ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Заговор и переворот Екатерины 2 Второй. Реформа Сената. Проект Шаховского

 

Другую придворную партию составлял кружок приверженцев Екатерины Алексеевны. Подчеркнутое стремление Екатерины показать себя русской и внимание, оказываемое гвардейским офицерам, усиливали ее тесные связи с гвардией.

 

В июне 1762 г. мысль о заговоре среди гвардейских офицеров уже вполне созрела. Легкость дворцовых переворотов объясняется тем, что борьба шла внутри правящего класса.

 

 28 июня Екатерина Алексеевна была провозглашена самодержавной императрицей, а на следующий день гвардия, предводимая Екатериной, выступила против императора. Последний растерялся и без сопротивления подписал свое отречение. Его отправили в Ропшу, где 6 июля он был убит.

 

Положение нового правительства на первых порах не было устойчивым. Далеко не все дворянские круги и отдельные влиятельные лица из тех же дворян были довольны исходом переворота 28 июня; радовались исчезновению Петра III, но не все приветствовали Екатерину в качестве самодержавной императрицы. По мнению многих, она могла быть только регентшей, правительницей государства на время малолетства ее сына, в. кн. Павла, законного наследника престола.

 

Легкость, с какой был совершен переворот 1762 г., разбудила в гвардейской молодежи мысли о повторении «действа» 28 июня. Несколько попыток в этом направлении имели место в 60-х годах. В Шлиссельбургодой крепости содержался свергнутый с престола за двадцать лет перед тем император Иван Антонович. В октябре 1762 г. были арестованы С. Гурьев и П. Хрущев, офицеры гвардейского Измайловского полка, болтавшие о правах «Иванушки» на престол и заподозренные в заговоре. Весной 1763 г. обнаружен кружок недовольных, группировавшихся вокруг камер-юнкера Хитрово. 5 июля 1764 г. поручик Мирович, командовавший ротой, временно стоявшей гарнизоном в крепости, поднял военный мятеж с целью освободить Ивана Антоновича и провозгласить зго императором. Охрана имела инструкцию не выпускать узника живым, и Ивана Антоновича убили прежде, чем он мог быть освобожден. Это была наиболее серьезная попытка лишить Екатерину II престола.

 

Чтобы удержаться на престоле, Екатерине 2 надо было угождать возвысившему ее дворянству, рупором которого была прежде всего гвардия, и пе ссориться со сколько-нибудь влиятельными кругами. Она осторожно проводила кое-какие мероприятия, чаще всего касавшиеся давно наметившихся вопросов, особенно таких, по которым взгляды господствующего класса уже успели в основных чертах определиться.

 

 

Екатерина 2 вела переписку с Вольтером, Дидро, Д'Аламбером и другими представителями западноевропейской общественной мысли, не считая присяжного распространителя ее взглядов в Европе — Ф.-М. Гримма. Переведенный на французский язык «Наказ» и переписка с просвещенными иностранцами создали Екатерине II в Западной Европе славу представительницы «просвещенного абсолютизма».

 

Став самодержавной императрицей без всяких династических прав, Екатерина II не могла не понимать трудность своего положения. Тонкий от природы практический ум указывал ей, что не следует нарушать интересы тех, кто помог ей стать императрицей и кто мог при случае содействовать новому перевороту, т. е. интересы русского дворянства. Острым вопросом было положение монастырских крестьян К

 

По своем воцарении Екатерина желала заручиться поддержкой духовенства и в то же время ие раздражать чрезмерно крестьян. Она сначала отменила указ 21 марта 1762 г. о секуляризации церковных имений, но крестьянские волнения усилились. Екатерина II убедилась, что авторитет духовенства в глазах населения далеко не так велик, как она думала, и что дворяне сочувственно смотрят на переход монастырских земель в казну, видя в этих землях запас для будущих раздач.

 

Уверившись, что от проведения намеченной меры опасность ей не грозит, Екатерина II в 1764 г. несколькими указами передала монастырские земли с населявшими их крестьянами в ведение восстановленной Коллегии экономии, что увеличило доходы казны.

 

Другой наболевший вопрос заключался в размежевании частных, главным образом дворянских, земель. Попытка размежевания при Елизавете Петровне, как указывалось выше, не удалась, потому что межевщики были обременены проверкой прав владения. 25 мая 1766 г. изданием новой межевой инструкции началась операция генерального межевания, законченная лишь в XIX в. И в этом Екатерина II могла встретить только общее сочувствие господствующего класса, тем более что отменила ревизию прав владения.

 

Стремясь к дальнейшему упрочению своего положения на русском престоле, Екатерина II реформировала Сенат. Ее целью было превратить Сенат в послушное орудие своей власти, не допустить возможности образования в Сенате каких бы то ни было оппозиционных группировок. Шаг к осуществлению этой реформы сделал Н. И. Панин, талантливый русский дипломат, долгое время занимавший пост посланника в Швеции. Он выступил с проектом учреждения постоянного «Императорского совета». По образцу Швеции, где власть короля была сильно ограничена дворянством, Панин проектировал ограничение власти новой самодержицы. Совет должен был состоять из шести человек; в это число входили руководители трех «государственных» коллегий и «статский секретарь внутренних дел». Совет должен был занять место коллективного органа, ведавшего при Елизавете Петровне всеми внутренними делами империи,— Сената. Последний, по проекту, предполагалось разделить на б департаментов Ч Раздробленный таким образом Сенат потерял бы свое прежнее значение.

 

Панннский проект имел много противников. Один из активных участников переворота 28 июня, генерал-фельдцейхмейстер Вильбоа, писал: «Я не знаю, кто составитель проекта, но мне кажется, как будто он под видом защиты монархии тонким образом склоняется более к аристократическому правлению. Обязательный — государственным законом установленный Императорский совет и влиятельные его члены могут с течением времени подняться до значения соправителем» . Среди противников проекта раздавались голоса, что совет этот лучше уж назвать просто «верховным тайным советом». Воспользовавшись разногласиями между сановниками, Екатерина II отказалась от проекта, по твердо ухватилась за его заключительную часть. 15 декабря 1763 г. она разделила Сенат на шесть департаментов, причем два из них должны были находиться в Москве. Два департамента — петербургский и московский — должны были заниматься судебными делами, поделив их между собой по территориальному признаку, по губерниям; один занимался делами Украины и Прибалтики; один заменял собою московскую сенатскую контору, и только первый департамент, которому поручалось распубликование законов, сохранил за собой политическое значение  .

 

Так определился облик центрального управления империей: при наличии раздробленного и утратившего прежнюю политическую силу Сената, Екатерина правила единолично с помощью руководителей трех государственных коллегий и генерал-прокурора, соответствовавшего,^статскому секретарю внутренних дел» панинского проекта. В отдельных случаях она созывала совещания «Совета при высочайшем дворе», исторического преемника елизаветинской Конференции, состоявшего из высших сановников по выбору самой Екатерины. Классовая дворянско-бюрократическая база центрального управления осталась неизменной.

 

В начале 60-х годов произошли некоторые перемены в сфере местного управления. По вопросу о том, как доляшо быть построено местное управ ление, боролись два течения — дворянеко-бюрократическое и дворянско- корпоративное. Что местное управление доляшо находиться в руках дворянства, пе сомневались ни дворянское правительство, ни сами дворяне; вопрос шел только о том, должны ли быть органы местного управления чисто бюрократическими или же в нем должны принимать участие (или даже играть ведущую роль) выборные органы дворянства как правящего привилегированного сословия. Непрерывно возникавшие крестьянские волнения также выдвигали в первую очередь изменения в областном управлении.

 

Осторояшость, с которой Екатерина II приступала ко всем делам в первые годы, привела к тому, что вопрос о преобразовании местных учреждений был облечен в скромную форму разработки новых штатов, одинаково касавшейся и центральных учреждений. Представленный бывшим генерал-прокурором Я. П. Шаховским проект Сенат одобрил с небольшими дополнениями. Проект вводил новое губернское деление, основанное на приблизительном численном равенстве населения, вводил новый высший орган — генерал-губернаторов, надзиравших за деятельностью губернаторов Этим он отличался от учреждений 1727 г.

 

Главная особенность проекта Шаховского заключалась в попытке провести последовательное сочетание службы по назначению со службой по выбору и притом не только от дворянства, а в некоторых случаях даже и от купечества. При генерал-губернаторе должны были состоять выборные из дворян и купцов по одному от каждой подведомственной ему губернии и от каждого сословия. Из дворян должны были назначаться и товарищи губернаторов и провинциальных воевод, а в уездах, независимо от обычных органов управления, дворяне должны были избирать из своей среды особого комиссара, на которого возлагалоя надзор за внешним порядком в уезде, за исправностью дорог и мостов и преследование корчемства.

 

Утверждение проекта Шаховского было бы решительным торжеством течения в пользу выборного дворянского представительства в местном управлении; проект частично шел также навстречу купечеству. Однако п на этот раз чисто бюрократический, хотя и дворянский, порядок восторжествовал. Среди столичной дворянской бюрократии нашлись противники проекта, и, как это было и в вопросе об Императорском совете, Екатерина приняла сторону бюрократического течения. Преобразовательные попытки ранних лет царствования Екатерины практически выразились главным образом во введении во всех учреждениях империи новых штатов 15 декабря 1763 г. Штаты увеличили число чиновников и их содержание.

 

В 1765 г. в Петербурге было основано первое русское ученое общество, названное Вольным экономическим. Вольное экономическое, т. е. не подчиненное общему правительственному аппарату, общество имело своей задачей улучшение сельского хозяйства в России. Среди учредителей находились высшие сановники — Г. Г. Орлов, Р. И. Воронцов и др.; первым президентом был А. В. Олсуфьев, один из статс-секретарей Екатерины II. Ближайший вопрос, которым Обществу пришлось заняться, был связан с получением письма от «неизвестной особы», подписанного «И. Е.»,—' автором письма была Екатерина. В связи с этим письмом Вольное экономическое общество поставило на обсуждение вопрос: «Что полезнее для общества,— чтоб крестьянин имел в собственность землю или токмо движимое имение, сколь далеко его права на то или другое имение простираться должны?»

 

 Было премировано присланное сочинение французского ученого Беарде де Лабея. Он считал необходимым в интересах помещиков освобождение крестьян с небольшими наделами земли, чго должно было обеспечить помещикам постоянный контингент выгодных арендаторов, однако эта реформа могла быть осуществлена лишь после предварительного воспитания крестьян. Наиболее интересной была работг А. Я. Поленова, предлагавшего отвести крепостному крестьянину в наследственное владение достаточный земельный участок, с точным определением повинностей в пользу помещика. Поленов предлагал Дозволить богатым крестьянам выкупаться на волю и записываться в мещане. Он считал крепостное право «конечным угнетением» крестьян и признавал его не только «вредным для общества, но и опасным». Ответ Поленова получил золотую медаль, но не был напечатан, и автору не давали затем хода по службе. Вольное экономическое общество считало подобные взгляды опасными. Среди авторов присланных работ был также поэт А. Сумароков, выразивший мнение дворянства. Он писал, что «сделать русских крепостных людей вольными нельзя».

 

Постановка вопроса о крестьянской собственности отражала обострение классовой борьбы в стране, особенно рост крестьянских волнений. Но обсуждение его и премирование слабой работы иностранного автора обнаруживало нежелание правящих кругов серьезно заняться крестьянскими делами.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика России 17 18 века  Промышленность России во второй половине 18 в.