ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

НАРОДЫ КАВКАЗА. ГРУЗИЯ в 18 веке. Ираклиев распорядок. Феодальные грузинские царства Имерети, Картли и Кахети

 

Социально-экономические отношения в Грузии второй половины 18 века в основном сохраняли черты, характерные для них в первой половине века Основная масса производителей материальных благ — крестьянство (глехоба, от «глехи» — крестьянин) было прочно прикреплено к земле, принадлежавшей светским феодалам — членам царских семей, тавадам (князьям), азнаурам (дворянам) и духовенству.

 

Внеэкономическое принуждение в хозяйственной практике землевладельцев приобрело во второй половине века еще более острые формы. В полной силе оставалась формула, данная в начале столетия в законах Вахтанга и гласившая, что все, что имеется у крепостного, принадлежит господину (буквально: «крепостного все — есть [собственность] господина»2). На крестьянах лежали десятки различных повинностей в пользу феодала — оброки натурой, разного рода барщинные работы, а отчасти и денежные подати.

 

Безудержная эксплуатация крестьян дала повод писателю конца XVIII — начала XIX в. Иоанну Багратиони сравнивать помещичий желудок с волчьим, а «нюх» господ, безошибочно приводивший их в деревню, где господ ожидали «хлеб и вино»,— с нюхом свиньи  .

 

Крестьяне, поднимаясь по временам стихийно, поджигали господские дома, разоряли хозяйство феодалов, совершали убийства феодалов; чаще же они прибегали к пассивным формам классовой борьбы, устраивая побеги самолично или всей семьей, бросая и дом. и насиженную землю, и господское хозяйство. Бежавшие крепостные, спасаясь от погони, должны были «исчезнуть», «пропасть», в связи с этим стал ходячим термин «пропащие» («дакаргули»). Беглецы чаще всего старались уйти из одного грузинского царства в другое, где снова попадали в зависимость от местных землевладельцев.

 

Закон давности определял право поисков беглых крестьян — от «переписи населения» до следующей такой же переписи; в отдельных случаях сроки достигали 30 лет «Поручившие» себя на разных условиях новым патронам составили категории хизан, гариб-богано и т. п. Хизанами (буквально: «бедными») назывались безземельные крестьяне, вступавшие с землевладельцем в особые арендные условия землепользования  , которые на практике приводили их к закабалению. Названия «гариб» и «богано» непосредственно отображают положение бездомных, бесприютных крестьян; этим названиям соответствует русское слово «бобыль»  .

 

 

Классовая борьба грузинских крестьян находила также выражение в нападениях отдельных отрядов беглых на господские дворы. В условиях развития в XVI—XVIII вв. русско-грузинских связей представляется закономерным, что в Грузии беглым крестьянам было присвоено распространенное в России и на Украине название «казак» (в грузинском произношении «казах»)  . Считается установленным наличие грузинского этнического элемента в составе казачества донского, терского и кубанского  .

 

Крепостные условия в равнинной Грузии не везде были одинаковы. В Западной Грузии они были более гнетущими, чем в Восточной (Картли и Кахети). В свою очередь в Картли эти условия были более тяжелыми, чем в Кахети. Поэтому беглые крестьяне из Западной Грузии устремились в Восточную, а из Картли — в Кахети. Обратный процесс наблюдался редко. Горная часть Грузии существенно отличалась по уровню развития социальных отношений от равнинной Грузии. В некоторых местностях нагорной Грузии крепостничество уже утвердилось; в других в виде пережитков сохранялись взаимоотношения раннефеодального периода, в отдельных же ее уголках сохранялись еще «теми» (общины), упорно отбивавшиеся от наступавших на них грузинских феодалов.

 

Широко распространившаяся практика эксплуатации крестьян до полного их разорения подрывала производительные силы, что в свою очередь вызывало расстройство казны, ослабляло обороноспособность государства. Правящие круги были вынуждены прибегать к мерам, которые, полностью сохраняя феодальный способ производства, имели целью несколько ограничить нормами из дебулеба (адата, буквально: «уложение», «то, что положено») право собственников эксплуатировать крестьян.

 

В условиях классового общества и произвола феодалов эти меры не могли быть достаточно эффективными. Мероприятия правительства Ираклия 2 в Восточной Грузии были направлены прежде всего на борьбу с побегами крестьян и казакованием. В одном документе Ираклий И записал следующее: «Не дай бог, если пропадает (сбежит.--В. Д.) пленный или скотина или если вдруг появится где-либо казах, то в таких случаях [караул, обыватели, чины администрации] должны действовать с прилежанием, устраивая погоню», под страхом подвергнуться в противном случае взысканию Правительство пыталось в корне пресечь всякую попытку крестьянина покинуть двор, усадьбу, пашню, виноградники. Уход, бегство, «шатание» крестьян расценивались в эксплуататорском обществе как правонарушение. Задача властей заключалась в том, чтобы господа зорко оберегали свое достояние, не переманивая в то же время чужих крепостных.

 

Ираклий II всячески поощрял собственников постоять за «свое», но в пределах дебулеба. Свое завещание («Ираклиев распорядок») собственным детям он заключил назиданием (§ 58) о пагубности хищнического отношения к хозяйству и крепостному труду. Надо, пишет Ираклий II, «бережно относиться к своему уделу и достоянию, защищать его; подвергать 'насилию общие (т. е. всем им принадлежавшие.— В. Д.) удельные имения было бы делом, навлекающим [на людей] гнев божий; если все цари, царевичи, неправосудно будут грабить (буквально: «драть», «рвать».— В. Д.), то и среди братьев (подразумеваются царевичи.— В. Д.) нарушится мир, и крестьяне у них разбегутся»  .

 

Проведение намеченных мероприятий было труднодостижимо уже по отсутствию развитого административного аппарата и следственных органов, а главное — по классовой природе права, суда и т. п. Характерна жалоба рядового дворянина Эрасти Госташабишвили, войскового сотника, поданная Ираклию II в 1779 г. Выступая против могущественного- Заала Капланишвили (Орбелиани) для отвода претензий последнего па дер. Головна, Госташабишвили пишет: «Один Капланисшвили — истец против меня, а другой Капланисшвили, по имени Мзечабуки,— сидит у тебя [Ираклия] в качестве мдиванбега (царского судьи.— В. Д.), и что же из этого выйдет?» (буквально: «что же я могу сделать?»)  . Госташабишвили хорошо понимал, что два князя, да еще родных, будут действовать на суде согласованно.

 

От хищений надо было уберечь доходы от таможен, рынков и торгово-ремесленных заведений. И здесь Ираклий II стремился оградить интересы казны и наказать нарушителей установленных норм феодального права. Надо подчеркнуть влияние общих феодально-крепостнических порядков на жизнь грузинского города. Значительная часть городских ремесленников была феодально зависимой. Во главе городского управления стояли феодалы (например, моурав Тбилиси был обычно из тавадов), которые творили суд с представителями привилегированной верхушки купечества — «вельможными», «великими» мокалаке.

 

Установившаяся практика личного участия царя в мелочах жизни города и деревни, частый выпуск приказов, распоряжений, рассылка царских ясаулов — все это с одной стороны свидетельствует о напряженной в общем деятельности грузинского правительства и самого Ираклия II, а с другой стороны показывает несовершенство государственного аппарата, патриархальные черты управления, нечеткость разграничения публичного права от частного, общественного достояния — от семейного, фамильного. Характерно завещание Ираклия II, призывавшее царевичей управлять Грузией общими усилиями, как некиим соединением удельных имений Здесь неизбежно сказались внутренние противоречия, сделавшие «эфемерным» и «случайным» то «объединение княжеств», которое удалось было провести Ираклию II; в условиях экономической раздробленности Грузии оно быстро распалось. Все же Ираклия II надо поставить в ряд прогрессивных деятелей своего времени, содействовавших созданию условий для будущего развития страны; а именно, он значительно облегчил и ускорил осуществление акта большой исторической важности — акта присоединения Грузии к России.

 

К середине XVIII в. в Восточном Закавказье создалась сравнительно благоприятная для Грузии внешнеполитическая обстановка. После убийства в Иране Надир-шаха (1747) начался длительный период феодальной анархии. Междоусобная борьба феодалов Закавказья и походы на Азербайджан из Ирана вызвали ряд обращений ереванского и азербайджанских ханов за помощью к царям Картли и Кахети. В походах картло- кахетинских войск иногда участвовали и отряды из Западной Грузии. Результатом политики восточногрузинских царей (картлийского Теймураза II и кахетинского Ираклия И) было упрочение политического влияния Грузии в Восточном Закавказье. В 60-х годах установилась вассальная зависимость от Картли-Кахети армянского Ереванского и азербайджанского Гянджинского ханств. Серьезной задачей грузинских правительств была и постоянная борьба с нападениями из Дагестана, организаторами которых выступали некоторые дагестанские феодалы (например, в 1754—1755 гг. аварский нусал) и феодализирующаяся верхушка так называемых Джаро-Белоканских вольных обществ. Одной из целей набегов был захват людей, преимущественно крестьян, для перепродажи в Турцию и Крым  .

 

В 50-х годах XVIII в. возобновились сношения Восточной Грузии с Россией с целью получить поддержку в борьбе за окончательное освобождение Грузии из-под власти иранских шахов и в войнах с враждебными правительствам Картли и Кахети закавказскими феодалами. В 1752 г. грузинские цари отправили в Петербург послов — митрополита Афанасия и кахетинского князя Симона Макашвили Посольство сообщило, что «в настоящее время (1752 г.— В. Д.) уже нет господина над нами [грузинами] из неверных царей», меящу тем как прежде «какие только не постигали пас и царства паши бедствия, пленения, чинившиеся с давних времен со стороны языческих царей». Теперь, после нанесения мусульманским владетелям ряда чувствительных поражений, «переживаем время, когда [налицо предпосылки, необходимые, чтобы окончательно] вывести нас из татарского плена, [переживаем наступление] дня нашего воскресения. Но спасение мыслимо лишь в том случае, если русское правительство протянет Грузии руку помощи против врагов, которых еще много»  .

 

Переговоры продолжались в 1752—1754 гг.  В 1760 г. поехал в Петербург картлийский царь Теймураз 2. Он про сил военной и денежной помощи для обороны против нападений из Даге стана и для похода на Иран. Но Россия в это время не могла оказать Грузии реальной военной помощи. В Петербурге избегали обострения отношений с Турцией и Ираном

 

В 1760-е годы в Закавказье и Иране произошли важные политические события. В 1762 г. в Петербурге умер Теймураз II. Картли и Кахети объединились в одно царство под властью Ираклия II. В Иране борьба между претендентами на престол приближалась к концу. Керим-хан Зенд одержал верх над своими соперниками и, начиная с 1761 г., правил почти всем Ираном.

 

Правящие круги Картли-Кахети правильно оценили силы соперничавших мусульманских ханов. Теперь Керим-хан был сильнейшим средл владетелей Ирана. Формально Ираклий II не отвергал верховной власти Керим-хана над Восточной Грузией, хотя фактически действовал независимо от него. Керим-хан признал Картли и Кахети объединенным царством, подтвердив также и зависимость от грузинского царя Гянджинско- го и Ереванского ханств.

 

В 40—60-х годах XVIII в. разрешение внешнеполитических задач осложнялось напряженной борьбой против реакционных тавадов, господствовавшей тогда политической раздробленностью страны, системой сата- вадо (сеньории).

 

Борьба с феодальной реакцией началась с упразднения двух наиболее сильных сатавадо — ксанского (1743) и арагвинского (1744). Картлии- ская тавадская знать вооружилась для защиты своих привилегий от угрозы, шедшей со стороны сторонников центральной власти. Она вступала в соглашение со всеми врагами Грузии — кызылбашскими, турецкими, дагестанскими феодалами.

 

К 60-м годам у картлийских тавадов почти полностью исчезла надежда на получение помощи извне: Керим-хан покровительствовал Ираклию II, на поддержку России тавады не могли рассчитывать, Турция и это время не вмешивалась в дела Восточного Закавказья, в соседних ханствах укреплялось политическое влияние Картли-Кахети.

 

В этих условиях феодальная знать должна была изменить методы борьбы, стать на путь заговора и террора. Заговором руководил Паата, внебрачный сын царя Вахтанга. В 1765 г., когда готовилось покушение на Ираклия II и на всю его семью, заговорщиков выдал самшвильдский крестьянин, ткач Датуна («Датка»). Зачинщики заговора были схвачены. Ираклий II попытался использовать это дело в политических целях. Он созвал заседание дарбази (царского совета) и выступил па нем в роли истца. Зачинщики заговора — царевичи Паата, Давид и Элизбар Так- такишвили — были приговорены к смертной казни, их имущество конфисковано.

 

В 1764 г. Ираклий II предпринял ряд мер к возврату царских крепостных и имений, присвоенных тавадами после 1725 г., во время господства в Картли и Кахети турок и кызылбашей.

 

Дальнейшие события в Картли и Кахети связаны с русско-турецкой войной 1768—1774 гг. В данной связи необходимо коснуться и внутриполитического положения, в котором тогда находилась вассальная Турции Западная Грузия.

 

Феодальная анархия в Западной Грузии в течение первой половины XVIII в. не ослабевала. Система сатавадо господствовала здесь без ограничений. Царские имения и крепости были захвачены мтаварами (владетельными князьями) и тавадами. Работорговля достигла высшего предела; каких-либо правил, регулировавших крепостные отношения, не существовало. Одни крепостные убегали, попадая в кабалу к другим феодалам, иные, бросая хозяйство, казаковали с оружием в руках. Тяжелое внутреннее положение страны облегчало турецкую агрессию. В руках турок находились Поти, Батуми, Цихис-Дзири, Сухуми и другие крепости.

 

В 1752 г. в Имерети воцарился Соломон I. В то время сильнейшими тавадами в Имерети были Леван Абашидзе и рачинский эристави (владетельный князь) Ростом, жестоко враждовавший с отцом Соломона — Александром.

 

Положение имеретинского двора было крайне тяжелым. Царские земли давно расхитили тавады. Соломон I был обессилен: не только дадианн в Мегрелии, но и рачинский эристави был сильнее царя. Мелкие феодалы находились под влиянием сильных феодалов. Прогрессивные круги общества стремились к упрочению царской власти, к политическому объединению всех земель Лихт-Имерети (от Лихского хребта до Черного моря) для уничтожения турецкого господства, к борьбе против распространения мусульманства и против «пленопродавства». В этом отношении все силы народа Западной и Восточной Грузии были направлены на решение одних и тех же задач.

 

Вокруг Соломона I постепенно стали собираться мелкие тавады. Умело были использованы и разногласия, раздиравшие крупные сатавадо. Соломон I примирился с гуриели Мамия (гурийский владетельный князь), договорившись с ним и дадиани Отиа о совместных действиях против Абашидзе и Ростома; последние обратились за помощью к ахалцихскому паше.

 

Паша не раз обращался к Соломону I с требованием разрешить по- старому в Имерети куплю пленников. В 1759 г. в Имерети это требование было решительно отклонено: продажа пленников строго воспрещалась под страхом гражданского и церковного наказания Султан приказал «наказать» имеретинов. Левая Абашидзе и эристави Ростом воспользовались этим для выступления против Соломона. Изменник родине Абашидзе поспешил в Ахалцихе. Обещав туркам помощь от лица эристави Ростома и некоторых других тавадов, он выступил вместе с турками против Имерети. На помощь Соломону I прибыли войска дадиани и гуриели. В сражении на Хресильском поле в Окриба (1757) турецкое войско было почти уничтожено, был убит и предатель Леван Абашидзе. Другой изменник, эристави Ростом, и незначительные остатки турецкого войска бежали К

 

В результате Хресильской битвы владение Левана Абашидзе окончательно подчинилось царю, а Ростом присягнул ему па верность.

 

Тем, временем между Имерети и Картли-Кахети был заключен военный союз (1758), который не нарушался до 1770 г. .

 

В 1758 г. имеретинское войско дважды вступало в сражения с турками. Первый бой проиграли грузины, но во втором турки понесли сильное поражение. После этого авторитет имеретинского военно-политического руководства значительно возрос. Эта победа способствовала делу укрепления царской власти и политического объединения земель Западной Грузии (1759). Для решения многих наболевших вопросов было созвано чрезвычайное собрание светских и церковных князей Западной Грузии. В нем приняли участие высшее духовенство всей страны с католикосом во главе, имеретинские царевичи, тавады, азнауры и дадиани вместе с одишекими (мегрельскими) княжичами, тавадами и азнаурами  . На собрании Соломон I по общим вопросам, в которых была заинтересована вся страна, выступал как государь, а дадиани, гуриели и тавады — как «подчиненные и исполнители его приказа». Особенно важным решением соб- ранйя явилось запрещение продажи пленников во всей Западной Грузии.

 

Таким образом, объединение Западной Грузии и усиление царской власти протекали под знаком борьбы против Турции.

 

Имеретинские тавады со страхом смотрели на усиление царя. Особенно неспокойно чувствовал себя рачинский эристави Ростом. Походы на Имерети ахалцихского паши (1763) и сераскера Гасан-паши (1766), под- ,держанныо Ростомом, закончились освобоящением от турок пекоторых имеретинских крепостей (1768)  . В том же году Ростом был изгнан ил Рачи. Рачинское владетельное княжество присягнуло на верность царю.

 

В обстановке борьбы против турецкой агрессии правящие круги Имерети решили обратиться за помощью к России. В Петербург был отправ- леи (1768) в качестве посла кутаисский митрополит Максим К В это время началась русско-турецкая война. В ответ на имеретинское посольство царское правительство послало в Грузию поручика Хвабулова со специальными полномочиями; ему было поручено, в частности, максимально ускорить дело вовлечения Имерети и Картли-Кахети в предстоявшие военные действия против Турции  .

 

В результате обмена мнениями в Петербурге и Грузии выяснилось, что правители Картли-Кахети и Имерети были готовы начать войну против Турции, однако предварительным условием они ставили получение из России помощи войсками тт деньгами. Участие Грузии в русско- турецкой войне было важно для России, и поэтому русское правительство решило послать на Кавказ войска. В 1768 г. в Грузию прибыл отряд в составе 3767 чел., во главе с генералом Тотлебеном  . Однако для выполнения сложной воепно-политической миссии у Тотлебена не оказались пи политических, ни военных способностей. Предпринятые им в 1770 г. осады крепостей Ахалцихе и Поти оказались неудачными. Авантюристические действия Тотлебена, который без согласования с Ираклием II пытался привести жителей Грузии к присяге императрице, и его военные неудачи заставили русское правительство отозвать Тотлебена и заменить его Сухотиным. Однако и Сухотин был вынужден снять осаду Поти, потеряв значительное число солдат не столько вследствие военных действий, сколько от болезней. В 1772 г. русский корпус был выведен из Грузии.

 

Несмотря на это, русско-турецкая война и ее общие результаты имели для Грузии большое значение. Успехи, одержанные русскими войсками в войне, ослабили позиции Турции на Черном море и на Кавказе. Русское правительство открыто заявило о готовности помочь Грузии в освободительной борьбе, и впервые русский отряд прошел через Дарьяльское ущелье.

 

В 1771 г. Восточная Грузия приняла исторической важности решение — просить русское правительство принять Грузию под свое покровительство. Проект договора был отослан в Петербург я послужил в дальнейшем основой русско-грузинского трактата 1783 г. . В 1773 г. при посредничестве русского представителя был возобновлен союз между Западной и Восточной Грузией, грузинские войска имели ряд успехов в сражениях с турками. В Кючук-Кайнарджийский трактат был внесен параграф (23-й), посвящепный Грузии. Турция обязывалась амнистировать грузин, участвовавших в войне; отказалась от инкорпорации Западной Грузии, от «податей» с Имерети вообще и, в частности, от бесчеловечной дани юно- пгамн п девушками и от религиозного преследования христиан. Хотя права Турции на крепости Кутаиси, Шорапани и Багдади, взятые во вре- мя войны русскими и грузинскими войсками, формально сохранились, но фактически они остались за грузинами. После войны Западная Грузия начала отстраиваться, заметно росла численность населения.

 

Познакомившись в ходе войны с русской военной организацией, в Грузии воочию убедились в отсталости грузинского феодального ополчения, но понимали, что создать постоянное регулярное войско невозможно: ни царская казна не располагала средствами для технического снабжения и поддержания такого войска, ни тавады не пожелали бы отдать своих крепостных в солдаты. Для обсуждения вопроса об организации в Картли- Кахети новой системы войск был созван (1774) дарбази, который разработал устав войска моригэ (буквально: «соблюдающий очередь», «очередной»), признанного «наилучшим и наиболее подходящим».

 

Организация войска моригэ состояла в следующем. Все способные носить оружие мужчины, за исключением грузин-горцев, тушин и пшаво-хев- суров, обязаны были один месяц в году отбывать военную службу; люди, занятые в домашнем хозяйстве господ или в сельском хозяйстве, а также купцы могли выставлять вместо себя замену. Таким образом, V12 всего взрослого мужского населения постоянно находилась в войсках в распоряжении царя. Воин моригэ шел на службу за свой счет и обязан был иметь собственное оружие. Поэтому устав освобождал крестьян Картли-Кахети от продовольственного налога. За поголовную явку военнообязанных в очередное войско отвечали «господа и управители данного селения». Господин должен был снабжать призванных па службу крестьян всем необходимым, если они пе имели средств. За опоздание или невыход в очередное войско виновных наказывали Главным начальником войска моригэ был Леван, сын Ираклия II.

 

Первое время в очередное войско входило еячемесячно несколько тысяч воинов. Целесообразность организации войска моригэ пе замедлила сказаться. Нападения дагестанских феодалов прекратились, страна, казалось, вернулась к нормальной жизни, запущенные селения вновь отстроились, крестьяне приступили к мирному труду.

 

Как ни компромиссна была по своему характеру система войска моригэ, она все же не подходила к тавадско-крепостиическому общественному строю. Таваду было нелюбо идти в очередное войско. Здесь он не был военачальником собственных крепостных и не имел при себе собственных азнауров-воинов. Тавади в войске моригэ числился одним из воинов. В очередном войске царь и тавади друг для друга были не патроном и вассалом, а государем и подданным. Ушедший в очередное войско крепостной на месяц покидал своего господина и становился непосредственно царским подданным. Крестьяне не преминули использовать это обстоятельство в классовой борьбе. Находившиеся в войске моригэ крестьяне жаловались царю на несправедливые притеснения ~о стороны господ.

 

Царская власть вынуждена была энергично вмешаться во взаимоотношения господина и его крепостного. Войско моригэ содействовало политическому усилению центральной власти. Вот почему тавады не жалели своих сил для упразднения моригэ. Хотя войско моригэ никогда не отменялось официально, но тавадской реакции удалось постепенно обессилить его и в конце концов ликвидировать. Очередное войско вновь было заменено очередной караульной службой тавадов на местах. Это явилось большой победой тавадской реакции в борьбе против царской власти.

 

Наряду с попыткой проведения военной реформы в Восточной Грузии с 70-х годов XVIII в. проводились мероприятия и экономического характера. Были сделаны первые попытки внедрить мануфактурное производство, собрать мастеров различных специальностей, наладить производство сукна, стекла, хрусталя, зеркал, сахара; был заложен фундамент горнорудной промышленности (1774). Для поисков и плавки руд были привлечены греческие мастера из Турции. Заработал Ахтальский сереброплавильный завод, затем Аллавердский и Шамблухский медеплавильные заводы К Ахтальский завод в некоторые годы давал до 90 пудов чистого серебра. Была усовершенствована также техника типографского дела и чеканки монет. Академик И. А. Гильденштедт, проведший в начале 70-х годов песколько месяцев в Тбилиси, засвидетельствовал наличие горнорудных и нефтедобывающих предприятий, порохового и солеваренного заводов, монетного двора, типографии и т. д.  .

 

Изыскивались меры и для развития торговли. Купечество испытывало большие притеснения со стороны феодалов. Охрана дорог и торговых караванов требовала больших усилий. Власти принимали меры, в том числе и законодательные, для создания нормальных условий торговли. В тех же целях был пересмотрен действовавший пошлинный тариф. Значительно оживилась торговля Грузии с Россией. Долгое время торговые сношения осуществлялись лишь по дербентскому торговому пути, шедшему вдоль побережья Каспийского моря. Во второй половине XVIII в. открылся закрытый в продолжение многих столетий «осетинский» торговый путь  . Грузия снова связалась с северными странами кратчайшим караванным путем, причем Тбилиси постепенно превратился в главный складочный пункт для поступавших этим путем товаров. Оживилось и Арагвинское ущелье, где на место заглохшего поселения Жинвани выступило Ана- нури. Древнее название «осетинский путь» постепенно сменилось более соответствовавшим его новому содержанию названием — «российский путь». Караванная торговля по этому пути оставалась пока еще слабой, однако она все больше и больше возрастала. Уже в последней четверти XVIII в. Кизляр, Моздок, Астрахань вошли в сферу обычной деятельности тбилисских торговых товариществ. В результате установления караванного сообщения но Дарьяльскому ущелыо Грузия непосредственно экономически связалась с Европой, минуя клонившиеся к упадку Иран и Турцию. Как указывалось выше, в 70-х годах русское войско впервые прошло этим путем, который приобрел для Грузин исключительно важпое политическое и экономическое значение.

 

В целях оказания помощи торговле и ремеслу было обращено должное внимание на правовое положение мокалаке (горожан) — купцов и ремесленников, обладавших известным имущественным цензом. Был узаконен так называемый «городской порядок» собственности (1770), чем сделан важный шаг по пути вытеснения из города феодальных взаимоотношений. По этому «порядку» имущество умершего бездетного мокалаке переходило не к царю, а к наследнику этого мокалаке, хотя бы и дальнему родственнику. Для административного урегулирования городской жизни были строго определены права и обязанности представителей городской администрации (моурава, мелика, мамасахлиси), а такяч'е ремесленных цехов и купеческих корпораций К В результате энергичного проведения соответствующих мероприятий, доходы казны в Картли-Кахети в 80-х годах XVIII в. заметно выросли.

 

Особые трудности представило политическое переустройство страны, заключавшееся в разделении управления государством на различные централизованные отделы: внешних дел, государственных доходов и военных дел. Таким же новшеством был институт «собрания судей», введенный в 1778 г. С этих пор все судебные тяжбы вместо царя или назначенных царем временных судей разбирало постоянное судилище из нескольких мдиванбегов (судей).

 

Царская власть теоретически признавалась самодержавной. Тем ire менее царский совет имел большое значение. Ни одного ваяшого государственного вопроса царь помимо совета не решал. Совет был большой и малый.

 

В состав большого входили сыновья царя, католикос и другие церковные и светские князья, а также высшие царские чиновники. Малый совет состоял из избранных царем лиц. Одни дела, в зависимости от их характера и значения, царь рассматривал в большом совете, а другие — в кругу своих приближенных.

 

В области духовной культуры просвещение занимало большое место. Уже в 50-х годах XVIII в. возобновилась культурная работа, прекратившаяся было в условиях господства в стране Турции и Ирана. Так, вновь заработала (1749) тбилисская типография. К 90-м годам XVIII в. тираж некоторых напечатанных в этой типографии книг достигал 1000 экземпляров  .

 

Ранее школы в Грузни были только частные. Со второй половины XVIII в. появились и государственные школы. В Тбилиси была основана философская семинария (1756), такую же семинарию основали в Телави (1782). Учебные планы их составлялись по образцу учебных планов аналогичных русских училищ. Семинариями ведали ректоры, получавшие жалование из казны. Из этих учебных заведений вышел ряд образованных грузин, действовавших в разных областях государственной жизни. Главным руководителем дела просвещения в тот период был католикос Антоний Багратиони, видный церковный и политический деятель.

 

Со второй половины XVIII в. в Грузии усилилось влияние русской культуры, ярким показателем чего служит литература, в первую очередь переводная. Освоение русского языка, памятников русской письменной культуры облегчалось наличием в Грузии больших переводческих традиций, о которых свидетельствует дошедший до нас от средневековья богатый фонд переводов с основных письменных языков мира. Переводы с русского языка были рассчитаны на удовлетворение различных потребностей и интересов — школьно-учебных, научпо-философских, законодательных, культовых и т. п. В нсторию грузинской литературы прочно вошли имена деятелей, которым принадлежал почин организации переводов с русского. Весьма продуктивным в данном отношении оказалось творчество таких видных представителей грузинской культуры, как вышеупомянутый католикос Антоний и младший его современник Гайоз (Гай) — ректор Телавской семинарии, Алексей Месхишвили и др. Среди переводов Антония с русского языка особенно надо отметить книгу «Физика теоретическая, вновь переведенная», т. е. «Экспериментальную физику» X. Вольфа в переводе М. В. Ломоносова. Достойно внимания, что этот научный труд, переведенный гениальным русским ученым, стал достоянием грузинского читателя еще в те времена. Среди книг, переведенных с русского ректором Гайозом, был и «Духовный регламент» времени Петра Великого

 

Обращает на себя внимание забота об усвоении и распространении русской грамотности. Ректор Гайоз основал около 1779 г. в Тбилиси школу для обучения русскому языку  . Русский язык, как незаменимое средство живого общения с русским народом, старательно изучался едва ли не каждым грузином, кому только пришлось пожить в России. Для грузинских писателей XVIII в. характерны русизмы; любопытным примером их употребления может слуяшть «Хождение, или Путешествие, Ионы митрополита Руисского», описанное самим Ионой из фамилии Гедевани- швили (1737-1791).

 

Русская культура стала близкой, родной для знаменитого грузинского поэта XVIII в. Давида Гурамишвили, прожившего в русско-украинской среде свыше 60 лет (1728—1792). Его прославленная «Давитиани»   много способствовала расширению осведомленности грузинского общества о жизни братских русского и украинского народов, об их народном творчестве, пробуждению в Грузии живого интереса и симпатий к русскому крестьянину, русской культуре.

 

Много содействовал популяризации идеи о благотворном значении взаимного сближения русского и грузинского народов и грузинский историк Папуна Орбелианп. В своем талантливом труде он привел факты, характеризующие жизнь грузинской колонии в Москве, участие ее представителей в деятельности Осетинской комиссии по распространению христианства («просвещения») среди горского населения Северного Кавказа. Историк оптимистически смотрел на будущее русско-грузинских отношений. Он искренне верил в ту версию, тогда, повидимому, популярную, по которой Петр I, уже на смертном одре, завещал своим приближенным: «Грузии тяжко, ради [христианской] веры пособите ей, на счет моей казны одолжите ей войско» .

 

Таким образом, в изучаемый период внутригосударственные вопросы — экономические, социальные, политические, культурные — одинаково требовали урегулирования.

 

Для внутреннего развития страны важны были как взаимоотношения между грузинскими царствами и внутри них, так и внешнеполитические отношения. И в той и в другой области имелись большие трудности.

 

Турция в 80-х годах XVIII в. упорно добивалась господства в Западной Грузии, особенно на черноморском побережье. Имеретины мужест венно боролись с агрессором. В неравной борьбе Имерети продолжала искать союзника в лице России и просила у нее помощи, чтобы отвоевать у турок Поти и Батуми.

 

Взаимоотношения между западным и восточным грузинскими царствами во второй половине 70-х годов обострились. Картлийские и имеретинские феодалы прилагали все усилия к разрушению союза, заключенного в 1773 г. между Восточной и Западной Грузией. Тавадов поддерживал в их планах ахалцихский паша. При дворе же царя Ираклия II нашел место со своими приверженцами восставший против отца наследник имеретинского престола Александр Соломонович (1778). В свою очередь Соломон I дал приют восставшему против Ираклия II сыну ксанского эри- става Элизбара, а затем и царевичу Александру Бакаровичу, выехавшему из Ирана в Имерети. Подготовлялся поход на Восточную Грузию с целью посадить этого царевича на картлийский престол.

 

В это тяжелое для Восточной Грузии время возобновились переговоры с Россией о протекторате, имевшие для обеих сторон важное значение как в плане грядущей русско-турецкой войны, так и для укрепления экономических связей. Оживились сношения русского правительства с двором Ираклия II. В Восточную Грузию направлялись для ее всестороннего изучения русские чиновники, посланники, путешественники.

 

На основе собранных сведений правительство Екатерины II ближе знакомилось с условиями, соблюдение которых обеспечило бы вовлечение этой страны в ближневосточную политику России. Находившемуся при дворе Ираклия II доктору Я. Рейпсгсу в 1782 г. было поручено «подвигнуть» Ираклия II официально просить покровительства у Екатерины II \ В Грузии это предложение было принято. Отказавшись от политического суверенитета в пользу России и связав с ней судьбу Грузии, грузинские дипломаты надеялись навсегда устранить посягательства турецко-иранских агрессоров и обеспечить своей стране возможность возродиться. Мысль о помощи со стороны России, надежда найти в ней спасение от физической гибели и разорения были распространены среди широких кругов грузипского населения.

 

В 1782 г. Ираклий II формально обратился к русскому правительству с просьбой принять Грузию под свой протекторат. Оп повторил представленные им же в 1771 г. условия и добавил новые «просительные» пункты. Последнее вызывалось изменившимися, по сравнению с 1771 г., обстоятельствами. Русское правительство еще до этого на деле доказало свое желание заключить с грузинским царем «дружественное соглашение». По просьбе Ираклия II оно принимало меры к урегулированию обострившихся отношений Восточной Грузии с Фатх Али-ханом кубинским и принудило царевича Александра Бакаровича выехать в Россию. В крепости Георгиевске (на Северном Кавказе) Россия и Грузия подписали 24 июля 1783 г. «дружественное соглашение» (Георгиевский трактат). Со стороны грузинского правительства документ подписали мухранбатопи Иоанн и Гарсеван Чавчавадзе, а со стороны императрицы — генерал П. С. Потемкин. Ираклий II подписал трактат через 6 месяцев (24 января 1784 г.), после чего «друялественное соглашение» вошло в силу.

 

Трактат предусматривал обоюдные обязательства. Главнейшие его пункты были следующие.

 

Царь Картли и Кахети, всенародно навеки отвергнув свою зависимость от Ирана «или иной державы», с этих пор признавал только верховную власть русского императора и принимал его покровительство. Картли-кахетинские цари при вступлении на престол должны утверждаться русским императором и приносить ему присягу.

 

Царь Картли и Кахети отказывался от права вести самостоятельные дипломатические сношения с иностранными государствами и давал обязательство в случае необходимости выступать на стороне русского государя со всеми своими военными силами. Русский государь со своей стороны торжественно обещал осуществлять над Картли и Кахети вечное покровительство и защищать грузинское царство. Эта защита и покровительство императора распространялись и на те земли, которые в будущем могли быть присоединены к Грузии.

 

В деле внутреннего управления страной царь Картли и Кахети оставался самостоятельным.

 

К трактату были приложены частные (сепаратные) пункты. Ираклий обязывался находиться в согласии с имеретинским царем Соломоном, а в случаях возникновения между ними разногласий арбитром выступал русский император. В целях подкрепления грузинского войска для обороны Грузии от врагов Екатерина II обещала послать в Грузию два батальона пехоты на постоянное там пребывание. В случае возникновения войны русский пограничный начальник облекался полномочием на заключение соглашения с царем Картли и Кахети об оказании помощи последнему и о совместных действиях против общего врага. Наконец, во время войны или заключения мира русский царь должен был прилагать усилия для возвращения Грузии земель, захваченных у нее врагами в прошлом

 

Согласно трактату, русское войско прибыло в Тбилиси и было торжественно встречено 3 ноября 1783 г. Ираклий II присягнул русскому государю в верности 23 ноября 1783 г.  .

Заключение Георгиевского трактата было важным политическим событием как для России, так и для всего Закавказья. Оно облегчало борьбу народов Кавказа против ига Ирана и Турции.

 

Россия вынуждена была отказаться от заключения с имеретинским царством договора, аналогичного Георгиевскому трактату: русский посол в Стамбуле опасался, чтобы заключение такого договора не привело к объявлению войны Турцией. Однако сношения России с Западной Грузией не были нарушены.

 

Турецкое правительство стремилось заставить Ираклия II разорвать установившиеся между Россией и Восточной Грузией отношения. С одной стороны, султан старался восстановить против картли-кахетинского правительства некоторых дагестанских и закавказских феодалов, с другой — через эрзерумского и ахалцихского пашей призывал Ираклия II к союзу с Турцией, при условии выдачи в качестве заложников двух тавадов. По этому поводу царь устроил совещание в Сагареджо (1786), на котором, в связи с трудностями внутреннего и внешнего положения Восточной Грузии, было решено принять предложение Турции и выдать заложников. Представителю русского правительства при дворе Ираклия II полковнику С. Д. Бурнашеву и начальнику Кавказской укрепленной линии П. С. Потемкину не удалось отговорить Ираклия II от этого акта  .

 

Порта усиливала попытки к ограждению Грузии от все возраставшего здесь русского влияния. Между тем грузинский народ, приняв Георгиевский трактат 1783 г., тем самым открыто продемонстрировал свою волю раз навсегда порвать с отсталыми феодальными государствами Ближнего Востока и идти вперед по пути прогресса с помощью русского парода. Однако еще не были преодолены трудности практического объединения усилий грузинского и русского народов, которые были направлены на обезврежение турецких и иранских агрессоров па Кавказе. В Грузии еще существовали реакционные протуроцкие п проиранские группы, которые в своем большинство были противниками русской ориентации, потому что прогрессивные круги грузинского общества с актом вступления под покровительство России связывали осуществление ряда политических реформ. Реакционеры-тавады, которым разделение Картли-Кахети иа удельные имения представлялось наилучшей гарантией сохранения своих неограниченных политических прав, нашли себе надежную опору в лице жены Ираклия II Дареджаи и родных ос сыновей, причем царица и ее сыновья были сторонниками полного соглашения с Турцией.

 

Вскоре между Россией и Турцией началась война (август 1787 г.). Но смыслу трактата Картли-Кахетинское царство тоже оказалось в состоянии войны с Турцией. Однако, в связи с внутренними трудностями, Грузия не включилась в активные военные действия, и потому в Ясский трактат 1791 г. не был внесен пункт о присоединения к Картли-Кахе- тинскому царству захваченных Турцией земель Самцхе-Саатабаго. Вместе с тем успехи России и в этой войне повели к дальнейшему ослаблению позиций турецкого султана на Кавказе.

 

90-е годы XVIII в. в жизни Восточной Грузии были крайне тяжелыми пз-за внутренней реакции и возобновления персидской агрессии.

 

Тавадская реакция, разногласия между отдельными царевичами, распад войска морцгэ, повторявшиеся акты государственной измены, набеги дагестанских феодалов — все это вносило сильную дезорганизацию в деловую жизнь страны, ее правящих кругов. В 1791 и 1792 гг. Дареджап и ее сыновья вырвали у престарелого Ираклия II два закона. Первый из них изменял порядок наследования престола: престол должен был переходить к старшему члену царской фамилии, а не от отца к сыну Ираклий II отверг этот закон немедленно после подписания . Зато остался в силе другой закон, на основании которого Ираклий II предоставлял наследнику Георгию 4000 дымов, а пяти остальным царевичам — по 1003 дыма крепостных крестьян. Таким образом, созданное ценой напряженной борьбы против светских и церковных князей царское имение попало в руки феодалов, еще более реакционных, чем тавады. В своих удельных имениях царевичи считали себя полными господами — государями. С этого времени они сделались оплотом и вожаками тавадской реакции.

 

В 1792 г. имела место новая попытка объединения Восточной и Западной Грузии. После смерти бездетного Соломона I имеретинского (1784) претендентами иа престол выступали Давид, несовершеннолетний сын царского брата Арчнла, впоследствии занявший престол под именем Соломона II, и двоюродный брат царя, тоже Давид, сын Георгия. В течение нескольких лет между претендентами с переменным успехом велась вооруженная борьба, поддеряшнпая представителями разных феодальных фамилий. При таких условиях некоторые имеретинские феодалы предпочли обратиться к Ираклию II с предложением объединить под своей властью Имерети и Картли-Кахети. Совещание царского совета, продолжавшееся три дня, оказалось безрезультатным. Ираклий II не решился принять предложение об объединении, опасаясь Турции. Из Картли было послано войско, поддерживавшее Соломона II.

 

Независимо от неудачи, постигшей на этот раз сторонников объединения Грузии, прогрессивные силы все же имели значительный успех. Правящие круги во главе с Соломоном Леонидзе, видным политическим деятелем и соратником царя Ираклия II, добились заключения в 1790 г. договора между картли-кахетинским и имеретинским царствами. Этот трактат утверждал союз его участников против общего врага Впоследствии объединенные этим трактатом союзники сообща просили русскую императрицу (1793) о принятии их под свое покровительство .

 

В середине 90-х годов XVIII в. Грузия претерпела опустошительное нашествие иранского шаха. После многолетней борьбы между феодалами в Иране победителем вошел шах Ага Мухамед Каджар. Он пытался восстановить в Картли и Кахети господство Ирана, требуя от грузинского правительства аннулирования русско-грузинского трактата и признания сюзеренных прав шаха в Грузии. Его послания были полны угроз по адресу грузин  . Так же агрессивны были намерения шаха относительно Армении и Азербайджана. Отдельные попытки объединения сил закавказских народов имели место, но феодальная раздробленность и постоянные междоусобия помешали дружному отпору вражескому нашествию.

 

Летом 1795 г. шах предпринял большой поход на Закавказье. В последних числах августа 1795 г. его войска подошли к Шуше и Еревану. Армянский католикос в Эчмиадзине откупился крупной суммой денег. В начале сентября после неудачной осады Шуши шах стремительно двинулся на Тбилиси.

 

Грузия, выдержавшая за предшествовавшие 50 лет не один десяток войн, на этот раз оказалась не подготовленной к отпору. Главнейшей причиной послужило общее ослабление страны вследствие тавадской реакции, узко классовых интересов феодалов, не желавших организовать крестьянство для защиты страны. Большинство царевичей оставалось в своих уделах, Георгий — в Кахети, Юлон — в Картли. Была и прямая измена. Надо сказать, что пограничное русское начальство в лице генерала

 

И. В. Гудовича не проявило должной оперативности. Гудович начал длительную переписку с Петербургом, дожидаясь распоряжений. Приказ от 4 сентября о военной помощи Грузии пришел Гудовичу из Петербурга только 1 октября.

 

Шах вторгся в Грузию с 35-тысячным войском. 10 сентября 1795 г. враг приблизился к Тбилиси. Грузинское командование во главе с Ираклием II могло противопоставить этой силе лишь 5 тыс. воинов, из которых 3 тыс. составляли приведенное Соломоном II вспомогательное войско. Несмотря на такую малочисленность, грузинам удалось разбить передовые отряды шахского корпуса и обратить врага в бегство. Противник обнаружил нерешительность, но изменники Грузии успели тайно донести о малочисленности тбилисского гарнизона, и враг уверенно перешел в наступление. Решительное сражение произошло на Крцанисском поле у ворот Тбилиси. Несмотря на героические усилия, грузинское войско потерпело поражение и стало отступать в горы, в Мтиулети по Военно-Грузинской дороге. Соломон II со своим войском вернулся в Имерети. Ага Мухаммед вступил в Тбилиси, город был сожжен и ограблен, захваченные жители погибли или были уведены в плен. Одновременно шахские отряды разбрелись для грабежа по всей стране

 

Пока Ага Мухаммед оставался в Грузии, между ним и царем Ираклием II завязались переговоры. Царь, находившийся в то время в Анану- ри, старался выиграть время. Ведя с противником переговоры, он одновременно информировал о ходе дел генерала Гудовича и настаивал на ускорении помощи. Впрочем, шах недолго оставался в Грузии. В конце сентября Ага Мухаммед отошел в Азербайджан, а весной 1796 г., перезимовав в Муганской степи и получив тревожные известия из Хорасана и сообщения о движении русских войск, ушел в Иран.

 

Уже в конце 1795 г. русское правительство окончательно убедилось в необходимости безотлагательного вооруженного выступления против Ирана. В декабре в Грузию прибыл 2-тысячный русский отряд, а весной 1796 г. через Дербент' в Закавказье вступило 30-тысячпое русское войско под начальством В. Зубова, которое быстро заняло Дербент, Кубу, Баку, Сальяны, Шемаху, вышло на Мугань и готовилось к походу внутрь Ирана.

 

В Грузии начала восстанавливаться мирная жизнь. Укрывшееся было население вернулось па места. Тбилиси стал вновь отстраиваться. Походом на Гянджу, хан которой принял участие в предприятиях Ага Мухаммед-шаха, была восстановлена зависимость от Грузии Гянджинского ханства, так же как и Ереванского. В это время умерла Екатерина II (1796). Новый император Павел I отменил поход на Иран и отозвал русские войска в Россию. В Иране подготовлялся новый поход на Закавказье. Но вторжение в Грузию не состоялось, так как Ага Мухаммед был убит (1797).

 

Последние годы XVIII в. были для Грузии очень тяжелыми. В 1798 г. на 80-м году жизни умер Ираклий II, прогрессивный политический деятель и талантливый полководец. После его смерти тавадская реакция крайне усилилась, династическая борьба приняла уродливые формы. Против старшего сына Ираклия, Георгия XII, провозгласившего наследником своего сына, выступили его братья Ираклиевичи. Один из них бежал за помощью к иранскому шаху, другие побудили к походу на Грузию аварского нусала. Умножились побеги крестьян, страна была опустошена. В этих тяжелых условиях Георгий XII вновь обратился к России. Дальнейшие переговоры и ознакомление русского правительства с внутриполитическим положением Грузии привели в 1801 г. к историческому акту присоединения Грузии к России. Этот акт имел объективно прогрессивное значение, так как оградил Грузию от постоянных вражеских нашествий и внутренних междоусобиц и связал судьбу грузинского народа с историческими судьбами великого русского народа.

 

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век"

 

Смотрите также:

 

политика России 18 века   Всемирная история