ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

ЛИТВА в 18 веке. Фольварковые поля в Жемайтии и Тракайском воеводстве. Подчинение Литвы Российской империи

 

В 18 веке Литва, как часть Великого княжества Литовского, входила в состав Речи Посполитой и хотя имела свои органы власти, но фактически находилась под властью польских феодалов.

 

Основным занятием населения Литвы в XVIII в., как и в предшествующие столетия, было земледелие. В озимом клине, как и раньше, сеяли почти исключительно рожь, в незначительном количестве пшеницу, в яровом клине — преимущественно овес, ячмень, гречиху, горох. С XVI по XVIII в. размер посевной площади в Литве не увеличился, а урожайность понизилась.

 

Земледельческая техника, сельскохозяйственный инвентарь и трехпольная система земледелия оставались теми же, что и в XVI в. Во второй половине XVIII в. феодалы увеличивали число фольварков и барских (фольварковых) полей. В Жемайтии и в Тракайском воеводстве за время с 1738 по 1770 г. новые фольварки возникли в 14 староствах и значительно выросли барские запашки в 20 староствах Ч Росло число фольварков и в частновладельческих и церковных имениях.

 

В это время возникли крепостные полотняные мануфактуры в Шауляйской королевской экономии и в других местах.

 

Города Литвы в середине XVIII в. находились в упадке. Однако некоторые из них во второй половине века вновь начали оживать. Так, в 1791 г. Вильнюс (Вильно) был не только торговым, но самым крупным промышленным центром Литвы. В 1789 г. только в 28 цехах числилось 594 ремесленника, а во всем городе их было значительно больше  . Город постепенно поднимался из запустения и развалин. Строились новые здания ратуши, театра, астрономической обсерватории, десятки больших частных домов. Несколько ожил и г. Каунас (Ковно) — он имел 4,5 тыс. жителей.

 

Вновь усилилась его торговля с Крулевцем и Вильнюсом; свыше 20 больших судов, груженных хлебом, пенькой, льном, поташем и т. д., дважды в год уходили из Каунаса в Пруссию. Значительным стал экспорт лесных товаров. Двадцать пять купцов Каунаса располагали оборотным капиталом в 20 тыс. червонных золотых. Цеховых ремесленников насчитывалось значительно больше 150. Численность населения других менее значительных городов составляла в Шауляе 1,8 тыс., в Тракае, древней столице Литвы было лишь 400 жителей  .

 

Во второй половине XVIII в. для Литвы, как и для всех областей Речи Посполитой, очень большое значение имела торговля с заграницей; быстро увеличивались торговые связи Литвы с Россией.

 

 

Чтобы увеличить товарооборот, литовские феодалы улучшали пути сообщения. С этой целью очищались реки и устранялись другие препятствия для сплава. Реки Зижма и Гава (приток Немана) объявлены были сплавными; на протяжении трех лет чистили Неман, сделали сплавной Свенту. В 1784 г. закончилось строительство канала, соединившего бассейны Немана и Днепра, т. е. Балтийское и Черное моря. Улучшались п строились грунтовые дороги. Была проложена дорога Вильнюс — Брест — Люблин.

 

Во второй половине XVIII в., в связи с ростом фольварков, крепостники усиливали барщину и переводили крестьян с чинша (денежного оброка) на барщину. Так, в 60-х годах XVIII в. переведены на барщину «столовые экономии», часть королевских имений, жившие 75—125 лет почти исключительно на чинше. Это были огромные хозяйственные комплексы: Шауляйская экономия имела 3,5 тыс. хозяйств, Алитусская — 2,5 тыс.

 

В каждом войтовстве на лучших землях закладывались фольварки. Остальные земли после выделения общинных угодий были разверстаны между крестьянами.

 

Барщинные крестьяне отбывали приблизительно такие же повинности, как и в Белоруссии. Обычно с одной части своего надела (оседлой земли) барщинные крестьяне отбывали барщину, с другой (приемной земли) несли денежную ренту. Так, в Алитусской экономии после перевода ее крестьян на барщину было 706 волок оседлых и 1303 приемных, в Шауляйской — 773 оседлых и 2453 приемных  . Не все крестьяне отбывали барщину в поле. Осочники, стрельцы охраняли панский лес, загоняли и убивали зверя во время охоты, а в фольварке не работали. В Алитусской экономии осочников и стрельцов было 4 села, 89 хозяйств  . Бос- пяки выполняли курьерскую службу, за которую имели маленькие наделы (загороду).

 

Эксплуатация крестьян не ограничивалась перечисленными видами повинностей; к ним нужно еще добавить монополии на перемол зерна, продажу спиртных напитков; крестьяне обязаны были покупать соль, сельди, смолу, серпы только в управлении имения и только ему продавать леи, пеньку, меха, мед, а нередко хлеб и скот.

 

Крестьяне в Литве были лучше обеспечены землей, чем в Польше. Здесь многие из них имели 3Д волоки и более. Больше, чем в других областях Речи Посполитой, крестьяне имели скота. В Шауляйской экономии в 1789 г. на крестьянский двор приходилось в среднем по 3 лошади и 1,3 вола. Это вовсе не означало, что здесь пе было крестьян, не имевших рабочего скота. Последние в Шауляйской экономии составляли 13,5%, в других местах этот процент снижался до 10—5  .

 

Кутники, коморники, т. е. снимавшие угол для жилья у основных держателей, в инвентарях 80-х годов XVIII в. встречаются значительно чаще, чем раньше. Больше всего их было в Жемайтии, где имелось значительное число многоземельных крестьян, державших часто по 3—4 кутника на хозяйство.

 

В мануфактурах крепостников мастерами работали преимущественно иностранцы, а подручными — местные крепостные. В порядке выполнения барщины крепостные крестьяне заготовляли и доставляли топливо, строительные материалы и сырье, перевозили продукцию промышленных заведений.

 

Во второй половине XVIII в. феодалы Литвы в своих интересах допускали некоторое оживление в деятельности крестьянской общины Как и в Белорусси, паны стремились переложить на крестьянскую общину заботу о хозяйствах, попавших Б тяжелое положение (голод, пожар, болезнь), чем раньше занималось управление имением, а также сделать общину ответственной за ряд повинностей и платежей крестьянского двора. В это время оживилась судебная деятельность сельских властей.

 

Ухудшилось положение мещан. Так как промышленность и торговля городов находились в упадке, то постановлением сейма 1776 г. у всех королевских городов Литвы, кроме Вильнюса, Каунаса, Тракая, было отнято право на самоуправление (магдебургское право). Население непривилегированных городов в правовом отношении почти ничем не отличалось от крестьян.

 

Значительную часть населения литовских городов и местечек (около —1\з) составляли евреи. Они занимались откупами монополий феодалов, торговлей и мелким ремеслом.

 

В еврейских общинах (кагалах) хозяйничали старшины — богачи, жестоко, эксплуатировавшие бедняков. Беднота, как это имело место в Шауляе, просила короля ликвидировать кагал, ибо «раввин и старшины занимаются вымогательством и махинациями... отнимают последние гроши на свое обогащение» Еще более беззастенчиво хозяйничали богачи-евреи в еврейской общине Вильнюса  .

 

Во второй половине XVIII в. усилилось крестьянское движение про тив крепостничества. Крупное восстание было в Шауляйской экономии. С 1640 до 1765 г. крестьяне здесь несли только денежную ренту, а в 1765 г. была введена барщина. Крестьяне считали это нарушением своил вековых прав, жаловались королю, но безрезультатно: фольварки строились, и барщина внедрялась в жизнь.

 

В июне 1769 г. в Шауляйской экономии вспыхнуло восстание под лозунгом возврата к старым повинностям. Администратор экономии Ягмин писал: «...Самой главной причиной буита является замена чиншей -на панщину... -ибо издавна привыкший к вольности люд этой неволи переносить не хочет»  . Жаловались крестьяне и на уменьшение их земельных держаний во время перемеривания, на открытие крепостных мануфактур.

 

К концу весны 1769 г. у крестьян не стало хлеба, а управление имением не прекращало требовать выполнения работ и различных повинностей. Крестьян, не выполнявших повинности, били, отбирали у них скот; так было в селах Данилах и Ромашках. В с. Лонкайцах крестьяне не допустили репрессий. Собравшийся из окрестных сел народ захватил двор в Жагорах, разобрал панское имущество, кассу и арестовал Ягмина. Весть о восстании облетела всю экономию. 14 июля того же года начались волнения в Ионишкисе. К крестьянам, строившим новый фольварк, войт Пав- га обратился со словами: «Теперь не время это делать, это обождет! Хватайте урядников, губернаторов и иных и собирайтесь в Янишки»  . Народ повалил туда. Богатые мещане, связанные с администрацией экономии, настроенные против движения, скрылись, за исключением нескольких тор говцев. Активное участие в движении, кроме оседлых крестьян, приняли кутники, домашние слуги, сторожа, крепостные работники дворовых мастерских и мануфактур. Восставшие, захватив барский двор в Ионишкисе, вылавливали панскую администрацию. После суда над арестованными было избрано новое управление во главе с учителем школы Шимоном Александровичем.

 

17 июля 1769 г. поднялись крестьяне Шауляйской экономии. Здесь повторилось то же, что в Ионишкисе и Жагорах. В Шауляе сурово рас- иравились с панским служащим шляхтичем Грушасом за его издевательства, а главным образом за набор людей для работы в ионишкисских мануфактурах. Расправились с войтом Орловским, корчмарями и другими пособниками экономической администрации. В Шауляе к восстанию примкнули мещане, а также евреи. Избранное восставшими управление Шауляйской экономией распорядилось, чтобы все крестьяне, чьи земли были забраны под фольварки, вернулись на них, обрабатывали их по- старому и на барщину не ходили. Феодалы подавили это восстание.

 

В 1775 г. происходили волнения в районе Паланги, в 1785—1793 гг.— в районе Стаклишкяй, в 1788—1791 гг.— в Шауляйской экономии и других имениях Литвы.

 

Конституция 3 мая 1791 г. уничтожила отдельное управление Великого княжества Литовского, укрепила центральную власть Речи Посполитой, сделала некоторые уступки горожанам. Магнаты для борьбы с проводившим эту конституцию Четырехлетним сеймом создали конфедерацию в Тарговице, поддержанную царским правительством. Летом 1792 г. русские войска заняли территорию Великого княжества Литовского. Тар- говчане, пришедшие в их обозе, образовали генеральную литовскую конфедерацию, куда вошли крупнейшие магнаты Литвы — Сапега, Радзи- вилл, Масальский и др. Конфедераты захватили власть в свои руки и отменили постановления сейма. Литва после второго раздела Польши осталась в ее составе.

 

Восстание 1794 г., вождем которого был Тадеуш Костюшко, охватило и литовские воеводства. 23 апреля находившиеся в Вильнюсе польско-литовские войска, при поддержке мещан и шляхты, восстали против управления конфедератов и под руководством полковника Я. Ясинского захватили Вильнюс. Власть в Литве перешла в руки восставших. Для управления делами Великого княжества Литовского был создан специальный правительственный орган — Верховный совет. Средняя и в особенности мелкая безземельная шляхта Литвы повсеместно приняла участие в восстании.

 

Желая привлечь к восстанию крестьян, руководство Верховного совета давало им туманные обещания о ликвидации крепостничества. В ряде мест крестьяне Литвы поддержали восстание. Однако увидев, что Верховный совет им ничего не дает, крестьяне стали отходить от него: отказывались давать рекрутов, а рекруты, набранные ранее, убегали. Принудительный набор побуждал крестьян к враждебным действиям против Верховного совета. В июле и августе повстанцы были разбиты царскими войсками.

 

По третьему разделу Польши основные литовские земли отошли к России, занеманская часть Литвы была оккупирована Пруссией. Подчинение Литвы крепостнической Российской империи казалось литовским крепостникам выходом из неустойчивого положения, создавшегося в Речи Посполитой за последние годы ее существования. Они спешили заверить Екатерину II в своих верноподданнических чувствах.

 

Присоединение Литвы к России имело положительное значение для развития литовского народа. Установление связей экономики Литвы со всероссийским рынком ускорило разложение феодализма и формирование капиталистических отношений. С установлепием непосредственных связей литовского народа с русским возросло влияние на литовский народ борьбы русских крестьян и передовой общественной мысли.

 

Находясь под властью шляхетской Польши, литовский народ, наряду с социальным гнетом, испытывал тяжелый национальный гнет. Литовские феодалы давно ополячились. В Литве господствовала польская феодальная культура. Школы были в руках духовенства. В середине XV111 в. школами в Литве руководили иезуиты; преподавание велось на польском языке. Иезуиты имели здесь и свою высшую школу — Вильнюсскую академию. В последней четверти XVIII в. она была преобразована по типу европейских университетов. Было усилено преподавание естественных и физико- математических наук. На реорганизованную Виленскую академию было возложено руководство средними и низшими школами во всем Великом княжестве Литовском. Виленская академия имела четыре факультета: богословский, юридический, физический и медицинский. Для усиления Академии была приглашена профессура из-за границы, преимущественно из Франции. Профессор ботаники француз Жильберт основал в Вильнюсе ботанический сад, изучал жизнь растений. Духовенство объявило его безбожником, и он был изгнан из Литвы; ректором Академии с 1770 г. стал Почобут, крупный исследователь в области математики и астрономии. Его усилиями была построена и оборудована в Вильнюсе астрономическая обсерватория

 

Кроме Академии, в Литве было 7—8 средних школ со сроком обучения в 6—7 лет, две духовные семинарии для подготовки священников, кадетский корпус и инженерная школа. При школах были устроены небольшие пансионы для детей шляхты  . Кроме средних, имелись низшие школы при костелах с весьма ограниченной программой обучения. В высшей и средней школах учились почти исключительно дети шляхты и знатных горожан, в низших — дети горожан, мелкой шляхты, иногда крестьян. Дети крупных феодалов обучались дома, где для них нанимали учителей, или заграницей.

 

В литовской архитектуре второй половины XVIII в. получил распространение классический стиль. Лучшие памятники зодчества Литвы — здания вильнюсской и каунасской ратуш.

 

Выдающимся архитектором был крестьянский сын Л. Стуока-Гуцяви- чус, профессор Вильнюсской академии. Он был не только зодчим, но и славным гражданином своей родины. Л. Стуока-Гуцявичус принимал активное участие в восстании под руководством Т. Костюшко и был тяжело ранен. Гонимый властями, измученный, в глубокой нужде, 45 лет от роду умер этот талантливый сын литовского народа.

 

Во второй половине XVIII в. развивалась и живопись. Как и в архитектуре, этому немало способствовала организация в Вильнюсской академии специальной кафедры, которой руководил крупный художник П. Смуглевич (Смуглявичус). Сам Смуглевич придерживался академического направления, по большинство его учеников впоследствии пошло по новому, реалистическому пути.

 

Феодально-крепостническая система и национальное угнетение весьма неблагоприятно отражались на культурной жизни простого литовского народа. Феодалы и церковники сознательно держали народ в невежестве, темноте.

 

В конце XVIII в. оживилось изучение литовского языка и литературы. Крепостники презирали литовский язык и считали своим языком польский. У передовых людей появилось стремление сохранить свою народность, развивать родной язык, вырваться из оков клерикализма. В 60—70-х годах Кристиопас Донелайтис написал реалистическую поэму «Времена года». Он показал жизнь литовских крестьян, эксплуатацию их феодалами, что считал ваяшейшей причиной бедности народа.

 

В это же время начал свою деятельность филолог, историк и поэт Д. Пошка. Он собирал памятники древности, песни, составил довольно полный словарь литовского языка. Большой известностью пользовалась его поэма «Мужик Жемайтии и Литвы». Его деятельность развернулась полностью уже в XIX в., когда на развитие литовской литературы, искусств и общественной мысли начала сильно влиять передовая русская мысль.

 

Крепостное крестьянство развивало свою устную поэзию и прозу, в которой выражало свои взгляды. В пословицах и поговорках ярко отражено отношение крестьян к угнетателям — крепостникам и духовенству.

 

Письменность не получила распространения среди народа, но зато развилось устное творчество — песня и сказка. Хороши, разнообразны и проникновенны свадебные и трудовые песпи. В песнях, которые исполнялись во время работы и па отдыхе, народ выражал свое уважение к трудолюбию, но в то же время изливал свою горечь подневольного жестокого барщинного труда.

 

Во второй половине XVIII в. уже существовали все основные жанры литовских сказок. В волшебных сказках народ выражал свои мечты о лучшей жизни, в сказках о животных (о судах и войнах зверей и т. п.) он высмеивал феодальные порядки. То же видим и в сказках о младшем брате «дурачке», который на деле оказывается умным, добрым, справедливым, в противоположность своим старшим братьям — надменным, ограниченным, жестоким. Язык литовских народпых песен и сказок поражает своей чистотой, звучностью, богатством красок.

 

В XVIII в. широко развилось народное изобразительное искусство. Усовершенствование пил, долот и буравов, их многообразие способствовали дальнейшему росту мастерства в области резьбы по дереву и скульптуры.

 

Потолочные балки, дверные и оконные наличники не только в храмах или богатых домах, но и в бедных избах покрывались затейливым орнаментом, преимущественно геометрического характера. Народные резчики в хра мах изображали не только святых и ангелов, по целые сцены, например «страшного суда», где черти тащат в ад помещиков и ксендзов, а в рай идут крестьяне. Широкое распространение в вышивках и ткацких изделиях — полотенцах, поясах и т. п.— получил орнамент геометрический и растительный.

 

Народ бережно хранил и развивал свои мелодии и мотивы в музыке, песне и танце. Через века рабства и бедности он пронес свой язык, свою устную поэзию и прозу, свою культуру.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век"

 

Смотрите также:

 

политика России 18 века   Всемирная история