ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

АЗЕРБАЙДЖАН во второй половине 18 века. Шуша. Дербентское ханство

 

Производственные отношения в Азербайджане во второй половине 18 века в основном характеризовались чертами, отмеченными для первой половины века. По-прежнему в Азербайджане были два основных класса — феодалы (включая и знать кочевых племен) и крестьяне. Рабовладельческий уклад уже исчез, и рабы сохранились лишь как челядипцы и военные слуги ханов и беков, и то в незначительном количестве. Частное землевладение получило гораздо большее распространение, нежели при Сефевидах.

 

В связи с падением централистической политики последних и торжеством феодальной раздробленности, права частных землевладельцев расширились.

 

Основными видами феодальной земельной собственности в Азербайджане были тиул и мюльк. Тиул (тийюль), который при Сефевидах давал служилым людям только право на получение доли ренты-налога с определенной местности, но не на управление этой местностью, во второй половине XVIII в. превратился в право владения землей с полной властью над крестьянами; об этом ясно говорят дошедшие до нас указы (ракамы) ханов этого периода  . В ханских грамотах в тиул жаловались теперь не только доходы, как при Сефевидах, но и земли и жители.

 

Например, грамота Шейх Али-хана кубинского говорит о пожаловании «целиком и полностью» жителей сел. Кудьял в тиул Ага Беку  . Вместе с тем тиул оставался условным владением, связанным с несением службы хану. Его нельзя было продать. Считалось необходимым возобновление пожалования в случае смерти хана, давшего тиул, или в случае смерти тиулдара (владельца тиула). Во второй половине XVIII в. стала заметной тенденция передачи тиула по наследству  .

 

Мюльном (мульком) попрежнему называлась частновладельческая земля (также рента с такой земли), владение которой не было связано со службой или другими обязательствами по отношению к государству. Различались мюльки, пожалованные ханами, и мюльки, приобретенные покупкой. Мюльки можно было свободно продавать и передавать по наследству. Купчих грамот на мюльки до нас дошло много  . Мюльк, с которого государство ничего не брало, уступая владельцу право взимать в свою пользу наряду с рентой и государственные налоги, обозначался особым термином «мюльк-и хасс ва халис» (буквально: «собственный и очищенный [от податей] мюльк»)  . Продолжали существовать земли дивана (казны) и вакфные (мусульманских религиозных учреждений).

 

 

В Азербайджане второй половины XVIII в. существовала вполне развитая феодальная иерархия. В первом ряду ее стояли владетельные ханы, затем члены ханских домов, султаны, мелики (этот титул носили остатки армянских феодалов, сохранившихся в Карабахе и Зангезуре), беки; различались беки, получившие звание по наследству от знатных предков, и беки неродовитые, из ханских слуяшлых людей. Все эти категории лиц, как и духовенство мусульманское и христианское (армянское), были освобождены от налогов и податей. Ниже беков стояли ханские нукеры и мулязимы — дружинники хана, находившиеся под его особым покровительством.

 

Наиболее сильную прослойку класса феодалов, как и раньше (в XIII—-XVII вв.), составляла знать кочевых и полукочевых племен, из среды которой вышло большинство ханских династий и которая получила от шахов в пожалование земли с оседлыми или полуоседлыми феодально зависимыми крестьянами-земледельцами (ра'ийятами). Внутри же кочевых племен, как следствие застойных условий кочевого скотоводческого хозяйства, продолжали сохраняться патриархально-феодальные отношения.

 

Крестьянство делилось на ра'ийятов (земледельцев) и илятов (кочевников). Часть кочевников составляла ядро ханского войска. С конца XVII и в XVIII в. подати и повинности илятов стали больше, чем в XVI — XVII вв., однако в общем они были менее тяжелы, неясели повинности ра'ийятов. Некоторые иляты освобождались от всех повинностей, кроме военной службы. Такие лица (как из кочевников, так и из других групп населения) назывались ма'афами, или му'афами [араб, «изъятые», «освобожденные» от податей, также азадами (перс.) и тарханами (монг.)]; они были обязаны по первому приказу являться на конях и с оружием в ханское войско. Были случаи предоставления ма'афского права целым сельским общинам, разумеется под условием несения военной службы

 

Почти все крестьяне-земледельцы находились в частной феодальной зависимости, хотя и в XVIII в. были еще немногие крестьянские общины, владевшие своими землями на правах мюлька и платившие только долю поземельного налога, следовавшего в казну.

 

Существовало мнение, будто в Азербайджане ра'ийяты-земледельцы, в отличие от грузинских, не были прикреплены к земле. Однако документы показывают, что по крайней мере в некоторых ханствах ра'ийяты, быть может не все, не имели права свободного перехода. Например, грамота Ибрахим Халил-хана карабахского 1791 г. предписывала старшинам селений мелика варандинского собрать всех разбежавшихся ра'ийятов и водворить их на место  . Во время войны и набегов ханы и беки угоняли из других ханств крестьян и поселяли их на своих землях  .

 

Основная тяжесть феодальных повинностей лежала, несомненно, на зависимых ра'ийятах. На них лежал поземельный налог, носивший разные названия (малдяшхат, иначе бахра) и вносившийся, в зависимости от вида земельного владения, то полностью в казну, то частному владельцу, то делившийся между ними в определенной пропорции. Например, в Нахичеваяском ханстве  /ю поземельного налога шло владельцу мюлька, а 6/ю — в казну.

 

Размеры поземельного налога колебались от Vio до 3/ю валового урожая. В разных ханствах ра'ийяты платили в пользу владельца еще дополнительные сборы (кесим): чоп-башы — за пастьбу скота на пастбищах летних (яйлаг) или зимних (кышляг), баг-башы — сбор с садов, сборы маслом, шелком и т. д., байрамлык — праздничные приношения владельцу 4. Ра'ийят платил беку за свадьбу сына или дочери. Сбор да- ругалык взимался, в зависимости от вида владения, то в пользу даруги (сборщика налогов, управляющего), то в пользу самого землевладельца. Наряду с рентой продуктами, как ведущей формой ренты, частично применялась и денежная форма ренты.

 

Собственные хозяйства землевладельцев были невелики. Отсюда и небольшие размеры барщины (бигар, бегар) — от 3 до 6 дней в год. Кроме того, ра'ийяты работали всем сходом на владельца еще 2 дня в год и должны были предоставлять бекам перевозочные средства для обычных перекочевок на яйлаги и кышлаги. Принадлежавшую им лично землю беки и ханы нередко отдавали малоземельным крестьянам на условиях кабальной аренды, чаще всего за половину, иногда за 6/ю урожая, включая сюда и остальные сборы.

 

Особую категорию крестьян составляли ранджбары Так называли лично зависимых крестьян, пожалованных ханом владельцам и работавших исключительно на них. Ранджбары обычно не входили в состав сельских общин, владельцы могли их переселять по своему произволу из одного селения в другое Ханским приказом любой ра'ийят мог быть переведен в категорию ранджбаров, и наоборот  . Положение ранджбаров было еще тяжелее положения ра'ийятов. Местами ранджбарами называли также наследственных арендаторов-издольщиков, отдававших землевладельцам до 2/з дохода. Трудом ранджбаров обрабатывались шелковичные сады ханов шемахинского и текинского и других крупных феодалов, хлопковые и рисовые поля. Таким образом, основной формой эксплуатации ранджбаров была отработочная рента.

 

Кроме повинностей владельцу, ра'ийяты платили еще разные сборы в казну; иногда эти подати хан, в виде особой милости, также уступал владельцу.

 

Ханы размещали на постой в селениях своих воинов из кочевых племен или дагестанских наемников, обязывая ра'ийятов кормить их; при уходе постояльцев ра'ийяты должны были еще вручать им денежный «подарок». Этот сбор прозвали в насмешку «диш-кираси» («награда за труд зубов»), т. е. награда постояльцам за то, что они трудятся есть чужой хлеб  .

 

Тяжелые войны времени правления Надир-шаха, турецкие и иранские вторжения, нашествия шаха Ага Мухаммед-хана в 90-х годах XVHI в., постоянные феодальные меящоусобицы довели крестьянство Азербайджана до полного разорения. В стране были часты неурожаи и голод, с которыми обедневшие крестьяне не могли справиться. Классовая борьба крестьян с феодалами во второй половине XVIII в. приняла главным образом форму массовых побегов крестьян от феодалов или из одного ханства в другие. В этот период очень развилось также «разбойничество», по терминологии источников, т. е. деятельность разрозненных отрядов беглых крестьян и кочевников, боровшихся с местными феодалами . В конце XVIII в. в районах Кубы, Дербента и Сальяна вспыхнули восстания, которые, однако, были быстро подавлены.

 

Городская жизнь в этот период, как и во всей Передней Азии с конца XVII в., продолжала оставаться в состоянии упадка. Старые караванные пути утратили былое значение, транзитная торговля уменьшилась; разорение страны во время междоусобий XVIII в. сократило шелководство до ничтожных размеров, и только в последней четверти XVIII в. оно несколько поднялось. В районе Баку из 52 нефтяных колодцев, существовавших к началу XVIII в., к середине века действовали только 26. К началу XIX в. только четыре города Северного Азербайджана — Куба, Баку. Гянджа и Шуша — имели 5—8 тыс. жителей. Купцы не играли самостоятельной роли в хозяйстве страны, действуя или в роли организаторов караванной торговли, или в качестве откупщиков податей и таможенных пошлин (рахдар), нефтяных и соляных промыслов, сборов с ханских кышлагов и яйлагов и т. д. Промышленность имела форму ремесла (городского и сельского) или домашней промышленности. Условий для возникновения мануфактуры в Азербайджане в XVIII в. не имелось.

 

В последней четверти XVIII в. появились признаки некоторого подъема в сельском хозяйстве, особенно в области шелководства, и отчасти ремесла и торговли. Это объясняется ослаблением гнета иранского владычества в 1747—1795 гг., а также усилением экономических связей с Россией.

 

Из Азербайджана в Россию в значительном количестве вывозились шелк-сырец, шафран, а также изделия местной мелкой промышленности: шелковые ткани из Шемахи (дарая, тафта, татанлик, канаус и др.)* хлопчатобумажные ткани из Гянджи, медные изделия из Гянджи и Шеки. Вывозились также нефть и соль. Из России ввозились в Азербайджан, а также транзитом через Азербайджан в Грузию и Иран русские и западноевропейские сукна, полотна и прочие текстильные товары, кожи и кожевенные изделия. посуда, стекло, краски, писчая бумага, предметы вооружения, метал лы (железо, медь, свинец, олово), деревянные изделия, воск, вино, водка и т. д. Рыбные ловли на р. Куре в районе Сальян, принадлежавшие Фатх Али-хану кубинскому, сдавались им на откуп преимущественно русским подданным, купцам из Астрахани; эти рыбные ловли приносили кубинскому хану ежегодно 50 тыс. руб. серебром дохода. В 90-х годах XVIII в. происходил некоторый рост добычи нефти в районе Баку ; она приносила 40 тыс. руб. серебром дохода в год. К концу XVIII в. русское правительство имело в виду, после предполагаемого присоединения к России Баку, оборудовать там крупный торговый порт. Увеличился и вывоз шелковых тканей в Россию из Шемахи. В 70-х годах XVIII в. в Шемахе и ее районе работало до 1500 шелкоткацких станков. Это было меньше, чем в XVII в., но следует помнить, что Шемаха была совершенно разорена войнами первой половины XVIII в.

 

Внутренняя торговля ханств Азербайджана сильно страдала из-за феодальной раздробленности, междоусобий и внутренних таможенных пошлин. Предметами внутренней торговли были шелк-сырец, хлопчатобумажные и шелковые ткани, растительные краски, ковры, медные и деревянные изделия, шерсть, хлопок, нефть, соль, рыба, зерно.

 

Черты некоторого подъема в экономике Азербайджана могли проявиться лишь в очень ограниченных рамках. Производительные силы в сельском хозяйстве и промышленности Азербайджана развивались крайне медленно. Феодализм Азербайджана, как и в других странах Ближнего и Среднего Востока, отличался застойными формами. При господстве феодальной раздробленности в условиях хозяйственной разобщенности феодальных владений, при жестокой эксплуатации крестьянства и его крайней бедности, отсутствии элементарных гарантий собственности горожан, в Азербайджане не могли развиваться и зародыши новых производственных отношений. Товарное производство в городах Азербайджана обслуживало феодализм; условия для развития капиталистического производства еще не возникли. В создавшейся обстановке присоединение страны к России было выходом из состояния длительного застоя.

 

В каждом ханстве верховная власть принадлежала хану. Наряду со светской администрацией (в области финансов, военных дел и полиции) существовало духовное управление во главе с казием, ведавшим шариатским судом и делами ислама. Наряду с шариатом действовали местные обычаи (адат), особенно у горских и кочевых племен, новые сборники законов, как Джам- и Аббаси (уложение шаха Аббаса I), и узаконения местных ханон, как Дастур аль-амаль (уложепие Мамед Хасан-хана шекипского). Ханства делились на махалы (округа), которыми управляли или назначенные ханами наибы, или наследственные местные владетели — султаны, мелики. Ханская власть, в теории неограниченная, на практике почти никогда не нарушала сословных прав духовенства и беков.

 

После убийства Надир-шаха (1747) Иран пережил период междоусобий феодальных группировок. Во второй половине XVIII в. он вступил в состояние тяжелого хозяйственного и политического упадка. В Азербайджане и Дагестане отдельные ханства, частью существовавшие и раньше как вассальные владения Ирана, частью образовавшиеся во второй половине XVIII в., в большинстве сохраняли лишь номинальную зависимость от Ирана. Однако стоило Ирану несколько оправиться от междоусобий, особенно с утверждением на шахском престоле династии Каджаров, над государствами Закавказья вновь нависла угроза иранского вторжения.

 

В Северном (ныне советском) Азербайджаие во второй половине XVIII в. существовали следующие государственные образования. На северном склоне Главного Кавказского хребта продолжали существовать ханства Кубинское и Дербентское (объединились в 1765 г.). На Апше- ронском полуострове сложилось маленькое и слабое ханство — Бакинское. В районе Шемахи снова образовалось ханство Ширванское. Соседями Ширвана с запада были небольшие султанства Куткашенское и Ареш- ское. В районе г. Шеки (иначе Нуха) потомок древней местной ханской династии Хаджи Челяби еще при Надир-шахе восстал и укрепился в крепости Гелясен ва Герасеп, а в 1749 г., устранив местного мелика — сторонника Ирана, провозгласил себя шекинским ханом. Еще дальше к западу лежали султанство Элисуйское и союз шести так называемых Джаро- Белаканских вольных обществ (джама'атов) — родо-племенных общин аваров. К югу от р. Куры лежали ханства Гянджинское, с ханской династией Зийяд-оглы из азербайджанского кочевого племени каджар, и ханство Карабахское. Последнее возникло в 1747 г., когда власть в Карабахе захватил Панах-хан, наследственный глава азербайджанского кочевого племени джеваншир. Вмешавшись в борьбу пяти армянских меликов Нагорного Карабаха, он в союзе с одним из них, мели ком варандинским, подчинил себе всех меликов. На неприступной горе Панах-хан построил укрепленную столицу нового ханства — город Панахабад (Шуша), заселив его азербайджанскими и армянскими ремесленниками и купцами. В состав этого ханства вошли также азербайджанские кочевые племена Мильской и Карабахской степей и часть Армении (Зангезур). Феодальное ополчение, которое собирал Панах-хан, исчислялось в 20 тыс. чел. Он даже номинально пе признавал верховной власти Ирана. Между Зан- гезурским хребтом и р. Араксом располагалось ханство Нахичеванское, с ханской династией из наследственных вождей азербайджанского полукочевого племени кенгерлю. В Муганской степи находилось султанство Рудбарское и округ Сальян, принадлежавший хану кубинскому. К югу от устья Куры лежало ханство Талышское, с центром в г. Ленгеркунан (ныне Ленкорань).

 

Политическая история Азербайджана второй половины 18 века наполнена войнами ханств между собою и внутренними меящоусобиями феодальной знати. С 70-х годов XVIII в., вследствие роста экономических связей стран Закавказья с Россией и в условиях постоянной угрозы со стороны султанской Турции и шахского Ирана, усилилась ориентация на Россию широких масс населения Азербайджана, части феодалов и особенно горожан; передовые элементы этих слоев понимали, что власть Ирана или Турции не принесет Азербайджану ничего, кроме нового разорения страны и новых междоусобий. Усилилось и влияние Восточной Грузии, союзницы России; в зависимости от Восточной Грузии находилось во второй половине XVIII в. Гяиджинское ханство.

 

В северо-восточной части Азербайджана усилилось Кубинское ханство. В ряду остальных ханов Азербайджана выделялась фигура Фатх Али- хана (произносится: Фатали) кубинского (1758—1789). Решительный сторонник союза с Россией и Восточной Грузией, Фатх Али-хан сумел объединить под своей властью восточную часть Азербайджана. Кубинское ханство, сложившееся в последней четверти XVII в., было невелико. Феодальное ополчение Кубы и Сальяна составляло всего 860 чел.  . В Кубинском ханстве (без Сальяна) в середине XVIII в. насчитывалось немногим более 100 селений с 30 тыс. жителей.

 

Фатх Али-хан присоединил ханство Дербентское (1765), подчинил ханство Бакинское. В 1767 г. в союзе с Хусейн-ханом шекинским он овладел ханством Ширванским.

Успех Фатх Али-хана не был прочен. Против него составился союз азербайджанских и дагестанских ханов, напуганных усилением его могущества. Они разбили Фатх Али-хана в битве на Гавдушанском поле (1774) и вытеснили его из ханства; только с помощью войск России (которыми командовал генерал Медем), посланных Екатериной II, ему удалось вновь отвоевать свои владения (1775). К концу 80-х годов XVIIT в. Фатх Али-хан завоевал побережье Каспийского моря от Дербента до Ардебиля; влияние Кубинского ханства распространилось на часть Дагестана, Гилян и даже Тебриз. Однако расширение Кубинского ханства не имело прочной опоры в экономическом развитии страны и не могло быть устойчивым. К Азербайджану того времени с полным правом можно отнести высказывание И. В. Сталина о Грузии, где при экономической раздробленности грузины были разбиты на целый ряд оторванных друг от друга княжеств и где эфемерное и случайное объединение княжеств не было прочным  . После смерти Фатх Али-хана владения Кубино-Дербептского ханства сильно сократились. Однако относительный хозяйственный подъем в Кубинском ханстве произошел во второй половине XVIII в. В 1796 г. в Кубинском ханстве (без Дербента, Сальяна и других владений) ЧИСЛИЛОСЬ уже 252 селения и до 60 тыс. жителей.

 

Войны между ханствами, продолжавшиеся из года в год, сопровождались разрушениями, пленением жителей (их теперь, как правило, не обращали в рабство, а принудительно переселяли во владения победителя), арестами купцов из враждебных ханств и прекращением торговых сношений между воюющими ханствами. Жизнь везде была полна опасностей. Наиболее страдало от междоусобий крестьянство.

 

Закавказье играло исключительно важную роль в периоды русско- турецких войн второй половины XVIII в. Поэтому попытки иранских шахов и турецких султанов возобновить агрессию в Закавказье встречали со стороны русского правительства отпор. В этой обстановке усиливалась ориентация на Россию народных масс Азербайджана, которая находила отражение в политике некоторых правителей. Во время русско-турецкой войны 1768—1774 гг. турецкий султан посылал азербайджанским и дагестанским феодалам письма, отправляя агентов, чтобы склонить их на выступление против России, но не имел успеха. Такая же неудача постигла попытки султана и во время русско-турецкой войны 1787— 1791 гг. Фатх Али-хан кубинский не только отверг предложение турен- кого эмиссара выступить против России и напасть на Грузию, но предложил Ираклию II помощь против турок, переслал султанский фирман русскому правительству и просил его принять Кубинское ханство под покровительство России. Еще в 1783 г. с аналогичной просьбой обратился в Петербург карабахский хаи, а в начале 90-х годов, p. связи с угрозой иранской агрессии,— кубинский, бакинский, талышский, ширванский, шекинский и дербентский ханы.

 

После ряда междоусобий центральная власть в Иране попала в руки династии Каджаров, вышедшей из обиранившейся фамилии наследственных глав азербайджанского кочевого племени каджар. Основатель этой династии, Ага Мухаммед-хан (1781 —1797) стремился захватить Закавказье с его нефтью, шелком, медью, серебром. К 1795 г. он занял войсками Южный Азербайджан и покорил ханов этой области. Труднее оказалось подчинить Северный Азербайджан. Получив требование Ага Мухаммед- хана прислать заложника (аманата), Ибрахим Халил-хаи карабахский (1760—1806) отправил в Россию посольство с просьбой о помощи и, получив благоприятный ответ, разрушил исторический Худа-Аферинский мост на Араксе и собрал 15 тыс. войска для отпора Ирану. Посланный шахом передовой отряд был разбит совместным карабахским и грузинским войском. В 1795 г. Ага Мухаммед-хан, восстановив наскоро Худа-Аферинский мост и переправив значительные военные силы через Араке, лично осадил Шушу — прекраспую природную крепость. Крепость взять не удалось благодаря героическому сопротивлению осажденных, поддержанному населением ханства, и Ага Мухаммед-хап снял осаду. Но Северный Азербайджан подвергся жестокому разорению: иранские войска сжигали села, угоняли людей в рабство. Жители разбегались в горы и леса. Поля в тот год не обрабатывались, и в следующем году зернового хлеба в стране почти не было; крестьяне питались падалью, кореньями и желудями. Появилась чума. Шемаха и Ax-Су были разрушены. Североазербайджанские ханы должны были признать себя вассалами шаха. Феодалы Азербайджана разделились на сторонников России и Ирана, во многих ханствах шла междоусобная война. В сентябре 1795 г. Ага Мухаммед-хан пошел на Восточную Грузию, где подверг разгрому Тбилиси. На зиму войска шаха расположились в Муганской степи, чтобы весной возобновить военные действия. Известие о восстании в Хорасане и о движении из России отряда генерала В. Зубова заставило Ага Мухаммед-хана вернуться в Иран. Поход Зубова был предпринят в мае 1796 г. Еще до наступления летней жары русские войска продвинулись до Ширвапа. Дербент был сдан русским войскам под давлением городского населения. Бакинское население с радостью приняло прокламацию Зубова и добровольно впустило в город его войско. Подобное отношение было у большинства населения Ширвана. Это объясняет и позицию азербайджанских феодалов. Ханы бакинский, шекинский и гянджинский подчинились России; хан карабахский послал к Зубову своего сына с подарками; в Ширване сторонник Ирана Мустафа-хан был низложен местными беками и заменен его двоюродным братом, сторонником России, Касим-хапом. Зубов готовил присоединение Северного Азербайджана до Аракса на юге. Но после смерти Екатерины II новый император Павел 1 отказался от активной политики в странах Закавказья, сосредоточив все внимание на европейских делах. Отряд Зубова был отозван в Россию (в начале 1797 г.). Тогда Ага Мухаммед, ставший шахом, в 1797 г. снова пошел на Северный Азербайджан. Обессиленная голодом и чумой страна не могла сопротивляться. Ибрахим-хан карабахский бежал, иранцы без боя запяли «девственную крепость» Шушу, которую до того никому не удавалось взять; в Ширван- ском ханстве был восстановлен Мустафа-хан.

 

Обосновавшись в Шуше, Ага Мухаммед-шах превратил этот город в застенок, наполнив подземелья дворца людьми разных классов, заподозренными в симпатиях к России. В числе других был арестован везир хана карабахского, ученый Панах, талантливейший из тогдашних азербайджанских поэтов, писавший под псевдонимом Вагиф («Знающий»), сторонник сближения с Россией. Но скоро против шаха составился заговор, и в мае 1797 г. он был убит несколькими придворными, опасавшимися за свою жизнь Новый шах Ирана, Фатх Али-хап (1797 — 1834), племянник Ага Мухаммед-шаха, не проявил активности в Закавказье, довольствуясь признанием иранского господства со стороны азербайджанских ханов, которые возобновили междоусобные распри и войны. Доведенные до отчаяния крестьяне и горожане местами восставали. Против Шейх Али-хана кубинского, державшегося при помощи 10 тыс. наемников аз Дагестана, размещенных на постой в селениях и сильно притеснявших население, вспыхнули восстания в Сальяне, Кубе и Дербенте (1799— 1800). В широких пародных массах Азербайджана росло стремление к присоединению к России. Только это открывало возможность для прогрессивного развития страны.

 

Общий экономический упадок Азербайджана в XVIII в., как и сопредельных государств, тяжело отразился и на культурной жизни. Тем не менее азербайджанская поэзия XVIII в. представлена крупнейшими поэтами — Видади (ум. 1809) и Вагифом (1717—1797). В поэзии Видади преобладают грустные настроения, вызванные тяжелым положением страны, разоренной иноземными вторжениями и феодальными междоусобиями.

 

Поэзия Вагифа, напротив, проникнута жизнерадостностью и бодрым оптимизмом; он воспевал красоту, любовь; гражданские мотивы, возмущение захватнической политикой Ирана и Турции, как и своекорыстной и враждебной народу политикой местных ханов,— занимают видное место в поэзии Вагифа. Поэт получил традиционное литературное образование, основанное на изучении арабской и персидской классической поэзии, но сам не подражал классическим поэтам; язык его азербайджанских стихов близок к языку народных певцов — ашугов. Поэзия Вагифа носит вполне светский характер и свободна от влияния суфийского мистицизма Он был убежденным сторонником ориентации на Россию и в качестве советника Ибрахим-хана карабахского — деятельным проводником русской ориентации в политике.

 

В XVIII в. в Азербайджане развился новый архитектурный стиль, выраженный преимущественно в светских зданиях. Из них самый замечательный — двухэтажный дворец шекииских хапов в Шеки (современная Пуха), украшенный богатой резной декорировкой по фасаду и стенной живописью внутри по мотивам произведений Низами; дворец этот сохранился и в наши дни, как и дворцы карабахских ханов в Шуше.

 

Широко были развиты прикладное искусство, резьба по камню, орнаментировка металлической посуды, оружия, ковроткачество.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век"

 

Смотрите также:

 

политика России 18 века   Всемирная история