ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Разногласия шуваловской и воронцовской группировок. Бестужев

 

В связи с резким изменением международного положения в пятидесятых годах усилились разногласия внутри правительства.

 

Подъем массового движения и трудности, вызванные войной, обострили противоречия между различными придворными группировками.

 

Одной из причин падения влияния группы П. И. Шувалова послужила безрезультатность мер, принимавшихся для подавления и предупреждения открытого сопротивления крестьян. Другая причина неудач Шувалова заключалась в относительно слабом развитии товарного производства. Большинство дворянства не желало поступаться своими привилегиями в пользу купечества. Сановники, недовольные мероприятиями Шувалова, в особенности его проектами, подняли голову и в 1760 г. добились фактического устранения его самого и сочувствующих ему лиц с важнейших постов.

 

Один из главных «ненавистников» Шувалова, Я. П. Шаховской был назначен в 1760 г. конференц-министром и генерал-прокурором вместо Н. Ю. Трубецкого. В Сенат введены были новые лица. Должность канцлера, руководителя внешней политики правительства, еще в 1758 г. занял противник П. И. Шувалова, бывший вице-канцлер М. И. Воронцов; в 1760 г. его брат Р. И. Воронцов был назначен сенатором и председателем Уложенной комиссии.

 

Перемещения, произведенные в августе 1760 г., явились победой воронцовской группы противников шуваловских реформ. Эта группа стремилась к дальнейшему расширению дворянских привилегий в ущерб купечеству, что показывает проект нового Уложения, составленный под руководством Р. И. Воронцова

 

Проект нового Уложения содержал расширенную программу дворянского наступления на купечество. Устанавливались исключительные права дворян на владение землей, торговлю сельскохозяйственными продуктами, устройство заводов, использующих недра земли, на заведение винокуренных заводов и получение винных подрядов. Проект предусматривал обязательную продая^у дворянам в течение 10 лет всех существующих купеческих металлургических заводов и в течение 5 лет — купеческих мануфактур «с деревнями». Специальный раздел «О правах и преимуществах дворянства» посвящен был злободневному вопросу об освобождении дворян от обязательной государственной службы.

 

Коренной переработке подверглась составленная прежней Комиссией глава о праве владения крестьянами. Были урезаны права купцов, мануфактуристов и церковников на владение крестьянами; напротив, права дворян по отношению к крестьянам трактовались весьма расширительно.

 

 

Глава о правах купечества вновь повторяла запрещение купцам иметь заводы «всяких металлов и минералов», винные и стеклянные, «которыми -одпо только дворянство нользоватца должно». Все предложения Шувалов- ской комиссии о свободе купеческого торга устранялись. Была также сделана попытка создать в среде купцов своего рода купеческую аристократию путем возроящения привилегированного разряда «гостей». Недаром этот проект вызвал решительный протест купеческих депутатов, пригла шенных для его обсуждения.

 

Такова была программа группировки Воронцовых, отражавшая узкодворянские, точнее аристократические, тенденции.

 

Однако разногласия шуваловской и воронцовской группировок не выходили за рамки споров внутри господствующего класса. Это видно прежде всего из совместной борьбы Шуваловых и Воронцовых с массовым движением крестьян и работных людей в 60-х годах XVIII в. Это можно заметить и по одинаковому отношению к практике раздачи тех или иных государственных монополий в частные руки. П. И. Шувалов, хотя и был в теории противником монополий, на деле вовсе не отказывался от их распространения и сам энергично их домогался. Раздача монополий в частные руки резко усилилась во время войны, когда правительство особенно нуждалось в деньгах.

 

Разногласия касались преимущественно отношения крепостнического государства к купечеству. Воронцовы противились уступкам, Шувалов же стоял за проведение некоторых мер, способствовавших развитию купечества.

 

Группа Р. И. Воронцова пыталась осуществить свои планы. Уложенная комиссия под председательством Воронцова 21 сентября 1761 г. постановила: войти в Сенат с представлением, чтобы до утверждения нового Уложения «купцам и разночинцам фабрик и заводов вновь никому, кроме дворян, заводить, толь больше и к ним деревень покупать, не позволять, чтоб от того в сочинении купеческого права затруднения произойти не могло, разве купцы такие фабрики завести пожелают, которых в России никогда пе бывало». Сенат обсуждал это предлоя^ение, но к решению не пришел. Оно было принято только 27 февраля 1762 г., правда, в значительно смягченном виде. Частично воронцовская программа отразилась в манифесте 18 февраля 1762 г., провозгласившем свободу дворян от обязательной государственной службы. Однако полному осуществлению программы Воронцовых помешали кратковременность пребывания их у власти и противодействие группы Шувалова.

 

Выступая открыто против линии Воронцовых в Конференции и Сенате, группа Шувалова одновременно тайно подготавливала условия для своего возвращения к власти.

Уже во второй половине 50-х годов, в связи с частыми и длительными болезнями Елизаветы Петровны и недовольством среди дворян официальным наследником престола, вопрос о престолонаследии стал одним из наиболее острых в политической борьбе внутри правящих кругов.

 

Приближенным ко двору лицам было ясно, что в. кн. Петр Федорович — неподходящая фигура для занятия царского престола. Выходец из Голштинии, он ненавидел все русское, преклонялся перед прусским королем Фридрихом II, самым опасным тогда врагом России, открыто называл себя «пруссаком». После рождения Павла Петровича (1754) Елизавета Петровна стала поговаривать о том, чтобы, обойдя Петра, возвести на престол его сына, но ничего решительного в этом направлении не предпринимала. Шуваловы то пытались провести проект Г. Н. Теплова об отстранении великого князя и его жены от престола в пользу малолетнего Павла, при регентстве Ивана Шувалова, то заигрывали с той же Екатериной Алексеевной, то даже вспоминали о заточенном в Шлиссельбург- ской крепости Иване Антоновиче. Для обеспечения себя реальной силой, пригодной для осуществления любого варианта, они готовили 30-тысячный «обсервационный корпус» под руководством генерал-фельдцейх- мейстера Петра Шувалова. На их стороне была и Тайная канцелярия, которую все еще возглавлял А. И. Шувалов.

 

Эти проекты вызывали серьезные опасения и контрпроекты со сторо яы их противников, для которых упрочение власти Шуваловых было опасным.

 

Одним из первых был выдвинут проект А. П. Бестужева объявить жену наследника в. кн. Екатерину Алексеевну соправительницей Петра Федоровича. При этом сам Бестужев должен был стать руководителем трех важнейших коллегий — иностранных дел, военной и адмиралтейской.

 

Но Шувалов без особого труда справился с Бестужевым. Ему помогло то обстоятельство, что в своей борьбе за власть оппозиционная группировка стала на путь антигосударственных действий в области внешней политики. Бестужев-Рюмин и в. кн. Екатерина Алексеевна в обстановке происходившей тогда Семилетней войны участвовали в сложной дипломатической диверсии английского правительства в 1756—1757 гг., направленной на подрыв военной мощи России в интересах союзницы Англии — Пруссии. Объективно Бестужев сыграл при этом на руку Фридриху II, что составляло его большую вину, а Екатерина Алексеевна оказалась прямым информатором английской разведки. Переписка английского посла Уильямса и Екатерины Алексеевны, раскрывающая эти ее действия, в то время не была еще известна. Поэтому Бестужев в 1758 г. был только сослан в свое подмосковное имение. Что касается Екатерины Алексеевны, то ее обвинили в запрещенной переписке с главнокомандующим С. Ф. Апраксиным. Хотя это дело обошлось для нее благополучно, но с тех пор и до самой смерти Елизаветы Петровны Екатерина Алексеевна находилась в опале. Однако ни Шуваловы, ни Воронцовы не достигли своей цели; уже тогда начал созревать глубоко законспирированный заговор гвардейских офицеров и некоторых сановников во главе с Г. Г. Орловым и Н. И. Паниным, которые поставили своей целью возведение на престол в. кн. Екатерины Алексеевны.

 

Таково было положение в конце 50 — начале 60-х годов XVIII в. Со смертью Елизаветы Петровны (25 декабря 1761 г.) борьба придворных групп вступила в новую фазу и при другом соотношении сил.

 

Подведем итоги. В 50-х годах XVIII в. укрепился абсолютизм, национальное государство помещиков и купцов, ослабленное в 30—40-х годах временщиками-иностранцами и частыми сменами правительств. Проведенные по инициативе П. И. Шувалова внутренние мероприятия: отмена внутренних таможенных пошлин, повышение налога на соль вместо увеличения подушной подати, протекционистская таможенная политика, создание банков и Комиссии о коммерции — эти мероприятия имели некоторое прогрессивное значение и были связаны с ростом капиталистических отношений при господстве крепостного строя. Меры, принятые правительством П. И. Шувалова, послужили исходным пунктом тех мероприятий, которые впоследствии были проведены правительством Екатерины II (секуляризация церковных имений, создание Вольного экономического общества, созыв Комиссии 1767 г., восстановление Комиссии о коммерции, отмена промышленных монополий). Они благоприятно сказались и на ходе Семилетней войны как один из факторов, обеспечивших разгром Пруссии.

 

В политической жизни эти меры означали укрепление абсолютизма. Изменения в структуре высших органов, усиление генерал-прокуратуры, учреждение Конференции при высочайшем дворе и т. п. показывали рост бюрократизма.

 

Для внутренней политики правительства 50-х годов характерна сдержанность в отношении раздач государственных и дворцовых крестьян в частные руки. В 1759 г. был даже издан указ, Запрещавший делать представления о даче кому-либо в награждение дворцовых деревень  .

 

Ограниченность проведенных мер объясняется, во-первых, отсутствием объективных предпосылок для серьезных реформ. Поэтому инициаторы реформ проявили известную робость и непоследовательность как в постановке социально-политических вопросов, так и в их разрешении, удовлетворились паллиативами (ограничение пыток по корчемным делам и др.), но не сочли нужным зафиксировать их в проекте нового Уложения; в отношении монополий и откупов их позиция была крайне противоречивой. Во-вторых, сторонники реформ встретили ожесточенное противодействие группы дворянства, стремившейся к еще большему расширению дворянских привилегий и к стеснению деятельности купечества. Наконец, осуществлению планов П. И. Шувалова помешала Семилетняя война, отвлекшая внимание правительства от дел, не связанных с укреплением и обслуживанием армии  .

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика России 17 18 века  Промышленность России во второй половине 18 в.

 

Императрица Елизавета Петровна. Шувалов.

 

Императрица Елизавета Петровна  Полковница лейб-гвардии императрица Елизавета