ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Арест и казнь Пугачёва. Причины поражения восставших в крестьянской войне

 

Крестьянская война 1773—1775 гг., и особенно ее второй этап (лето 1774 г.), как нельзя лучше иллюстрирует слова В. И. Ленина: «Когда было крепостное право,— вся масса крестьян боролась со своими угнетателями, с классом помещиков, которых охраняло, защищало и поддерживало царское правительство. Крестьяне не могли объединиться, крестьяне были тогда совсем задавлены темнотой, у крестьян не было помощников и братьев среди городских рабочих, но крестьяне все же боролись, как умели и как могли»

 

За 8 месяцев Крестьянской войны в правительственных войсках сменилось четыре главнокомандующих: А. И. Бибиков, Ф. Ф. Щербатов, П. М. Голицын, наконец, П. И. Панин. В начале сентября 1774 г. из Дунайской армии на помощь Панину прибыл А. В. Суворов, ставший во главе правительственных войск, преследовавших армию Пугачева.

 

Панину были предоставлены исключительно большие полномочия. Ему подчинялись все учреждения и должностные лица Казанской, Оренбургской и Нижегородской губерний. В его распоряжение поступили свежие полки. Войска заняли Донскую область, чем было предотвращено там восстание казацких низов. Войска стягивались не только в Поволжье, но и к границам Московской губернии, чтобы преградить сюда путь восставшим.

 

21 августа Пугачев подошел к Царицыну, но не смог взять его; к пему приближались с севера отряды Михельсона. Не задерживаясь, Пугачев обогнул Царицын, занял Сарепту (ныне Красноармейск) и пошел по направлению к Черпому Яру. Не доходя 40 верст до города, у так пазываемой Сальниковой ватаги, его настиг 24 августа Михельсон. Произошло последнее за время Крестьянской войны большое сражение. Пугачев потерял 2 тыс. убитыми и 6 тыс. пленными; в числе погибших был Овчинников, только что произведенный Пугачевым в чин генерал-фельдмаршала. С несколькими сотнями человек Пугачев переправился за Волгу; он излагал своим спутникам разные планы дальнейших действий — ухода то к низовьям Яика и туркменскому берегу Каспийского моря, то в Сибирь или Казахстан, то в Запорожье.

 

Но яицкие казаки заставили его идти степью на Узени, чтобы пробраться на Яик. Группа казаков во главе с Творого- вым и Чумаковым давно уже замыслила выдать Пугачева властям, чтобы этим предательством купить себе «прощение» Екатерины II; они отобрав ли лошадей у «разночинцев», т. е. у всех не-казаков, переправившихся вместе с ними за Волгу, бросив их в степи на произвол судьбы. С Пугачевым остались только казаки — участники заговора. Схваченный ими Пугачев был привезен 15 сентября в Яицкий городок, затем в Симбирск и доставлен в Москву  .

 

Дворянство торжествовало победу и ознаменовало ее жесточайшей массовой расправой над восставшими.

 

 

По официальным рапортам П. И. Панина, за время его командования, по существу лишь в августе и сентябре 1774 г., было уничтожено в сражениях 10 тыс. восставших и взято в плен 9 тыс. По приговорам одного только главнокомандующего казнено на месте 326 чел.; кроме того, казни производились повсюду по распоряячению пачалышков отдельных частей правительственных войск. Не меньшим было число запытаппых при допросах и умерших в тюрьмах; среди этих последних были даже такие ценные для властей и производимого ими розыска пленники, как последний секретарь Пугачева — Дубровский. Число колодников в одном Оренбурге уже весной 1774 г. дошло до 4700.

 

По приказам Панина начальники отдельных частей при занятии селений, охваченных восстапием, должпы были требовать выдачи «зачинщиков» под угрозой повешения по жребию каждого третьего жителя. Если жз «зачинщики» не обнаруживались, то, гласил приказ, «и действительно сотого по жеребью казнить. А протчих, всех тех, кои соучаствовали в убийстве своих пачалышков и помещиков, пересечь под виселицами наижесточайшим образом плетми. И во всяком таком яшле (селении.— С. Л/.), которое бунтовало противу законпого повипованпя, приказывать поставить виселицу, колесо и глаголы для вешаппя за ребро, объявляя: естли вперед кто в том селении дерзпет бунтовать или не толко признавать, но и произносить самозванца имепем покойпого императора Петра третьего, или же кто таковых произпосителей или подсыльных к их возмущению не переловит и в канцелярии или команде... не представит,— таковых селепий все, без изъятия, возрастные мужики, холопи барские и всякого звания люди будут... беспощадно переказпены мучительнейшими смертями, а жопы и дети их отосланы в тягчайшие работы» . Казни по жребию — наиболее гнусное проявление массового правительственного террора — практиковались также на местах воеводскими канцеляриями по собственной ииициативе.

 

Правительство стремилось погасить пожар Крестьянской войны, залив его кровью. В Оренбурге, Казани, Симбирске, Москве работали секретные комиссии, допрашивая, пытая и казня тысячи людей.

 

Еще 30 июня 1774 г., раньше других руководителей восстания, был казнен в Орепбурге Соколов (Хлопуша). 5 сентября в Москве состоялась казнь Белобородова. 10 января 1775 г. там же, на Болотной площади, были казнены Пугачев и его соратники Перфильев, Шигаев, Подуров и Торпов. Приговоренного к смерти Чику-Зарубина отправили для казпи в Уфу. Салават Юлаев был бит кнутом в семи населенных пунктах Башкирии, получив в совокупности 175 ударов, ему вырвали ноздри и затем сослали на каторгу; вместе с ним был сослан его отец Юлай Азналин, получивший перед этим столько же ударов кнутом; ему также вырвали ноздри.

 

Были биты кнутом и отправлены на каторжные работы Почпталип, Горшков п Ульянов. Такова была участь главнейших руководителей движения.

 

Долго не затихали отголоски Крестьянсксй войны. Борьба правительственных войск с мелкими отрядами восставших, особенно в Поволжье и в верхнем течении Дона, длилась в 1774—1775 гг. Дворяне просили у Панина «малых команд» для приведеиия «в совершенное послушание их крестьян» Однако в народе не исчезала вера, что восстание еще продолжается. Могучее стремление к борьбе и победе, обнаружившееся с такой силой в восстании, не угасало, несмотря на все поражения и преследования. Эта воля к борьбе и надежда на ее продолжение прозвучали в замечательных словах самого Пугачева, брошенных в лицо Папину па допросе в Симбирске: «Я пе вороп, я — вороненок, а ворон-то еще летает».

 

Как о Степане Разине в XVII в., так и о Емельяпе Пугачеве в конце XVIII в. стали слагать многочисленные песпи, сказания, легенды.

 

В росте классового самосознания крестьянства и в страхе, впушепном господствующему классу крестьянским движением, в расшатывании фео- дальпо-крепостпического строя заключается огромное прогрессивное значение Крестьянской войны 1773—1775 гг.

 

Каковы причины, которые привели и эту крестьянскую войну к поражению? Несомненно, что Крестьянская война 1773—1775 гг. содержала больше элементов организованности, чем крестьяпские движения под руководством Болотникова и Разина; в ней более отчетливо проявились антифеодальные настроения крестьянства. Но в целом Крестьянская война все же носила стихийный характер. Это сказывалось в отсутствии единого руководства, которое заранее определило бы цели восстания, выработало бы общую стратегию и тактику борьбы, дало бы массам четкие мобилизующие лозунги. Народные массы оставались в значительной степени под воздействием монархических иллюзий, проявившихся особенно ярко в самозванстве Пугачева. Войско восставших, хотя и одушевленное сознанием правоты своего дела, по своей организации, вооружению и дисциплинированности значительно уступало регулярной правительственной армии.

 

Такого руководства, которое способен придать народному движению- пролетариат, когда он появляется на исторической арене, той высокой сознательности и организованности, какие он вносит в освободительную' борьбу, в восстании 1773—1775 гг. еще не было и быть не могло.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

КРЕПОСТНОЕ ПРАВО В РОССИИ  18 век истории России  Борьба крестьян с феодалами и монастырями

 

 Борьба крестьян  Классовая борьба крестьян и холопов