ФЕОДАЛЬНАЯ РОССИЯ 18 ВЕКА

 

 

Развитие металлургической и металлообрабатывающей промышленности в России 18 века

 

Разделение труда на мануфактурах сделало в 18 веке значительный шаг вперед. Вместо обычных девяти цехов, имевшихся на русских металлургических заводах XVII в., в последующее время, в XVIII в., на уральских заводах уже было 32 цеха. В России строились самые высокие домны. На Невьянском заводе двухфурменная домна имела в высоту 19 аршип, тогда как обычная высота домен в Западной Европе равнялась 10—12 аршинам.

 

К промышленным гигантам того времени следует отнести заводы: Нижне-Тагильский (по данным 1795 г., выплавлявший в год 358,5 тыс. пуд. чугуна), Ревдинский (305,2 тыс. пуд.), Невьянский (290,7 тыс. пуд.), Кыштымский (208 тыс. пуд.), Уткинский (208,5 тыс. пуд.) К В конце столетия металлургическая техника на Урале достигла значительных успехов в результате улучшения дутья. Введение цилиндрических («кубических») мехов произвело, по сообщению современника — И. Э. Норберга, «революцию в дутье» и повысило производительность домны; суточная выплавка чугуна на Нижне-Тагильском заводе в 1799 г. составляла 434—629 пудов против не более 470 пуд. в 1791 г. Норберг ставил русскую металлургическую технику в пример западноевропейским заводчикам; по его словам, в Силезии строили домны по русским образцам.

 

Высокая техника на отдельных русских заводах XVIII в. во многом обязана русским изобретателям и ученым.

 

М. В. Ломоносов в 1763 г. издал свои «Первые основания металлургии» — учебник горнозаводского дела, в котором излагались научные основы металлургии того времени. В приложении к этой работе Ломоносов дал новую теорию движения воздуха и газов в рудниках и в пламенных печах  . Русские заводы отличались оригинальными гидросиловыми установками, вполне приспособленными к режиму русских рек с их бурными паводками.

 

Творчество строителя заводских гидросиловых сооружений К. Д. Фролова (1726—1800) широко и плодотворно развернулось в сооружениях на Змеиногорском заводе на Алтае. Он построил здесь облегченную плотину на р. Корбалихе с длинным напорным (деривационным) каналом, на котором разместил три предприятия. Отработав на водяном колесе первого из них, водяной поток шел далее, приводя в движение колеса второго и третьего предприятий; таким образом, одно и то же количество воды выполняло работу трижды. Фролов организовал привод от одного водяного колеса ко всем рабочим механизмам завода. То же водяное колесо при помощи канатов впервые стало приводить в действие систему вагонеток на внутризаводских путях.

 

 

«Огнедействующая» машина И. И. Ползунова (1728—1766) на два десятилетия опередила машину Уатта. Машина Ползунова была универсальным двигателем и состояла из двух цилиндров с поочередным движением в них поршней с оригинальным механизмом. Машина, пройдя испытание на Колывано-Воскресенском заводе на Алтае, была пущена в ход после смерти великого изобретателя и приводила в движение воздуходувные мехи на заводе  .

 

Среди технических достижений XVIII в. следует отметить строительство каналов со сложной системой шлюзов. Вышневолоцкий канал, сооруженный в первой четверти XVIII в., Ладожский канал и шлюзы у Шлиссельбурга обеспечили дешевый путь с Камы и Волги до Петербурга. Огромное количество грузов — хлеба, льна, пеньки и железа — двигалось по водному пути к балтийским портам.

Водный транспорт являлся важнейшим условием быстрого роста русского экспорта. Развитие русской металлургии и ее значение во второй половине XVIII в. тесно связаны с водным транспортом. «Железные караваны», как назывались транспорты деревянных барж, груженных железом, отплывали ранней весной, в апреле, с уральских пристаней на р. Чу- совой, спускались затем по Каме до Волги; в пути нанимали бурлаков и лоцманов, затем суда поднимались вверх по Волге до Твери и далее направлялись р. Твердой через Вышневолоцкий канал по Мете, оз. Ильмень, Волхову Ладожским каналом и Невой до Петербурга. На водном транспорте ежегодно было занято огромное число наемных рабочих. В 60-х годах XVIII в. это число доходило до 120 тыс. и возросло к концу столетия до 200 тыс. К

 

В первой четверти XVIII в. строительство металлургических заводов велось почти исключительно на Среднем Урале, а в 40-х и особенно в 50-х годах происходило также промышленное освоение Южного Урала. Эти предприятия создавались до 60-х годов как привилегированные мануфактуры. Большую роль в освоении Южного Урала сыграли представители титулованной знати, главным образом Шуваловы, затем Воронцовы и Строгановы. Ряд новых предприятий был создан купеческим капиталом (Турчаниновым, Осокиным, Походяшиным, Яковлевым). Русской аристократии принадлежали не только заводы, возникавшие в результате ее предпринимательской деятельности, но и заводы, создавшиеся на средства казны. Так, например, Гороблагодатский и Серебрянский заводы были переданы Шувалову, Уткинский доменный завод в 1759 г. передан Ягу- жинскому.

 

Владение промышленными предприятиями давало титулованной знати различные привилегии. Близким ко двору лицам казна выдавала крупные субсидии: Шувалов получил в 1757 г. 30 тыс. руб. Но едва ли не важнейшая привилегия заключалась в приписке к заводам государственных крестьян. Например, к Гороблагодатским заводам было приписано около 20 тыс. крестьян (в первой четверти XVIII в. ко всем уральским заводам было приписано 25 тыс. крестьян). В отдельных случаях продолжалась приписка крестьян к купеческим заводам; к Петропавловскому заводу Походяшина было приписано 4 тыс. крестьян. Промышленность Урала в 50-х годах развивалась на основе широкого применения крепостного труда.

 

Заметный подъем металлургической и металлообрабатывающей промышленности, как уже указывалось, наблюдался и в других райопах. Исключение составлял Тульский район. В 1753 и 1754 гг. были изданы указы, запрещавшие строить заводы по производству и обработке металла в радиусе 200 верст от Москвы, а старые заводы предписывалось снести. Указы мотивировались необходимостью сохранить леса, нужные для отопления столицы. Эти указы нанесли непоправимый ущерб промышленности Тульского района. Почти все металлургические предприятия закрылись. Металлообрабатывающая промышленность сохранилась, но и ее объем производства сократился. Сохранился Тульский ружейный завод, носивший характер рассеянной мануфактуры. Впоследствии указы 1753 и 1754 гг. были отменены, но возрождение Тульского промышленного района шло крайне медленно.

 

Другие металлургические районы страны значительно уступали Уралу. К 1763 г. Урал давал свыше 9/ю всей выплавлявшейся меди и до 2/з продукции всей черной металлургии . Но это был центр промышленности, основанной на применении труда приписных крестьян, собственных крестьян заводчиков-дворян и в меньшей степени посессионных крестьян. Доля наемной силы на Урале была незначительна. Заводы других металлургических районов сараны существенно отличались от заводов уральской группы не только меньшими размерами, но и значительно более широким применением наемной рабочей силы.

 

Развитие металлургической и металлообрабатывающей промышленности после 1762 г. и до конца века значительно отличалось от процесса ее развития в 50-х годах. Прежде всего явно замедленными темпами происходило новое строительство на Урале. В области выплавки меди за последние 40 лет XVIII в. было построено лишь пять новых заводов, но до конца века из них дожили только два (Богословский и Миас- ский). В 80-х годах прекратили работу 23 ранее созданных предприятия. Более медленными темпами, чем в 50-х годах, шло развертывапие и черной металлургии, а после 1791 г. строительство новых домен вообще прекратилось.

 

Другой особенностью развития металлургической и металлообрабатывающей промышленности за последние 40 лет XVIII в. явился упадок предпринимательской деятельности титулованной знати. Новое строительство теперь в подавляющем большинстве случаев осуществляли выходцы из купечества.

 

На Урале наиболее широкое строительство новых заводов развернул представитель купеческого капитала Савва Яковлев. С 1769 по 1778 г. им построено на Урале четыре доменных и три молотовых завода. Кроме того, Яковлев скупил в Зауралье девять заводов (Невьянский, Верхне- Тагильский и др.). Петр Яковлев, сын Саввы, в дополнение к этим заводам построил еще один — Троицко-Петрокаменский на р. Нейве. С 1790 г. Яковлевы прекратили строительство заводов. Баташевы и Яковлевы —наиболее крупные предприниматели последних 40 лет XVIII в. Помимо них, крупное промышленное строительство вели и другие представители купеческого капитала — Губин, Гусятниковы, Лугинины и др.

 

В металлообрабатывающей промышленности во второй половине XVIII в. по сравнению с первой половиной века наблюдается более широкое применение наемного труда, большей частью — оброчных крестьян. Приписка крестьян к фабрикам и заводам с 1760 г. была прекращена. В 1762 г. запрещена и покупка крестьян к фабрикам и заводам всем, не имевшим права владеть крепостными. Углубившееся во второй половипе XVIII в. расслоение крестьянства выбрасывало на рынок труда большее количество рабочей силы, чем в первой половине века. Даже на Урале, где крепостничество, по сравнению с другими районами, было более развито, расширился наем крестьян. Увеличилось применение наемного труда на заводах С. Яковлева, а на Верхне-Алапаевском и Петрокаменском заводах наемные работные люди составляли преобладающую часть рабочей силы К Но все же и теперь в большей части предприятий горной промышленности господствовал крепостной труд. Так, много крепостных работало на заводах Твердышева, которому право приобретения крепостных было даровано специальным сенатским указом.

 

Для своих южноуральских заводов он скупил 15 тыс. крестьян. Баташевы, получив права дворянства, усиленно скупали крепостных для среднеокских заводов. Разумеется, на заводах таких предпринимателей, как Демидовы и Строгановы, крепостной труд решительно преобладал. Но и здесь доля наемного труда была выше, чем об этом позволяют судить данные ведомостей Берг- коллегии. Вольнонаемные рабочие использовались на металлургических предприятиях Оренбургской и Казанской губерний. Даже труд приписных крестьян нередко заменялся наемным. В наказах в Уложенную комиссию 1767 г. черносошные крестьяне сообщали о найме приписками от себя «к той работе посторонних людей». Данные о найме рабочей силы встречаются в сведениях о заводах Осинского, Кунгурского, Верхне-Удинского уездов, в наказах депутатов приписных крестьян к заводам П. Осокина, М. Походяшина, Н. Демидова, Р. Воронцова и некоторых других. Но, по- видимому, некоторое расширение применения наемного труда в горной промышленности произошло в 60-х годах. Таким образом, крепостнический характер горной промышленности, включая сюда металлургические, железоделательные, медеплавильные, сереброплавильные и золотопромы- вательные предприятия, не подлежит сомнению.

 

Близко к горным заводам по своей социальной структуре стояли суконные мануфактуры. Число посессионных крестьян на этих мануфактурах было невелико — к 1762 г. только 2600. Но в этой отрасли промышленности работало значительное количество помещичьих крепостных крестьян. Суконные мануфактуры большую часть своей продукции были обязаны сдавать в казну. Они в значительно меньшей степени, чем остальные отрасли текстильной промышленности, были связаны с широким рынком. Обеспеченный сбыт привлек в эту отрасль промышленности дворянство. Ему принадлежало не только большинство суконных мануфактур, но и наиболее крупные суконные предприятия. Доля вольнонаемного труда на этих мануфактурах была невелика. Но все же и в этой, одной из наиболее крепостнических, отраслей промышленности вольнонаемный труд пробивал себе дорогу. Применение вольнонаемного труда встречалось на суконных предприятиях Москвы и Московской губернии, в Воронежской области (мануфактуры Горденина, Пустоваловых и В. Тулинова), в Тамбовской губернии (предприятия М. Олесова, Я. Тулинова) и некоторых других

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

феодальные отношения в Древней Руси   феодальное общество  феодальное землевладение   Крепостное право в России