ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Беглые. Побеги крестьян как форма протеста против феодального гнёта. Волнения и нападения крестьян на помещиков

 

Одной из форм протеста против феодально-крепостнического гнета были побеги крестьян. Бежавшие поселялись или за польской границей, полагая, что помещики тут меньше угнетают крестьян, или на южных и восточных окраинах государства, где в некоторых районах помещиков вообще не было, а там, где они были, крестьянам жилось легче, так как вследствие малой населенности этих районов нуждались в рабочей силе и потому стремились некоторыми льготами удерживать крестьян на своих землях.

 

В 50-х годах Сенат ие раз обращался к вопросу о побегах крепостных крестьян. Показателем многочисленности побегов крестьян в эти годы является обширный указ 13 мая 1754 г., содержавший меры борьбы с побегами и установивший размер штрафов за укрывательство беглых К

 

Но никакие меры строгости — ни жестокие наказания за побег, ни высокие штрафы за прием беглых — ие помогали. Правительство Елизаветы Петровны решило в 1759 г. от угроз перейти к обещаниям прощения за побег за границу и в соответствии с этим издало особый манифест 5 ноября 1759 г. Манифест разрешал находившимся в Польше, Литве и Курляндии беглым русским солдатам и «другого звания людям» «выходить беспрепятственно в Ригу и там поступать в фортификационные работы и в дворцовые крестьяне»  .

 

Повторное издание манифеста в 1761 и 1763 гг. свидетельствует, что он мало повлиял на беглых: побеги продолжались. В 1763 г. новгородские помещики подали доношение, что из их деревень в продолжение многих лет в Польшу бежало немалое число крестьян, а в нынешнем 1763 г., писали они, ушло не менее 100 семей, в которых было до 500 душ. В августе 1763 г. по докладу Сената было велено послать в Польшу и Литву «нарочно и скрытно» воинские команды для возвращения беглых. С польской границы отряд генерал-майора Маслова привел беглых крестьян 1015 душ м. п. и 512 ж. п., а всего 1527 чел.  . О многочисленных побегах крестьян из тогдашней Новгородской и Смоленской губерний дворяне писали в наказах депутатам Уложенной комиссии 1767 г. Из одной Смоленской губернии в Польшу бежало свыше 500 душ обоего пола.

 

Дворяне пограничных северо-западных местностей жаловались также на побеги крестьян в Латвию и Эстонию. Уходить сюда крестьянам было тем легче, что эти местности не отделялись от остальных губерний России ни заставами, ни форпостами. В большом количестве крестьяне бежали также на юг — в Новороссию, на Дон, на Кавказ, на юго-вооток — в Астрахань, а также на восток — в Оренбургский край, на Урал, в Сибирь.

 

 

Никакие законодательные меры не могли остановить этого движения. Высылать беглых с окраин России в места их прежнего жительства было невозможно: это значило бы обезлюдить окраины, в то время как население здесь и без того было редким. Приходилось оставлять беглецов на новых местах жительства и засчитывать их помещикам в рекруты.

 

Множество беглых скрывалось и в центральной России. Время от времени среди крестьян распространялись слухи, что в таком-то месте принимают беспаспортных, и туда устремлялись беглые люди Когда в 1764 г. стали говорить, что беспаспортных принимают на строительство каналов, Екатерина II велела опубликовать, что этот слух лишен основания. Чтобы прекратить побеги, вызываемые подобными слухами, был обнародован общий сенатский указ.

 

Помещики со своей стороны давали специальные указания в инструкциях своим приказчикам и управителям, как бороться с побегами. Особенно усилились побеги крестьян в середине XVIII в. из многочисленных и обширных вотчин Шереметевых  .

 

Особой формой борьбы крестьян против феодальпо-крепостнического гнета являлись выступления беглых крестьян небольшими вооруженными группами; они жгли помещичьи усадьбы, расправлялись с приказчиками и управителями поместий, убивали самих помещиков. В 1751 г. случаи объединенных выступлений партий беглых крестьян отмечались в Серпуховском, Каширском, Тарусском и Обоянском уездах , в 1756 г.—в Петровском и Пензенском уездах. Такие же вести о разгроме помещичьих имений приходили от местных властей из Шацкого уезда, из Алатырской провинции, из Московского уезда.

 

Еще более тревожные известия поступали в Сенат в 1760 г. В нескольких местах Алатырской провинции группы крестьян, вооруженных ружьями, тесаками, бердышами, рогатинами, совершали нападения на помещичьи вотчины; в одном случае повстанцы имели 4 пушки. С 1764 но 1769 г. в Московской губ. были убиты 21 помещик и 9 помещиц, не считая пяти покушений на убийство . В своей тульской деревне выстрелом в окно был убит генерал-аншеф Н. Леонтьев. Особенно много помещиков уничтожено в 1767 г. Этот год, по словам одного современника, «учинился примечателен в России убиением многого числа господ от их подданных»  . На частые убийства помещиков крестьянами указывали в своих речах депутаты от дворянства и дворянские наказы в Комиссии 1767 г.

 

Иной формой протеста крестьян против крепостного гнета, а вместе с тем и показателем внутреннего ослабления крепостнического базиса, были массовые выступления закрепощенного крестьянства против помещиков-дворян. Поводы для этих выступлений столь же разнообразны, как и в выступлениях крестьян в церковных вотчинах.

 

В 1750—1754 гг. большое волнение охватило крестьян подмосковной вотчины графини Анны Бестужевой — с. Павловское Московского уезда, с 19 деревнями. Здесь было 393 двора с населением в 2556 чел. После конфискации («отписки на государя») вотчины крестьяне перестали платить оброк.

 

Для взыскания оброчных денег и недоимок прибыла воинская команда. К 1750 г. с крестьян было взыскано только 1095 руб. и в недоимке значилось 2124 руб. В мае этого года крестьяне обратились с ходатайством в следственную комиссию, в ведении которой находилась вотчина, отсрочить платеж до осени, а затем отправили трех ходоков с челобитной в Петербург. Кроме того, они жаловались комиссии на поборы, «нестерпимые обиды и беспрестанный бой от приказчика Матинского». Комиссия за выдачу ходокам 30 руб. из подушного сбора и подачу челобитной «без заручной от всего миру» постановила нещадно высечь плетьми трех десятских и трех крестьян. В вотчины была послана воинская команда, которая произвела новую экзекуцию над крестьянами. Последовали новые челобитные, новые отправки в с. Павловское команд, высылка в Москву «заводчиков» скованными, но погашение оброчных денег и недоимок не подвигалось вперед. Крестьяне собирали сходы и по своему усмотрению сменяли старост и выборных.

 

В 1752 г. в Москву пришли просить «о милостивом суде» 150 крестьян, и комиссия не сразу решилась на репрессивные меры. Затем крестьян арестовали, и для сопровождения их в с. Павловское была назначена команда из 100 солдат. В с. Павловском было наказано плетьми 728 чел. и оставлена команда во главе с поручиком, которая принялась выколачивать недоимки. Крестьяне снова подали в комиссию прошение. В нем они писали, что поручик держит на правеже по 200 чел. и безжалостно взыскивает деньги, что они продали скот и имущество и платить им нечем, что их обременяют работами на Санкт-Петербургской дороге. В ответ на это комиссия предписала публично высечь старосту, выборного и десятских и неослабно взыскивать недоимку.

 

Наконец, в марте 1754 г. крестьянам удалось подать прошение самой императрице. По указу 23 апреля 1754 г. с. Павловское было пожаловано С. П. Ягужинскому. Команду из села вывели, взыскание недоимок прекратилось. Всего до середины марта 1754 г. было взыскано 3072 р. 84 к., в недоимке осталось 1518 р. 37 74 к.

 

Так закончилась многолетняя борьба павловских крестьян с вотчип- ными властями. Крестьяне в течение всех этих лет борьбы проявляли настойчивость и упорство. Вожаками их, облеченными доверием «мира», выступали обычно пожилые, нередко зажиточные крестьяне. В своих требованиях крестьяне Павловской вотчины не выходили за пределы своих, местных интересов.

 

В 1758 г. крестьяне сельца Чурилова Юрьевского уезда отказались работать на помещицу Стромилову. В сельцо была послана воинская команда В том же году и в том же Юрьевском уезде обнаружилось непослушание крестьян с. Никольского, принадлежавшего помещице Маковой. Крестьяне «отложились» вследствие слуха, что с. Никольское отписапо на государыню, что, по их мнению, должно было улучшить их положение.

 

Частым поводом к волнениям крестьян служил переход их под власть другого собственника. В 1751 г. уральский заводчик Никита Демидов купил у Репнина имение в Обоянском уезде; крестьяне, очевидно, опасались, что новый владелец заставит их работать на своих заводах, а эту работу крестьяне считали более тяжелой, чем барщина на пашне; кроме того, переселение на Урал разрушало весь привычный для крестьян, давно сложившийся строй жизни. Несмотря на присылку команды, крестьяне не дали «отказать себя» за Демидова и, повидимому, были приписаны к собственным вотчинам имп. Елизаветы  .

 

Не хотели признать над собой власть того же Никиты Демидова крестьяне с. Русанова Алексинского уезда Тульской губ. (744 души), после того как их владелица, кн. П. И. Репнина, в 1756 г. продала их Демидову. С приездом сюда «отказчика» и воинской команды в количестве до 300 чел. произошло кровавое побоище, во время которого 30 крестьян с. Русанова были убиты и 33 смертельпо рапены. Через шесть лет волнения в с. Русанове возобновились, крестьяне подали новую челобитную с жалобой на Евдокима Демидова, сына Никиты. Крестьяне отказались идти на Дугненские железные заводы Демидова в Калужском уезде. Во время допроса крестьяне показали, что вследствие создавшегося в вотчине положения они в течение четырех лет (1758—1762) не пахали своей пашни и не косили покосов и только в последний год засеяли землю  .

 

Случай отказа крестьян признать перевод их в собственность нового владельца отмечен в указе 29 апреля 1760 г. . Крестьяне с. Спасского и других деревень в Арзамасском уезде после продажи их генералом Воронцовым надворному советнику Бессонову отказались повиноваться новому помещику. Крестьяне, увидев присланного из арзамасской провинциальной канцелярии подьячего и воинскую команду «для отказа оных крестьян за надворного советника Бессонова», собрались с ружьями, рогатинами и дрекольем, подьячего и команду в село не пустили и грозили всех «побить досмерти». Сенат приказал послать новую воинскую команду для подавления крестьянского движения.

 

Большие волнения помещичьих крестьян были вызваны слухами о том, что вследствие манифеста 18 февраля 1762 г., освободившего дворян от обязательной службы, близко и освобождение крестьян от гнета помещиков. В начале 1762 г. в девяти центральных уездах (Тверском, Клинском, Галицком, Каширском, Тульском, Белевском, Епифанском, Волоколамском и Вяземском) волнения охватили почти 7 тыс. крестьян, принадлежавших девяти помещикам. Для усмирения крестьян были посланы воинские команды. При этом в Тверском и Клинском уездах действовала команда из 400 чел. с четырьмя пушками, а потом туда прибыл кирасирский полк . В Вяземском уезде волнения крестьян подавлял кн. А. А. Вяземский. Военный отряд при встрече с толпой крестьян в 2 тыс. чел. открыл стрельбу из пушек; погибло около 20 крестьян. Крестьяне в ряде случаев требовали, чтобы их перечислили в разряд дворцовых крестьян  .

 

Массовый характер носили волнения среди помещичьих крестьян в 176З г. в Пошехонском, Новгородском, Волоколамском, Уфимском уездах . Волнения 1762—1763 гг. послужили поводом для составления Военной коллегией в октябре 1763 г. общих правил начальникам воинских отрядов, посылаемых для подавления крестьянских движений .

 

Особенно многочисленными и напряженными были выступления крестьян против помещиков во второй половине 60-х годов в связи со слухами о том, что в Уложенной комиссии 1767 г. поднят вопрос об улучшении быта крепостных . В 1766—1769 гг. движение охватило большие вотчины пяти крупных помещиков Воронежской и Белгородской губерний. Здешние крестьяне заявили, что за помещиками «быть не хотят, а желают быть государственными крестьянами»  .

 

В середине XVIII в. произошло массовое бегство крестьян и казаков с Украины в Россию. Оно было вызвапо тяжелым крепостническим гнетом. В 1750—17G4 гг. в одну только генеральную войсковую канцелярию поступило 105 дел с челобитными «малороссиян», бежавших с Украины в Россию  . В то же время русские крестьяне толпами бежали на Украину.

 

С 60-х годов на Левобережной Украине началось массовое крестьянское движение. В 1761 г. поднялись против крепостнического гнета крестьяне с. Кулаги и дер. Суботовичи в Стародубском полку. Для усмирения крестьян была послана воинская команда . В 1765—1766 гг. происходили волнения крестьян в Изюмской и Острогожской провинциях. В ряде случаев помещичьи крестьяне требовали записать их в государственные крестьяне. Против них посылались команды солдат.

 

В Воронежской и Белгородской губерниях крестьянское движение в 60-х годах получило распространение в связи с широко развитым здесь в те годы своеобразным социальным явлением — самозванством, одним из проявлений классовой борьбы  . Документы устанавливают несколько случаев выступлений самозванцев в указанных губерниях. Все самозванцы в России в последней трети XVIII в., за немногими исключениями, принадлежали к социальным «низам» и были беглыми солдатами, беглыми крестьянами, однодворцами. Из среды этих же социальных групп обычно выходили и распространители разных слухов о бывшем императоре Петре Федоровиче, и среди них же самозванцы находили наибольшее число сторонников  .

 

Особенно большую роль в самозванстве того времени играли однодворцы — особая категория сельского населения в России XVIII в., занимавшая промежуточное место между прежними мелкими служилыми людьми и государственными крестьянами. Общее число однодворцев, по данным третьей ревизии (1761 —1767), в Воронежской и Белгородской губерниях было около 470 тыс. В конце 1766 — начале 1767 г. многие имения в Воронежской и Белгородской губерниях, как уже сказано, были охвачены крестьянскими волнениями, которые вызвали движение и среди однодворцев. Положение однодворцев в этих губерниях характеризуется следующими чертами: безземелье или малоземелье и, как следствие этого, большое оскудение, произвол со стороны администрации и окрестных помещиков. Все это создавало предпосылки для успешной агитации среди них против феодально-крепостнического строя и его представителей.

 

Посулы самозванцев (освобождение от подушной подати и рекрутства, от заводских работ и вообще «свобода от господ») привлекали на их сторону широкие слои социальных «низов». Для борьбы со сторонниками и последователями самозванцев правительство посылало воинские команды, но движение не прекращалось и в последующие десятилетия.

 

Массовое крестьянское движение развернулось в 60-х годах в Среднем Повол жье, где произошло 15 восстаний помещичьих крестьян. В ряде вотчин крестьяне, выступая, говорили, что «у владельцев в подданстве быть не хотят» Восстания были направлены не только против оброка, барщинных работ, но и против крепостного права в целом. Наиболее ярко это сказалось в восстаниях крестьян таких крупных соб-         Оружие восставших крестьян, ственников, как Куракины, Государственный Исторический музей Шереметевы, Полянские.

 

Одно из восстаний в с. Знаменском Симбирского уезда продолжалось более года; крестьяне организовали здесь «следствие» над приказчиком и другими вотчинными властями, сместили их и избрали новую власть. В вотчине помещика Шепелева в с. Аргамаково Верхнеломовского уезда восставшие, числом в тысячу человек, встретили два эскадрона драгун «дубьем, железными рогатинами, ножами и каменьями» 2; к ним присоединились крестьяне других помещиков. В восстании крестьян в 1765 г. в с. Ивановском Пензенского уезда, продолжавшемся около года, участвовали помещичьи и монастырские крестьяне, пахотные солдаты и новокрещены 11 соседних сел. Были случаи убийства крестьянами помещиков.

 

Частыми поводами к выступлениям крестьян в 60-х годах были слухи о якобы изданном указе, запрещающем помещикам требовать от крестьян работы более 1 дня в неделю.

Волнения охватили большие массы крестьян Бежецкого, Кашинского, Симбирского. Свияжского и других уездов 3. На усмирение этих волнений посылались целые полки.

 

Нарастание и изменение характера борьбы помещичьих крестьян являлись непосредственным следствием разложения господствовавшей системы феодально-крепостнических отношений.

 

Положение дворцовых и государственных крестьян в 50—60-х годах было несколько легче, чем помещичьих и церковных крестьян, в силу того, что они были обложены точно определенными денежным оброком и повинностями. «Дворцовое управление пыталось преодолеть упадок крепостнического хозяйства, усиливая внеэкономическое принуждение с помощью бюрократического вотчинно-администчративного аппарата. Усиление феодального гнета сопровождалось всевозможными злоупотреблениями дворцовых властей, насилием и издевательством над крестьянами. Крестьяне отвечали на это челобитными в высшие правительственные учреждения, неуплатой в срок денежных и натуральных сборов, а иногда и отказом от уплаты, массовыми уходами в город на заработки с паспортами и без паспортов, бегством и т. д.» В 1765 г. дворцовые крестьяне Тамбовского уезда оказывали помощь крепостным помещика Фролова- Багреева при их сопротивлении воинской команде, а затем укрывали их от ареста  .

 

Государственные крестьяне в своих челобитных жаловались на недостаток пахотной земли и на необходимость арендовать ее у горожан и других лиц, а также на большое количество взимаемых с них различных тяжелых натуральных повинностей, на взяточничество и произвол властей.

 

Крестьянские волнения 50—60-х годов были массовым антифеодальным движением большого размаха. В них участвовали сотни тысяч крестьян разных категорий — церковных, помещичьих, дворцовых и государственных.

 

Волнения 50—60-х годов охватили западные, северо-западные и южные районы страны, как протест против все усиливавшейся феодально- крепостнической эксплуатации.

 

Многочисленны и напряженны были выступления крестьян разных категорий в центральных и восточных уездах страны, направленные на уничтожение крепостнических отношений.

 

Большой размах получили в 50—60-х годах выступления монастырских и государственных крестьян Приуралья. Волнения подавлялись с большой жестокостью, сотни крестьян были убиты, тысячи человек ранены, биты плетьми, кнутом и батогами и сосланы на каторгу. Все волнения заканчивались поражением восставших, так как были стихийными и неорганизованными. Идеология их носила царистский характер, но они расшатывали феодальный базис, тем самым приближая его крушение.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

КРЕПОСТНОЕ ПРАВО В РОССИИ  18 век истории России  Борьба крестьян с феодалами и монастырями

 

 Борьба крестьян  Классовая борьба крестьян и холопов