ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Наказ Екатерины 2. Чиновничье-дворянская абсолютная монархия

 

Вопрос о пересмотре всего законодательства империи был также старым и наболевшим. Действующим кодексом считалось Соборное уложение 1649 г., совершенно устаревшее. Летом 1767 г. Екатерина созвала в Москву депутатов со всей империи, для того чтобы, как она позднее сама выразилась, узнать, «с кем дело имеем и о ком пещись должно», и, узнав это, составить новый имперский кодекс, обнимающий все отрасли законодательства. Но не меньшее значение имела политическая задача, поставленная при созыве Комиссии,— содействовать укреплению нового правительства, поднять его авторитет как внутри страны, так и за границей.

 

Для Комиссии 1767 г. императрицей был составлен «Наказ» — компилятивное политико-философское произведение, отличающееся смешением самых разнообразных источников. В нем изложены некоторые наиболее умеренные взгляды просветительной философии того времени ; основные его положения, однако, определялись русской действительностью и характером внутренней политики правительства Екатерины II. «Наказ» с его двумя дополнениями состоит из 22 глав, содержавших 655 статей

 

Перед открытием Комиссии Екатерина созвала «разных персон, вельми разномыслящих», чтобы они выслушали «Наказ», и дала критикам свободу вычеркивать все то, что они найдут необходимым. «Вельми разномыслящие персоны» удалили из «Наказа» ряд высказываний императрицы, в особенности о крестьянах, и в этом виде «Наказ» был напечатан к открытию Комиссии; но и сокращенный он был мало понятен депутатам Комиссии. Это не был ни закон, ни практическая инструкция.

 

В первоначальном тексте «Наказа» Екатерина II устанавливала различие между крепостным состоянием и холопством, т. е. рабством, которое признавала «великим злоупотреблением». Вотчинную юрисдикцию помещика она понимала как государственное поручение, где дворянин выступает в качестве «судьи, а не господина». Екатерина II требовала строгого выполнения указа Петра I о назначении опеки над жестокими помещиками. Она предлагала признать за крестьянами право на движимую собственность, предоставить им право выкупа на свободу, хотела сократить число дворовых, точно определить размеры крестьянских повинностей в пользу помещиков.

 

В печатный текст «Наказа» эти предложения не вошли. В нем осталось лишь немногое: ссылка на указ Петра I об опеке над умалишенными и жестокими помещиками, пожелание допустить собственность для крестьян. Екатерина легко отказалась от первоначальных положений «Наказа», к которым она и не относилась серьезно.

 

 

Говоря о государственном устройстве, Екатерина II подчеркнула необходимость для России самодержавия и не забыла привести традиционное теократическое обоснование абсолютизма. Екатерина II считалась с принципом законности: власть «должна действовать пределами, себе ею ж самою положенными»  . Идеалом Екатерины была чиновничье-дворянская абсолютная монархия.

 

Мысль о смягчении уголовного права проявилась в указании, что «употребление пытки противно здравому естественному рассуждению». Екатерина высказалась против смертной казни, однако лишь при спокойном состоянии государства. Она резонерствует на тему, что «гораздо лучше предупреждать преступления, нежели наказывать» 3, и т. п. Расплывчатые «либеральные» положения «Наказа» являлись лишь лицемерной фразой, далекой от действительности; Екатерина ничего не сделала для претворения их в жизнь. По справедливому замечанию Г. В. Плеханова, «она никогда не увлекалась серьезно освободительной философией, хотя ей нравились некоторые взгляды французских просветителей».

 

Манифест о созыве Комиссии для составления нового Уложения был издан 14 декабря 1766 г. Торжественное открытие ее происходило 30 июля 1767 г. Депутаты созывались на полгода, но затем их функции были продолжены до роспуска общего собрания Комиссии. От дворян избиралось по одному депутату от каждого уезда, от горожан — по одному депутату от каждого города; однодворцы, пахотные солдаты и старых слуя^б слу- жилые люди избирали по одному депутату от каждой провинции; черносошные, ясачные, приписные и экономические крестьяне выбирали по одпому представителю от провинции. Посылали своих депутатов и казачьи войска, но помещичьи крестьяне представительства не имели. Таким образом, большая половина населения была лишена права выбора депутатов.

 

Каждый депутат должен был получить от своих избирателей наказ с изложением нужд и пожеланий избравшего его общества. Порядок избрания депутатов был различен для каждой социальной группы и в общем оказался очень сложным.

 

Дворяне уезда, собравшись в уездном городе, должны были выбрать из своей среды «предводителя» сроком на 2 года, затем под его руководством избрать депутата в Комиссию и составить для него наказ. Так впервые появилась должность уездного предводителя дворянства и собраны уездные дворянские собрания; и то и другое нашло позднее свое место в Жалованной грамоте 1785 г.

 

В городах для проведения выборов от городского населения, точнее от купцов и живших в городе дворян, избирались таклге, впервые появившийся на исторической сцене, «городской голова» и «поверенные», числом не менее 100, из среды которых избирался депутат, также снабжавшийся наказом. Все города — от столичных до самых незначительных — имели равное представительство.

 

Выборы от сельского населения были трехстепепными: однодворцы, черносошные крестьяне, включая приписных и экономических крестьян, казаки и отдельные «кочевые» народы избирали «погостных поверенных», те из своей среды — «уездных поверенных», из которых уя^е выбирался депутат, получавший иногда даже несколько наказов ввиду громадного объема представляемой им среды.

 

Духовенство представлял единственный депутат от Синода.

 

Общее число съехавшихся депутатов   и привезенных ими наказов определяется такими цифрами:

Число депутатов наказов

От учреждошит        28       28

» дворян         161     161

» городов       208 210

» различных разрядов сельского населения J 67 1066

Всего  564 1465

 

Уложенная комиссия выделила из своей среды три частные комиссии административно-распорядительного характера: дирекционную (фактический президиум «большой» комиссии), экспедиционную (делопроизводство) и особую комиссию по разбору наказов. Позднее для разработки отдельных частей будущего Уложения Комиссия выделяла частные комиссии, обычно в составе 5 чел. Всех частных комиссий, включая 3 распорядительных, было 19. Председателем, или «маршалом», Комиссии Екатерина И назначила генерала А. И. Бибикова, впоследствии командовавшего карательными войсками против восставших под руководством Е. Пугачева крестьян. Ведение протоколов общих собраний Комиссия поручила «держателям дневных записок» из молодых дворян, начавших службу; в числе их был и Н. И. Новиков.

 

По пути из Петербурга в Москву Екатерина II совершила путешествие но Волге до Симбирска, откуда сухим путем прибыла в Москву в июле 1767 г. По дороге крепостные крестьяне засыпали ее жалобами. В Москве она тотчас же издала указ, которым под строжайшим наказанием запрещалось крепостным приносить «монархине» какие бы то ни было жалобы на своих помещиков. Указ 1767 г., вместе с указом 1765 г. о праве помещиков ссылать крепостных на каторгу, лучше всего характеризует отношение Екатерины II к крепостному праву.

 

О том, как работала Комиссия об Уложении, может дать понятие перечень занятий за все время ее существования. После торжественной церемонии открытия и заседаний, посвященных чтению «Наказа» императрицы, Комиссия перешла к наказам, привезенным депутатами (8 августа—И сентября); далеко не кончив рассмотрение этого огромного материала, она приступила к обсуждению «прав благородных» (11—25 сентября) ; не закончив этого, она обратилась к обсуждентно прав городского населения (25 сентября — 20 ноября), после чего до окончания московских заседаний в декабре 1767 г. занималась рассмотрением прав прибалтийского дворянства. Распущенная в конце декабря, Комиссия собралась в середине февраля 1768 г. в Петербурге.

 

Здесь предметом обсуждений Комиссии стали законы о юстиции, причем именно в этот период происходили жаркие и интересные прения по крестьянскому вопросу, во время которых с сильным протестом против крепостных порядков выступили депутаты — от казаков Алейников и от государственных крестьян Иван Чупров. Прогрессивные депутаты от дворянства — Григорий Коробыш, Я. И. Козельский — предлагали нормировать законом барщину и оброк, а также предоставить крепостным крестьянам движимую собственность. На Коробьина ополчился ярославский депутат М. М. Щербатов — главная ораторская сила дворянского лагеря. Он говорил, что крестьянам нельзя предоставить право собственности, так как земля пожалована помещикам царями. Щербатов соглашался лишь на некоторые мероприятия против отдельных случаев чрезмерных насилий, произвола и злоупотреблений помещиков. Предложение Коробьина было отвергнуто !.

 

С июля до октября 1768 г. Комиссия, не приняв определенных решений ни по одному из обсуждавшихся ранее вопросов, перешла к рассмотрению уже подготовленного особой комиссией «Проекта прав благородных». Одобрив в общем, но не утвердив проекта, Комиссия 9 октября занялась законами о поместьях и вотчинах, которые «читались» до окончательного роспуска общего собрания в конце 1768 г. Таким образом, за полтора года работы Комиссия металась от одного вопроса к другому и не достигла никаких положительных результатов. Между тем в ее распоряжении имелся огромный материал. Особенно интересны привезенные депутатами наказы, в которых ярко отражались и положение страны в целом, и классовые стремления, и требования отдельных социальных групп.

 

Наказы государственных крестьян содержат требования облегчить многообразный гнет, тяготевший и над теми массами, которые не были закрепощены в частное владение,— гнет бесправия и тяжелых налогов и повинностей. Это особенно ярко видно в наказах народов Поволжья и других народностей, для которых произвол правительственных чиновников был не менее тяжел, чем помещичья власть над крепостными.

 

В наказах от государственных крестьян центральное место занимали вопросы экономического характера. С разных концов страны из государственной деревни раздавались жалобы на малоземелье; например в Устюжском уезде, по словам наказа, приходилось «по пяти осмин четверти» на душу. Такие же жалобы содержались в наказах однодворцев и пахотных солдат центральных районов. Марийцы Казанской губернии также говорили, что «пашенной земли и сенных покосов и протчих угодий имеем весьма мало», о том же писали в своих наказах государственные крестьяне Приуралья. Основную причину малоземелья наказы видели в захватах; в Приуралье главная вина лежала на владельцах горных заводов и чиновниках, в центре и в южных уездах казенные крестьяне терпели от захватов со стороны дворян, в северных — от богатых купцов- землевладельцев. Татары Казанской губернии указывали на захваты их земель русскими помещиками. Повсюду крестьяне просили о дополнительном наделении их землей, об ограждении собственности и урегулировании споров  . Крестьяне, приписанные к горным заводам, жаловались на тяжесть возросшего подушного обложения, на низкую оплату работ по рубке леса и выжигу угля, на тяжесть подводной повинности. Заводские работы совпадали с временем полевых работ, и крестьяне вынуждены были нанимать вместо себя вольных людей для выполнения заводских повинностей. Крестьяне Соликамского и Чердынского уездов просили об освобождении от заводских работ. Особенно часты жалобы на отдаленность заводов от приписных деревень — на 200—300 и даже на 500—600 верст. Крестьяне ехали на заводы 12—16 дней, не получая оплаты за время нахождения в пути

 

Крестьянские наказы содержали жалобы на купечество, стремившееся ограничить или прекратить торговлю крестьян между собою и продажу ими своих товаров иногородним покупателям. Крестьянам разрешалась торговля в городах лишь до полудня (по Тамоя^енному уставу 1755 г.), вследствие чего они спешно продавали свой товар, чтобы не задерживаться в городе на следующий день. Наказ от крестьян Хлыновского уезда содержал жалобы, что купцы «для продажи в праздничные дни и на базары не допускают»  .

 

Наказы отразили тяжелое положение государственных крестьян перед восстанием 1773—1775 гг. В крестьянских наказах выразились прогрессивные требования — увеличить крестьянское землевладение, уменьшить налоговое бремя, расширить крестьянскую торговлю. Их осуществление способствовало бы общему подъему страны — росту производства и усилению рыночных связей, ослаблению крепостничества, вело бы к развитию зарождавшихся капиталистических отношений.

 

Дворянские наказы, несмотря на различия в отдельных случаях, отражали классовые интересы «дворянского корпуса», связанные с землей и душевладением. Дворянство жаловалось на недостатки законодательства, на излишнюю централизацию в регистрации земельных актов, для чего приходилось ездить в Юстиц-коллегию и Вотчинную коллегию. Оно просило перенести разбор поземельных дел на места, отменить всякие стеснения в праве распоряжения имениями. В наказах содержались настойчивые просьбы о размежевании земель.

 

Помещики жаловались на побеги крестьян. Их не удовлетворяла система взимания подушной подати, они просили об исключении из оклада стариков, увечных и умерших.

 

Дворянские наказы заострены против купцов как скупщиков сельских продуктов и конкурентов на сельскохозяйственном рынке. В наказах имелись жалобы на недостаточность кредита, просьбы об открытии провинциальных банков для дворян и учреждении казенных хлебных магазинов, откуда можно было бы получать хлеб во время неурожая. Дворянство жаловалось на участившийся «разбой и воровство» и считало полицейский надзор недостаточным: в ряде наказов содержались просьбы о сохранении пыток и жестоких наказаний по Уложению 1649 г.

 

Особенно часты были пожелания дворянства о выборах дворянских местных властей.

Наказы говорили о создании дворянского «корпуса», или самоуправ ления, о выборных дворянских судебных органах. Впоследствии Екате рина полностью осуществила эти притязания дворянства. Наказы показывают перемещение интересов дворянства от центра на места — в имения и уезд К

 

Дворяне требовали сохранения всех существовавших тогда прав и привилегий, исключительного права владеть землей и крестьянами, господства в местном управлении. Дворянское звание не должно выслуживаться продвижением по Табели о рангах, его жалует только монарх за выдающиеся заслуги. Наряду с этим раздавалось требование полной свободы в области промышленности и торговли. Все это отражено в подготовленном Комиссией «Проекте прав благородных» и в значительной мере было осуществлено Жалованной грамотой 1785 г. Прибалтийское дворянство энергично настаивало на сохранении своих привилегий, а украинское, образовавшееся из казацкой старшины, больше всего добивалось уравнения в правах с российскими дворянами.

 

Столь же определенный классовый характер носили наказы городов, в которых отразились интересы купечества, сознававшего свое растущее значение. Городские наказы стремились не только сохранить те льготы, которыми купечество уже обладало, но и получить исключительное право владеть промышленными и торговыми предприятиями, проводя в этой области открытое наступление на дворянскую крепостную «фабрику», на оптовую торговлю дворян хлебом и т. д.

 

Городские наказы, как и выборы депутата, направлялись от всего города, а не только от его посадского населения. Но дворяне принимали мало участия в составлении городских наказов, несколько более активно участвовало вместе с купцами чиновничество. Наказы разных городов имели много общего, весьма часты были заимствования, что объясняется сходством местных условий  .

 

Основной мыслью городских наказов было противопоставление купечества остальным классам — сословиям, обособление его; занятие торговлей и промышленностью должно стать исключительной привилегией купечества. Так, казанский наказ просил ограничить торговлю дворян лпшт, тем, что «родится в вотчинах». Симбирский наказ содержал требование передачи всех «фабрик» и заводов, кроме горных, в руки купечества. Городские наказы заострены также против торговли и промыслов крестьян. Алатырский наказ предлагал разрешить крестьянам продавать лишь то. что «родится в деревне», а чухломский и другие стояли за полный запрет крестьянам заниматься «купеческими промыслами и торгами». Городские наказы возражали против привилегий владельцев мануфактур, освобождавших их от повинностей и сборов, и выражали пожелания об уравнении их с остальным населением города. Много предложений высказапо о цеховом устройстве ремесла: «не записавшись в цех, никакого ремесла не производить»,— говорится в наказе от Симбирска.

 

Купечество просило об укреплении органов городского самоуправления — магистратов и ратуши. Большое место отводилось жалобам на тяжесть купеческих повинностей. Вологодский наказ просил уничтожить купеческие службы при казенных сборах, другие выдвигали мысль о замене служб денежным сбором. Тягостна была подводная повинность л размещение войск постоем по домам горожан. Многие наказы содержали просьбы об освобождении купцов от подушной подати и от телесных наказаний.

 

Рекрутскую повинность купечество просило заменить денежным налогом или правом покупки у помещиков крестьян для сдачи их вместо себя в рекруты. Городские наказы полны просьбами о разрешении купечеству покупать крепостных. Оно хотело сравняться с дворянством также и в праве на эксплуатацию крепостного труда.

 

Наказ Москвы (и близкий к нему наказ от Петербурга) представляет значительный интерес. В выборах депутатов от столиц и в составлении наказов принимали активное участие не только купечество и верхушка ремесленников, но PI дворянство и знать В наказах перечислялись нужды городского хозяйства, содержалась просьба об учреждении банка для выдачи ссуд на строительство каменных домов, об увеличении числа врачей и аптек, учреждении городского суда и т. п. Купеческие интересы проявились в просьбах об увольнении от казенных служб при продаже соли, об учреждении училищ для купцов.

 

Противоречие дворянских и купеческих интересов в области торговли и промышленности не раз отражалось в высказываниях депутатов на общих собраниях Комиссии. Частные комиссии, подготовлявшие материалы по отдельным вопросам законодательства, работали it после роспуска общего собрания, постепенно снижая темпы, до 1774 г.

 

Острота социальных противоречий, вскрывшихся при обсуждении ряда вопросов, в том числе крестьянского, бесспорно послужила основной при чиной роспуска Комиссии.

 

Созыв Комиссии преследовал определенную политическую цель - привлечь симпатии к новой императрице как внутри страны, так и за границей. Торжественность выборов на местах и заседаний Комиссии, выражения верноподданнических чувств со стороны избирателей и депутатов свидетельствовали, что политическая задача укрепления власти была выполнена Комиссией уже в начале ее работы, и это также побуждало не тянуть с продолжением ее занятий. Комиссия показала Екатерине II. что дворянство отнюдь пе думало о постоянном органе, ограничивавшем самодержавную власть.

 

Начало войны с Турцией в 1768 г. оказалось удобным поводом «временно» распустить общее собрание Комиссии, а затем временный роспуск, превратился в окончательный.

Материалы Комиссии — ценнейший источник для изучения социально- экономической истории России, классовой структуры феодального общества середины XVIII в.

Оставленный Комиссией обширный материал наказов и в особенности разработанные частными комиссиями проекты послужили материалом для последующего законодательства Екатерины II — для разработки жалованных грамот и губернской реформы.

 

Секуляризация монастырских имуществ, «Наказ» Екатерины II и Комиссия по составлению проекта Уложения были проявлением на русской почве «просвещенного абсолютизма» в первые годы царствования Екатерины II.

 

Лицемерно расточая либеральные фразы, Екатерина II на деле настойчиво защищала феодально-крепостнический строй, однако с некоторыми уступками растущей буржуазии.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика России 17 18 века  Промышленность России во второй половине 18 в.