ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Русская армия и флот во второй половине 18 века. Система снабжения войск. Рекрутский набор. Офицерские школы

 

Относительно высокий уровень металлургического производства обеспечивал возможность производства более совершенных конструкций оружия, которые появились в середине XVIII в.

 

Особенно большое значение получили новые системы артиллерийских орудий А. К. Нартова, М. Г. Мартынова и М. В. Данилова . Разработанные Даниловым и Мартыновым длинные гаубицы системы «единорог» были частично усовершенствованы П. И. Шуваловым.

 

Из гладкоствольной артиллерии это были наиболее совершенные образцы. Данная конструкция была принята затем на вооружение русской армии и флота, и без существенных изменений удержалась до 30 годов XIX и.

 

Было усовершенствовано также ручное огнестрельное оружие: улучшена конструкция гладкоствольных ударио-кремневых фузей, появились «винтовальные» егерские ружья и штуцера. Изготовление штуцеров и «винтовальных» ружей обеспечило возможность создания в русской армии егерской пехоты.

 

В отличие от Западной Европы, Россия не имела пятипереходной системы снабжения войск. В России была создана своя система баз, на которые опирались подвижные обозы . Такая система снабжения имела важные преимущества: она не сковывала армию, как пятипереходная система, а, наоборот, создавала условия для развития стратегической подвижности войск, позволяла армии совершать широкий маневр на театре войны, не испытывая недостатка в продовольствии.

 

Возможность создания крупных запасов продовольствия и фуража позволяла организовать тыл армии и флота на таких основаниях, которые отвечали бы новым способам ведения войны и военных действий.

 

Классовый характер вооруженных сил пронизывал всю военную систему России, сказываясь особенно сильно в комплектовании, организации, обучении, воспитании войск. Рядовой состав русской армии и флота комплектовался при помощи рекрутских наборов из крестьян и ремесленников, а офицерский — исключительно из дворян.

 

Правительство проводило классовую политику, охраняя офицерский корпус от проникновения в него недворянских элементов. Жестокая палочная дисциплина и муштра, произвол офицеров — характерное явление внутренней жизни русской армии. Военная служба солдат была очень тяжелой.

 

 

Рекрутская система комплектования войск, принятая в начале XVIII в., не претерпела сколько-нибудь существенного изменения и во второй половине столетия. В 176С г. было утверждено «Генеральное учреждение о наборе рекрут», которое закрепляло принципиальные основы рекрутской системы  . Вся тяжесть наборов ложилась главным образом на великорусское население.

 

В 80-х годах XVIII в. рекрутские наборы охватили и Украину. Для рекрут, набираемых на Украине, был установлен 15-летний срок службы, в то время как для всех других этот срок равнялся 25 годам. За время с 1767 по 1799 г. было проведено 32 набора, давшие армии 1 256 978 чел. Во время войн, которые вела Россия во второй половине XVIII в., а также от естественной убыли армия потеряла около 450 тыс. чел. К 1796 г. в армии числилось 458 тыс. чел. Таким образом, большая часть взятых в рекруты людей погибала от тяжких условий квартирования, от болезней и т. п. Рекрутская система давала однородный в национальном отношении солдатский состав.

 

В результате длительного обучения и воспитания русские солдаты под руководством таких передовых полководцев, как П. А. Румянцев п А. В. Суворов, показывали чудеса храбрости и героизма.

 

Большинство армий Западной Европы того времени были наемными. Они комплектовались наймом и вербовкой людей самого разнообразного происхождения: чужеземцев, военнопленных, всякого рода деклассированных элементов и т. п. Моральный дух подобных армий был чрезвычайно низок. Эта система комплектования просуществовала в ряде государств Западной Европы почти до конца XVIII в. В сравнении с ней русская система комплектования войск была передовой для своего времени.

 

Подготовка офицерских кадров для армии осуществлялась в основном через гвардию и военные школы. Наибольшее значение из специальных военно-учебных заведений имели Сухопутный, Артиллерийский и Инженерный кадетские корпуса. За всю вторую половину XVIII в. военные школы (не считая военно-морских) дали войскам примерно 3 тыс. офицеров. Практиковался такяче наем офицеров-иностранцев, так как после манифеста о вольности дворянства 1762 г. в армии обнаружился значительный недостаток офицерских кадров, поскольку дворяне освобождались от обязанности нести военную службу. Подготовка младшего командного состава производилась в гарнизонных школах. Число учащихся гарнизонных школ непрерывно росло. Так, в 1765 г. при 108 гарнизонных батальонах числилось в гарнизонных школах 9 тыс. учеников 2.

 

Система организации войск второй половины 18 века была обусловлена сложившимися к тому времени формами и способами ведения войны и военных действий. Они в свою очередь определялись вооружением (гладкоствольные ружья и артиллерия), которое позволяло вести бой в линейных боевых порядках . При Петре III была сделана попытка приблизить организацию войск к чужой ей прусской военной системе. Воинская комиссия в марте 1762 г. решила усилить тяжелую кирасирскую конницу, расформировать гренадерские полки и преобразовать полевые пехотные полки на прусский манер. Однако вследствие кратковременности царствования Петра III эти решения не были осуществлены. Петр III ввел для всех войск прусскую форму, которая на продолжительное время за- гфепилась в русских войсках.

 

В последующий период (1763 1765) были проведены некоторые мероприятия по реорганизации войск. Определяя соотношения родов войск, установили, что на каждые два полка пехоты следует иметь один полк кавалерии. Признали необходимым преобразовать драгунскую конницу в карабинерную и образовать легкую егерскую пехоту. Выло решено установить казарменную систему квартирования войск, для чего в губерниях дозволялось строить казармы «на своем иждивении», не дожидаясь постройки их государством 2.

 

Вопросы организации войск вновь возникли в 70-х годах XVIII в. Интересы укрепления феодально-абсолютистского государства, потрясенного Крестьянской войной 1773—1775 гг., и активная внешняя политика царского правительства требовали дальнейшего усиления армии, проведения военной реформы. С проектом преобразований выступили П. А. Румянцев и Г. А. Потемкин. Реализации их предложений помешали войны с Турцией и Швецией. Однако отдельные мысли и идеи, высказанные в проектах П. А. Румянцева и Г. А. Потемкина, нашли свое отражение в реорганизации кавалерии, развитии егерской пехоты и в других преобразованиях в русской армии второй половины XVIII в.

 

По родам оружия в организации в войсках происходили следующие изменения. Прежде всего значительно возросла численность пехоты. По штатам 1763 г. пехота состояла из трех гвардейских и 50 армейских полков (4 гренадерских и 46 пехотных) К 1769 г. число армейских полков было доведено до 63. Каждый пехотный полк имел по два батальона 12- ротного состава (2 гренадерских и 10 мушкетерских), из них 9-я и 10-я роты должны были оставаться на месте постоянного квартирования полка в качестве резерва. Штатная численность полка по книге штатов была определена в 2093 чел.  .

 

Наиболее важным было создание егерской пехоты. Впервые в России она появилась в войсках Румянцева во время осады Кольберга в 1761 г. В 1765 г. было решено учредить в армии егерский корпус численностью в 1560 чел., распределив людей командами (по 60 чел.) сначала в полках Лифляндском, Эстляпдском, Финляндском, Смоленском, а затем и в других дивизиях.

 

В 1777 г. эти команды были преобразованы в егерские батальоны . Наконец, перешли к созданию отдельных егерских корпусов 4-баталь- онного состава. В 1785 г. их было семь (Кубанский, Таврический, Новороссийский, Бугский, Финляндский, Лифляндский и Белорусский)  .

 

Насколько это было новым в строительстве вооруженных сил России, видно из того, что во Франции егерская пехота появилась уже в эпоху революционных войн. В Пруссии в конце XVIII в. было всего 1500 егерей, но использовались они как обычные линейные войска. В Австрии легкая пехота была организована отце хуже: она относилась к разряду нерегулярных войск.

 

Возникновение и развитие легкой егерской пехоты в России во второй половине XVIII в. ие было случайным. Русская армия располагала необходимой материально-технической базой, обладала более высокими моральными и боевыми качествами, чем армии Западной Европы, в большинстве своем наемные.

 

К егерям но своему составу, вооружению и использованию в бою довольно близко подходили отдельные нолевые батальоны, сформированные в 1775 г. Они несли гарнизонную службу в Сибири и других отдаленных местностях страны. В 1795 г. русская пехота имела в своем составе: гвардейских полков 4, гренадерских полков 15, пехотных полков 57, полков морской пехоты 2, егерских корпусов 10, отдельных гренадерских батальонов 3, отдельных мушкетерских батальонов 2, егерских батальонов 3, полевых батальонов 20 . Таким образом, в пехотных войсках отмечалась тенденция роста легкой егерской пехоты, что отвечало развитию тактики колонн и рассыпного строя.

 

В кавалерии появилось стремление усилить те виды конницы, которые можно было использовать на больших театрах войны для активных боевых действий.

 

Воинская комиссия в 1762—1764 гг. пришла к неправильному выводу, что нужно усилить тяжелую конницу, т. е. увеличить число кирасирских и карабинерных полков за счет драгунских и гусарских. К 1765 г. в составе кавалерии были: 1 гвардейский полк, 5 кирасирских, 20 карабинерных, 7 драгунских и 9 гусарских полков, всего 41 полк . Против такого соотношения возражал П. А. Румянцев; он писал, что мы «подражать взялись тому, что другие оставили, и к отягощению службы и великому казне убытку почти всю кавалерию на тяжелых лошадей и с тяжелой амуницией посадили» 3.

 

Возражение П. А. Румянцева не было принято во внимание. Но опыт русско-турецкой войны 1768 - 1774 гг. показал нецелесообразность увлечения тяжелой конницей. С 1776 по 1796 г. были проведены новые преобразования, в результате которых в составе русской кавалерии увеличилась легкая конница. В ней насчитывалось: гвардейских полков 1, кирасирских полков 5, карабинерных 17, драгунских 11, гусарских 2, легкоконных 9, конно-гренадерских 1, конно-егерских 3, всего 49 полков \ Большое внимание прн этом обращалось на казачью конницу, численность которой к концу века возросла до 27 полков. Таким образом, в кавалерии происходило увеличение легкой конницы. Конница не была однородна, различные ее виды применялись для разных целей: казаки н гусары — для разведывательной службы, кирасиры, драгуны и карабинеры — для удара на поле боя, легкокониые полки — для преследования противника.

 

Артиллерия как род войска во второй половине XVIII в. развивалась довольно медленно. Полевая артиллерия в 1763 г. состояла из 2 канонирских, 2 фузилериых и 1 бомбардирского полка 10-ротного состава. В 90-х годах были сформированы еще 3 отдельных артиллерийских батальона. 5 конно-артиллерийских рот и 2 батальона артиллерии в составе гребного флота  . Осадная артиллерия развивалась довольно медленно. В конце века парк осадной артиллерии имел не свыше 1500 орудий.

 

Некоторое развитие получили также инженерные войска. Во второй половине XVIII в. в русской армии имелись инженерный полк, особый гидравлический корпус и специальная рота инженеров для действий на южном театре  .

 

Для несения внутренней службы использовались гарнизонные войска. В 1765 г. в гарнизонных войсках было 91 290 чел., а в 1795 г. стало 122 705 чел.  , т. е. их численность составляла 7з всей полевой армии. Однако и эти силы с трудом справлялись со своими задачами. Поэтому для подавления крестьянских восстаний правительство неоднократно посылало полевые войска. Таким образом, функцию подавления крестьянских восстаний выполняли все войска, как полевые, так и гарнизонные. Это наглядно показывает классовую природу царской армии, реакционность ее внутренней функции.

 

Во второй половпне XVIII в. получили развитие такие высшие тактические соединения, как бригада и дивизия. В 1768 г. русская армия и мирное время была распределена на 8 дивизий и 3 окружных пограничных корпуса; в 1775 г. число дивизий увеличилось до 11. Дивизии имели непостоянный состав и представляли собою соединение трех родов войск — пехоты, кавалерии и артиллерии. В военное время действующая армия делилась на отдельные корпуса, дивизии и бригады. Применялись также легкие корпуса типа петровского корволанта, как отдельные отряды, состоявшие из трех родов войск. Состав корпусов, дивизий и бригад также не был постоянным. Образование высших тактических соединений диктовалось способами ведения военных действий.

 

В 1783 г. вместо неудобной прусской формы была введена новая, более удобная форма, отменено ношение солдатами кос и прекращено пудрение волос. Каждый род войска получил свои мундиры.

 

На вооружении войск в основном состояло то же оружие, что и в начале века. Линейная пехота имела на вооружении 7-линейные гладкоствольные ружья со штыками, стрелявшие на 300 шагов, при действительном огне не далее чем 60—75 шагов. Конница имела вооружение в зависимости от ее вида. Кирасиры были вооружены палашами и пистолетами; драгуны и конные егери имели палаши, пистолеты и ружья со штыками: карабинеры и легкоконные полки — палаши, карабины без штыков и пистолеты; гусары — сабли, карабины и пистолеты.

 

Центральное управление войсками в мирное время осуществлялось через Военную коллегию, местное управление — через командиров дивизий. В военное время действиями полевых армий руководил Военный совет, который составлял планы кампаний и руководил ходом военных действий. При отсутствии совершенных средств связи с войсками решения Военного совета не учитывали обстановку и нередко отрицательно влияли на действия главнокомандующих армиями. Примером может служить деятельность Конференции в Семилетней войне и Военного совета в русско-турецкой войне 1768—1774 гг. Следует, однако, сказать, что влияние Конференции на ход Семилетней войны бывало и положительным, когда в ряде случаев, при разработке общих стратегических планов, она подчиняла военную стратегию требованиям политики.

 

Самостоятельная роль главнокомандующих усилилась только в войнах конца XVIII в. (Г. А. Потемкин, А. В. Суворов). Для управления войсками на театре войны в 1763 г. был создан Генеральный штаб, который являлся вспомогательным органом главнокомапдующего. В мирное же время Генеральный штаб должен был разрабатывать вопросы, связанные с подготовкой офицеров для несения квартир- мейстерской службы и выполнения картографической работы.

 

Накануне Семилетней войны армия получила новые уставы Пехотный устав 1755 г. в известной степени означал шаг назад по сравнению с Уставом воинским 1716 г.; главное внимание обращалось на ведение огневого боя, действиям же холодным оружием ие придавалось должного значения; сложные построения нового устава значительно затрудняли всю систему полевой подготовки войск. Положительной чертой устава было введение колони «для проломления неприятельского фронта». Кавалерийский устав 1755 г. мало отличался от миниховской Кирасирской экзерциции 1731 г. Однако отрицательное влияние этих уставов было сравнительно невелико, так как начавшаяся вскоре после того Семилетия/? война прекратила процесс переучивания войск и, по существу, они действовали в этой войне тго петровским уставам.

 

В период с 1763 по 1766 г. были изданы основные уставы, регулирующие строевую и полевую подготовку войск  . Эти уставы были, несомненно, лучшими, чем уставы, принятые накануне Семилетней войны, В Пехотном строевом уставе 1763 г. видно стремление ограничить строевые формы и оставить лишь необходимые для боя.

 

В определении строевых норм требовалось исходить прежде всего из отечественной практики, не копируя западноевропейские образцы, но в то же время не упуская из виду лучший опыт Запада. Устав 1763 г. ввел развернутый строй в три шеренги с подразделением на дивизионы и взводы. Густые колонны были отменены и вместо них определены батальонные и полубатальонные колонны для маневрирования вне поля боя. Устав ограничивал роль огня как главного предмета боевой подготовки, были оставлены только самые простые виды стрельбы. Однако устав не упоминает о штыковом ударе, очевидно, ему не придавалось решающего значения в бою.

 

В целом устав 1763 г. закреплял те принципы боя, которые утвердились в середине XVIII в. Основной формой боя в тот период было фронтальное столкновение двух армий 3.

 

Русский военно-морской флот на Балтике стал одним из самых крупных и сильных к концу первой четверти XVIII в. Но во второй четверти XVIII в. при слабых преемниках Петра I флот постепенно стал приходить в упадок. Возрождение его началось лишь с 40-х годов. За 15 лет военный флот пополнился рядом линейных кораблей, фрегатами и другими кораблями. В 1757 г. в составе Балтийского флота было: 21 линейный корабль, 5 фрегатов и 158 других более мелких судов  . Этот флот сыграл крупную роль в Семилетней войне. Он ие только полностью подавил флот Пруссии, но и решительно отразил все попытки английского военного флота проникнуть в Балтийское море, а также оказал помощь со стороны моря своему союзнику того времени — Швеции. Взаимодействуя с армией, русский флот обеспечил взятие таких крупных приморских баз Пруссии, как Ме- мель, Кенигсберг и Кольберг.

 

По окончании Семилетней войны был утвержден новый штат Балтийского военного флота (1764). В военное время по «малому комплекту» полагалось иметь 32 линейных корабля, 8 фрегатов, 4 бомбардирских корабля, 3 прама и ряд кораблей других классов, а но «большому комплекту» — 40 линейных кораблей п 10 фрегатов  .

 

Угроза войны с Турцией и Швецией заставила правительство усилить строительство кораблей военно-морского флота. Русский Балтийский флот принял активное участие в действиях против турецкого флота. В 1769 г. для борьбы с Турцией были отправлены в Средиземное море две эскадры, в 1770 и 1772 гг. еще две. Объединенные под общим командованием А. Г. Орлова и выдающегося русского флотоводца адмирала Г. А. Спиридова, русские военно-морские силы в 1770 г. нанесли сокрушительный удар турецкому флоту. Наголову разгромив его в двух сражениях: в Хиосском проливе и в Чесменской бухте (24 и 26 июня 1770 г.) и почти полностью уничтожив его, русский флот обеспечил себе полное господство в восточной части Средиземного моря.

 

Активные действия русских военно-морских сил на Средиземномор ском театре войны значительно способствовали успешным наступательным действиям русской армии на Балканском полуострове в 1770 г.

 

В ходе русско-турецкой войны 1768—1774 гг. была создана Донская флотилия (для содействия сухопутным войскам на юге Украины и в Крыму). Строительство судов происходило на Воронежской и Павловской верфях, откуда они спускались затем по Дону в Азовское море. В Таганроге была построена гавань для флотилии. Азовская флотилия достигла значительных успехов в борьбе с турецким черноморским флотом, тесно взаимодействовала с сухопутными войсками русской армии. К концу русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Азовская флотилия имела в своем составе 11 «новоизобретенных» кораблей, 9 фрегатов, 2 бомбардирских корабля, до 32 ботов, галиотов, транспортов и ряд мелких судов К

 

По окончании войны строительство Черноморского флота началось на вновь заложенных в 1778 г. верфях в Херсоне и Николаеве. В 1785 г. был утвержден штат для Черноморского флота в составе 12 линейных кораблей, 20 фрегатов и 23 кораблей других типов  .

 

С новой Херсонской верфи в 1783 г. был спущен первый 66-пушечный корабль «Слава Екатерины». В результате энергичного строительства к началу русско-турецкой войны 1787—1791 гг. Черноморский флот насчитывал 4 линейных корабля, 14 фрегатов, 3 бомбардирских корабля п 50 мелких  . Кроме того, Днепро-Бугская лиманская флотилия имела 3 линейных корабля, 1 фрегат, 1 бот, 15 галер и других мелких гребных судов  . В конце войны России с Турцией в составе действующего Черноморского флота находилось уже 22 линейных корабля, 6 бомбардирских кораблей, 12 фрегатов, большое количество мелких судов (бригантин, шхун и т. п.)  . Это были довольно крупные военно-морские силы, с которыми приходилось считаться не только Турции, но также Франции и Англии. Черноморский флот под командованием великого русского флотоводца Ф. Ф. Ушакова одержал ряд блестящих побед над турецким флотом. В сражениях на Днепро-Бугском лимане, у о-ва Фидониси, при Керченском проливе, у Гаджибея и у мыса Калиакрия турецкий флот был разгромлен и в значительной своей части уничтожен. Эти блестящие победы обеспечили полное господство русского флота на Черном море.

 

Одновременно с созданием Черноморского флота продолжалось строительство военного флота и на Балтике. К началу русско-шведской войны 1788—1790 гг. он имел в своем составе 37 линейных кораблей, 13 фрегатов и 30 судов других классов. Гребной флот имел 200 судов К В сражениях при Готланде, Ревеле и Роченсальме шведский флот понес поражения. Эти победы упрочили положение России в Прибалтике.

 

Комплектование флота матросами осуществлялось на основе тех же правил, по которым проводились рекрутские наборы в армию. Офицерский состав давали адмиралтейские школы и открытый в 1752 г. морской корпус, который был значительно расширен в связи с необходимостью готовить кадры для Черноморского флота. Кроме того, существовал еще морской кадетский корпус в Херсоне, переименованный затем в штурманское училище.

 

Управление военно-морским флотом осуществлялось через Адмиралтейств-коллегию. После Семилетней войны был введен «Регламент о управлении адмиралтейств и флотов» (1765), которым определялись права и обязанности Адмиралтейств-коллегии и который заменил собою петровский регламент. Новый регламент коснулся лишь вопросов управления. Петровский же морской устав оставался в силе до конца века.

 

Итак, комплектование, организация, боевое оснащение русской армии и флота второй половины 18 века находились в зависимости от социально-экономических условий того времени, от способа производства. Вооруженные силы в руках господствующего класса являлись орудием для подавления народа. Вся военная система в России строилась на сугубо классовой основе. Большой срок военной службы, казарменное расположение, постоянное обучение и воспитательное воздействие командного состава — все это было направлено на подготовку послушных исполнителей воли господствующего класса помещиков и развивающейся буржуазии.

 

К. Маркс указывал, что абсолютная монархия возникает в переходные эпохи, связанные с обострением противоречий между феодалами и складывающейся буржуазией . Являясь диктатурой крепостников, абсолютизм в России второй половины XVIII в. должен был идти на некоторые уступки формировавшейся буржуазии. Царское самодержавие обладая неограниченной властью, вследствие известной самостоятельности осуществляло некоторые частные мероприятия, удовлетворявшие потребности купечества (отмена внутренних таможеп, монополий в промышленности и торговле, Жалованная грамота городам и пр.).

 

Проводя эти мероприятия, правительство отнюдь не затрагивало основ классового господства дворянства; политика правительства отвечала интересам дворян-крепостников, имея своей конечной целью укрепление феодального строя, всех устоев самодержавия. Но объективно такие меры, как отмена внутренних таможен, монополий в промышленности и торговле и другие способствовали развитию капиталистических отношений в России второй половины XVII в.

 

Характерной особенностью государственого устройства Российской империи 50—00-х годов XVIII в. является укрепление дворянской диктатуры при одновременном усилении бюрократизма. Рост бюрократизма привел к переходу от коллегиального начала в управлении к единоличному, министерскому. В государственном аппарате постепенно ликвидировались коллегии, на месте которых появлялись учреждения, по организационной структуре приближавшиеся к министерствам.

 

Сенат потерял свои первоначальные широкие полномочия. Лишенный законодательных функций, утративший былую политическую силу и разделенный на ряд департаментов, Сенат стал послушным орудием царской власти, беспрекословно исполнял все ее распоряжения.

 

Можно наметить два этапа в развитии государственного устройства Российской империи и внутренней политики царского правительства второй половины XVГТ1 в. Один из них охватил период до Крестьянской войны 1773—1775 гг. Перестраивая государственный аппарат, царское правительство в этот период лавировало, проводило отдельные мероприятия в духе «просвещенного абсолютизма». Наиболее ярким проявлением этой политики был созыв Уложенной комиссии, секуляризация монастырских земель и др. Второй этап начинался после Крестьянской войны 1773—1775 гг., когда правительство перешло к системе открытой дворянской диктатуры. В этих целях в 1775 г. была проведена реформа местного управления — разделение страны на 50 губерний. Новая губернско-уездная административно-территориальная система значительно усилила власть дворян на местах. Господство дворянства над многомиллионными массами крестьянства закрепила Жалованная грамота 1785 г.

 

Одновременно с этим города получали право самоуправления. Но на деле органы местного управления в городах стали безгласными придатками государственного аппарата, послушными исполнителями воли дворянского класса.

 

Таким образом, начавшееся несоответствие производственных отношений уровню производительных сил отразилось в политической надстройке, как то: в созыве законодательных комиссий 1754 и 1767 гг., дальнейшей бюрократизации государственного аппарата, реформе городского управления, отданного в руки богатейшего купечества под бдительным надзором дворянско-бюрократических органов

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика России 17 18 века  Промышленность России во второй половине 18 в.