дни находятся — в летнее время на хлебопашестве, и в зимнее время в мастерстве для заводу. Оброку же заводчику не платят, затем что всегда бывают при заводе. А платит за них подушную подать заводчик Рыбников в казну по 70 коп. с души» Кроме приписных крестьян, работали на промысле и государственные крестьяне соседних деревень «из найму», главным образом по рубке и доставке дров и перевозке соли. Общее число таких крестьян доходило до 200 ежегодно. Заводчик часто давал деньги вперед, что создавало долговую зависимость крестьян . Сореговский соляной промысел имел 3 рассолоподъемных трубы и 10 варниц. Ежегодно вываривалось до 150 тыс. пудов соли. Соль сдавалась в казну по 9 коп. за пуд. Во второй половине XVIII в. можно отметить некоторый упадок промысла: в конце XVII в. здесь работало 13 варниц и вы- вываривалось ежегодно до 300 тыс. пудов соли  .

 

В административном отношении население Коми края подчинялось яренскому уездному воеводе, в свою очередь подчиненному великоустюж- скому провинциальному воеводе. Кроме подушной подати, крестьяне края, как и другие черносошные крестьяне, платили оброчный сбор, отбывали разного рода повинности, из которых наиболее тяжелой была подводная и перевозка казенных грузов. Огромные расстояния между населенными пунктами края увеличивали тяжесть этой повинности.

 

Борьба крестьян Коми края против эксплуатации и гнета исследована мало. Известно, что многие крестьяне бежали в разные города и области Российской империи. Были местные выступления, протесты, расправы с отдельными эксплуататорами.

 

Материальная культура народа коми в XVIII в. определялась его земледельческим и охотничьим хозяйством. Основными земледельческими орудиями слуншли соха с железными сошниками, деревянные бороны — суковатки, сделанные из суковатых деревьев с сучками, обращенными вниз, иногда бороны с деревянными зубьями, изредка с железными. Широкое распространение подсечного земледелия позволяло вообще не прибегать к сохе: семена бросали в землю, удобренную золой, и боронили деревянной бороной. Жали хлеб серпами, молотили цепами. Сырой климат требовал просушки хлеба перед молотьбой, поэтому пользовались овинами. Сено косили косой-горбушей, которую местное наседение пред- аочитало обыкновенной русской косе-литовке: в лесах и на болотах сено косили между пнями и кочками, и горбуша, не допускавшая широкого размаха, казалась более удобной. Местное население редко пользовалось телегами. Даже летом, во время уборки хлеба и сена, употреблялись особые сани-волокуши, полоз и оглобля которых, по словам И. И. Лепехина, «состоят из одной криулины». Соединение двух «криулин», скрепленных поперечными связями и застланных тонкими досками, и составляло летние сани. И. И. Лепехин даже признавал некоторое преимущество зи этими летними санями по сравнению с обычными телегами, на каких возят снопы: зерно не осыпается, так как нет никакой тряски, а только «легкое качание». У русских коми заимствовали колесные телеги, но переделали их по-своему. Колеса телеги плотно прикреплялись к концам оси, и при движении «самая ось вертится по своей круглоте и ворочает к концам ее прикрепленные колеса»

 

Приспособления для охоты и рыбной ловли вырабатывались веками. В XVIII в. охотники пользовались и огнестрельным оружием, но главным образом для охоты на пушного зверя. Очень широко были распространены разного рода капканы — пружинные (слопцы) и действовавшие своей тяжестью (плашки горностайные). Для ловли птиц применялись силки и сети. Довольно широко был распространен сбор яиц диких птиц, особенно уток. На деревьях развешивались бураки (сосуды из бересты) и небольшие деревянные кадушки. Утки устраивали там свои гнезда, а охотники собирали из этих гнезд яйца  -

 

Крестьянские дворы в Коми крае, как и вообще на Севере, делались крытыми. Избы, как правило, топились по-черному, бани были редки, и местное население мылось редко. Все это создавало антисанитарные условия существования и содействовало распространению эпидемий  .

 

Народ коми принял христианство еще в XIV в. К XVIII в. оно пустило уже глубокие корни, и, как замечает И. И. Лепехин, местные жители «более оказывают своей ревности и усердия в христианской вере, нежели другие пароды»  . Тем не менее некоторые пережитки языческих верований сохранились и в XVIII в.: остатки тотемических представлений, пережитки культа священных рощ и деревьев и т. п.

 

Элементы совместной борьбы русского и коми народов нашли свое отражение в легенде о богатыре Пере, который оказал помощь русским войскам, победив в единоборстве вражеского богатыря . Классовая борьба нашла отражение в легендах о «разбойнике» Шипице, боровшемся с богачами и насильниками  .

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век"

 

Смотрите также:

 

политика России 18 века   Всемирная история