ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

БАШКИРИЯ. Участие башкир в Крестьянской войне. Салават Юлаев. Земельная собственность башкирских феодалов

 

Территория Башкирии во второй половине XVIII в. входила в состав Оренбургской губернии. До 1782 г. сохранялось ее старое (башкирское) деление на «дороги» — Казанскую, Ногайскую, Сибирскую и Осиискую. В 1782 г. было введено деление на уезды.

 

В середине XVIII в. население края сильно увеличилось вследствие притока поселенцев, переводившихся на территории пограничных крепостей, беглых из внутренних районов государства и мастеровых и работных людей.

 

Население Башкирии было многонациональным. По данным четвертой ревизии (1781—1787), в ней насчитывалось 70 600 башкир, 13 888 мишарей, 110 тыс. татар, чувашей, марийцев и удмуртов. Русского населения в конце XVIII в. было около 132 тыс. чел. \

 

Основным занятием русского населения и других переселенцев из внутренних уездов являлось земледелие. Под возраставшим влиянием русских переселенцев к земледелию переходили и башкиры. Во второй половине XVIII в. земледелие наиболее распространено было среди башкир Осинской и Казанской дорог, в меньшей степени — у башкирского населения Сибирской и Ногайской дорог.

 

 В некоторых местах на землях русского и татарского населения существовала трехпольная система севооборота, но наиболее распространены были перелояшая и подсечная системы земледелия. В своих записках П. С. Паллас отмечал: «На новине сеют они 2 года ячмень, 2 года овес, 2 года озимую рожь, и еще один или два года яровое, а после принимаются опять за новую степь»  .

 

Постепенно изменялась и система скотоводства: все большее значение приобретали сенокошение и заготовка сена на зиму.

 

В середине XVIII в. в экономической жизни края происходили значительные изменения, связанные с развитием металлургической промышленности на юге Урала. На территории Башкирии было построено много железоделательных и медеплавильных заводов, что потребовало большого количества рабочих рук.

 

На заводы переводились купленные крепостные крестьяне, правительство приписывало к заводам целые деревни государственных крестьян. Наконец, заводы притягивали к себе большое количество беглых, а также крестьян, отходивших на промыслы в поисках заработка. Для поставки на заводы руды, дров, угля и др.   привлекалось и местное население (в том числе и башкиры).

 

 

В период роста заводской промышленности края среди местного населения, главным образом башкир, появились рудознатцы, отыскивавшие рудные месторождения, иногда они же занимались их разработкой и поставкой руды к заводам. В дер. Кояновой Тайнинской волости насчитывалось до 90 дворов башкир-рудопромыш- ленников . Во главе разведок обычно стояли богатые старшины, использовавшие труд рядовых, несостоятельных башкир. Наиболее круппыми башкирскими рудопромышленниками Осинской дороги была семья Тасимовых. Среди башкирской верхушки появлялись отдельные предприниматели, создававшие свои «заводы». Так, старшина Надыр Уразметов в 60-х годах начал строить нефтяной завод . Существовали здесь кожевенные, салотопенные, мыловаренные и винокуренные «заводы»  .

 

Торговля в Башкирии, благодаря преобладанию у местного населения натурального хозяйства, была развита слабо и носила преимущественно меновой характер. Но во второй половине XVIII в. в связи с крупными изменениями во всей экономической жизни края, притоком новых групп населения и созданием новых отраслей промышленности, заметно выросло товарно-денежное обращение.

 

Земельная собственность башкирских кочевых и полукочевых феодалов маскировалась общинной собственностью на территории кочевий.

 

Феодальная верхушка башкир при ведении кочевого хозяйства эксплуатировала рядовых башкир-общинников, используя пережитки родового строя. Обладая правом распределения кочевий, башкирские старшины захватили наиболее удобные земли. Гораздо более определился феодальный характер землевладения у башкир при переходе к земледелию, когда в постоянном владении феодалов сосредоточивались большие площади, иногда путем прямого захвата общинных земель. При этом башкирские феодалы использовали в своих интересах такие обычаи, как «подмога» в страдную пору, «помощь» во время голода, отдача скота па выпас и т. д. Благодаря этому они создавали зависимую от себя группу башкир, зачастую кочевавших вместе с ними и в некоторой мере обслуживавших их хозяйство. Захват пахотных земель, ростовщичество и тусначество (работа за долг) приобретали в XVIII в. все большее значение Усиление эксплуатации вело к росту недовольства в среде рядовых башкир, что принуждало башкирских феодалов искать себе опоры у царского правительства. Группа башкир-землевладельцев ходатайствовала о разрешении покупать крепостных крестьян, необходимых им для обработки земель  .

 

Татарские мурзы и князья, мишарские, чувашские и другие феодалы так же эксплуатировали народные массы, как и представители башкирской и русской феодальной верхушки.

 

Основная масса нерусской части трудящихся состояла из зависимых от своих феодалов общинников-земледельцев и скотоводов.

 

Русские крестьяне в Башкирии были государственными, дворцовыми, экономическими, помещичьими и приписанными к заводам. Во второй половине XVIII в. в крае возросла численность крепостных, приписных крестьян и работных людей. Вместе с этим увеличились силы борцов против крепостничества.

 

Царская администрация в управлении Башкирией стремилась взять под свой контроль всю жизнь местного населения. Башкирское общество ранее пользовалось значительными правами во внутреннем самоуправлении. Башкирские старшины, видя в усилении колониальной политики посягательство на свои старые привилегии, находились в оппозиции к царскому правительству. Поэтому последнее постепенно снижало роль родовых старшин и заменяло их новыми, выборными, а позднее и назначаемыми. Отмена наследственных родовых старшин и замена их выборными, с утверждением кандидатов в Оренбургской губернской канцелярии, положили начало упадку старшинской власти. Старшин постепенно отстраняли от различных вопросов управления. После разрешения продажи башкирских земель спорные дела о землевладении перешли в ведение местной администрации. Той же цели ограничения старшинской власти служило введение при каждом старшине назначаемого писаря (обычно из мишарей), на обязанности которого лежал контроль за деятельностью старшины и своевременная информация провинциальной и губернской администрации о замеченных в его действиях непорядках.

 

После подавления Крестьянской войны 1773—1775 гг. контроль над башкирскими общинами усилился: был создан целый ряд соответствующих учреждений. Рассмотрение мелких судебных дел башкир было поручено Оренбургской пограничной экспедиции  . В 1782 г. из рук старшин был изъят суд по мелким уголовным и гражданским делам; для суда над башкирами и другим нерусским населением края были организованы нижние расправы, существовавшие параллельно с такими же расправами для русских крестьян  .

 

В 1788 г. создано духовное магометанское собрание во главе с муфтием, подведомственное Уфимскому наместничеству, а позднее канцелярии оренбургского губернатора. Тогда в сферу ведения русской администрации перешли вопросы о назначении на духовные мусульманские должности и дела, подлежавшие по шариату разбору в советах мулл и старшин (бракоразводные и др.)  .

 

В конце XVIII в. на Оренбургский край было распространено генеральное межевание, которое должно было закрепить покупки и захваты земель, совершенные русскими помещиками и заводчиками.

 

В течение второй половины XVIII в. происходило дальнейшее увеличение сборов и повинностей, падавших на население Башкирии; при этом система налогового обложения была значительно упрощена. В 1754 г. башкиры перестали платить ясак и на них была распространена соляная монополия. По подсчетам оренбургского губернатора И. И. Неплюева, это должно было значительно увеличить казенные сборы. Несколько ранее, в 1748 г., ясак, платимый тептяро-бобыльской группой населения, был заменен единой 80-копеечной податью, что увеличило сумму сбора более чем вдвое. Тептяри, бобыли и другое нерусское население использовались, кроме того, на казенных работах в крепостях, на постройке Стерлитамак- ской пристани, подвозке к ней соли и т. д. Ежегодно на эти работы высылалось от 800 до 1000 чел. За работу им полагалось по 3 коп. в день денежного жалованья и продовольствия. На нерусское население падала и подводная повинность.

 

Переселявшиеся в Башкирию, в том числе русские, платили подушную подать, возросшую в последнем десятилетии XVIII в. до 1 руб., и оброчный сбор, размер которого также увеличивался.

 

Рекрутские наборы распространялись только на русское население Башкирии. Служилых татар и мишарей, которые ранее участвовали только в отдельных походах, теперь начали систематически привлекать к отбыванию сторожевой пограничной службы. Тяжелым гнетом легла на плечи башкирского населения военная повинность. Для несения летней и зимней линейной службы башкиры должны были выставлять по 1 человеку с 8 дворов (в последней четверти века — с трех) с полным обмундированием, 2 лошадьми и провиантом на все время несения службы. Смена лиц, выставленных для пограничной службы, производилась 2 раза в год. Жалованье выдавалось им только при дальних походах и участии в военных действиях. Башкирские и мишарские отряды принимали участие во всех войнах Российской империи, когда производился специальный набор объединенных отрядов численностью в несколько тысяч человек. В конце XVIII в. обязанность нести линейную службу была распространена на тептярей и бобылей. Начиная с 1790 г. начали создаваться нерегулярные тептяро-бобыльские полки.

 

В третьей четверти XVIII в. в Башкирии резко обострились классовые и национальные противоречия. О росте недовольства рядовых башкир- общинников действиями башкирских феодалов и старшин свидетельствуют жалобы рядовых башкир на действия старшин. Имеются упоминания о выступлениях рядовых башкир против отдельных ненавистных для них эксплуататоров. Так, в течение ряда лет башкиры Китай-Терсятской волости вели борьбу за смещение старшины Даута Еналина. Не добившись положительного для себя решения Оренбургской губернской канцелярии,, они в 1756 г. сожгли дом Еналина, угрожая убить его самого

 

Потеря большого количества земель, заводское строительство, введение соляной монополии, обременительная воинская повинность усиливали возмущение башкир, а также русских работных людей действиями царской администрации.

 

В 1754 г. вспыхнуло восстание на Авзяно-Петровских заводах, перекинувшееся затем на Вознесенский и Камский заводы. Вскоре восстание охватило все крупнейшие заводы Южного Урала  . Жестокая расправа не смирила восставших. Напротив, работные люди приняли впоследствии самое деятельное участие в Крестьянской войне 1773—1775 гг. в Башкирии.

 

Накапливалось недовольство и в низших группах служилых людей. Набирая гарнизоны крепостей из пришлых людей, значительную часть которых составляли беглые, оренбургская администрация тем самым создавала там скрытые очаги недовольства.

 

Подъем классовой борьбы сплотил отдельные группы в общий фронт борьбы против феодального строя и царского самодержавия, и в 70-х годах XVIII в. крестьяне башкиры, мишари, татары, чуваши, мордва и марийцы выступали против крепостнического строя вместе с русскими крестьянами и работными людьми.

 

В начале 70-х годов XVIII в. обстановка в крае была чрезвычайно напряженной. Слухи о восстании яицких казаков и манифесты Пугачева распространялись среди населения Башкирии. В манифесте, обращенном к башкирскому народу, Пугачев писал: «Отныне я вас жалую землями, водами, лесами, рыбными ловлями, жилищами, покосами и морями, хлебом, верою и законом вашим, посевом, телом, пропитанием, рубашками, жалованьем, свинцом, порохом и провиантом, словом, всем тем, что вы желаете во всю жизнь вашу»

 

Башкирский народ находился «в большом колебании». Попытка царской администрации использовать башкир и мишарей в борьбе с восставшими потерпела неудачу. С трудом собранный полуторатысячный башкирский и мишарский отряд перешел на сторону Пугачева. Вслед за этим многочисленные башкирские отряды один за другим вливались в ряды восставших. Башкирами были виднейшие сподвижники Пугачева — старшина Кинзя Арасланов, старшнна Шайтан-Кудейской волости Юлай Азналин и его сын Салават Юлаев и многие другие. Произведенный Пугачевым в чин полковника, Салават Юлаев был послан в центр Башкирии с тем, чтобы объединить и возглавить разраставшееся там движение. Выдающиеся организаторские способности Салавата, его пламенная агитация, мужество и непримиримость в борьбе с правительственными войсками сделали его вождем башкирских масс. К концу 1773 г. широкие массы башкирского народа поднялись на борьбу с царизмом. По определению генерала Деколонга, «башкирский народ генерально взбунтовался и сущим неприятелем сделался»  .

 

Башкиры принимали деятельное участие в Крестьянской войне. Но если рядовые башкиры-общинники находились в лагере восставших, то часть башкирских старшин, примкнувшая первоначально к восстанию, весной 1774 г. отошла от него. Известны имена многих старшин, «находившихся в непоколебимой верности» царскому правительству и принимавших активное участие в борьбе с восстанием (Ахмет Шарыпов, Юсуп Надыров и др.)  .

 

После поражения войск Пугачева под Черным Яром правительство бросило крупные силы для подавления восстания внутри края. Башкирия была окружена. В сентябре 1774 г. восставшие были разбиты под Елдяцкой крепостью, в ноябре был взят в плен Салават Юлаев. В конце 1774 г. царским войскам удалось задушить восстание в Башкирии.

 

Крестьянская война 1773—1775 гг. охватила широкие массы трудящихся башкир, мишарей, мари, удмуртов, чувашей. По подсчетам Уфимской провинциальной канцелярии, в ней принимало участие 14 038 башкирских дворов, 8752 мишарских и 31 481 человек ясачных татар, мари, удмуртов и чувашей. В числе не примкнувших к восстанию указано лишь 54 двора башкир Казанской дороги и 1170 ясачных татар . В классовых битвах, которые развернулись на территории Башкирии во второй половине XVIII в., создавались традиции совместной борьбы угнетенных групп многонационального населения края против общего врага.

 

Материальная культура башкир определялась в значительной степени их кочевым бытом. Частые передвижения с места на место обусловили простоту их летних жилищ и зимних домов.

 

Во второй половине XVIII в. в материальной культуре башкир произошли существенные изменения, связанные с переходом населения к земледелию; в первую очередь это выразилось в освоении русской техники земледелия, а также в изготовлении несложных сельскохозяйственных орудий, металлические части которых башкиры умели выделывать сами.

 

До нас дошло большое количество башкирских сказок, песен и легенд, отражающих борьбу башкирских трудящихся против эксплуататоров. Значительная часть произведений носила характер феодального эпоса и прославляла отдельных представителей феодальной верхушки. Любимым героем народных исторических песен был Салават Юлаев, талантливый народный поэт, представитель башкирской литературы XVIII в.

 

Необходимо отметить некоторое повышение грамотности населения края во второй половине XVIII в. Народное образование в крае находилось в руках мусульманского духовенства — мулл. Во второй половине XVIII в. были открыты и русские школы. Вместе с общим развитием просвещения в крае во второй половине XVIII в. усилилось влияние русской культуры на культуру различных народов, проживавших на территории Башкирии. Оно проявлялось как в заимствовании обычаев и верований, так и в передаче производственных навыков.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век"

 

Смотрите также:

 

политика России 18 века   Всемирная история