ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА. Раздел Польши. Сближение Пруссии и Австрии. Оттоманская порта

 

Во второй половине XVIII в. особенную остроту в области внешней политики приобрела черноморская проблема.

 

Рост товарности сельского хозяйства усилил интерес помещиков к черноземным землям юга России. Для освоения этих земель нужно было сделать южную границу государства более прочной. Расширение внешней торговли требовало обладания устьями Днепра и Дона — естественными водными артериями сбыта продуктов из внутренних областей России по Черному морю. Но устья этих великих русских рек были отрезаны от страны. Поэтому растущие потребности дворянства и купечества не могли быть удовлетворены.

 

Экономические интересы дворянства и купечества тесно переплетались с задачами укрепления обороны страны. Турецкий флот, безраздельно господствовавший на Черном море, входил в устья Днепра и Дуная. Крымский полуостров служил Турции удобным стратегическим плацдармом для наступления против России. На Кавказе Турция стремилась захватить при содействии крымского хана так называемые «нейтральные земли» Большой и Малой Кабарды. Турция опиралась на кабардинских феодалов, недовольных тем, что эксплуатируемый ими «черный народ» (крепостные и рабы) массами перебегал в русские пределы. Порта развивала агрессию также в отношениг Грузии и Дагестана.

 

Успешность проведения русской внешней политики в отношении Турции и Крыма во многом зависела от положения на северной и западной границах страны, т. е. в Швеции и Польше. Хотя Швеция утеряла былую силу и престиж, опасность агрессии с ее стороны не исчезла. Швеция за нимала видное место в политических расчетах более сильных держав, стремившихся использовать ее против России. Это относилось прежде всего к Франции, которая рассматривала Швецию, наряду с Польшей и Турцией, как оплот против возраставшего влияния России и мечтала создать «непроницаемый барьер между Россией и остальной Европой от полюса до Архипелага»  .

 

Речь Посполитая в силу внутренних причин находилась в состоянии политического развала и была объектом притязаний соседних государств. В ее состав продолжали входить отторгнутые от России земли Белоруссии и Украины. Белорусский и украинский народы, испытывавшие гнет польских панов, издавна стремились к воссоединению с братским русским народом. В интересах России было осуществление этой цели и объединение в своих руках всего течения Западной Двины (средняя часть ее принадлежала Речи Посполитой), по которой проходил торговый путь в Прибалтику. Русское правительство стремилось также не допустить, чтобы другие державы овладели Польшей, и, по возможности, установить над ней свой протекторат.

 

 

Конечно, царизм в своей политике в отношении Польши руководствовался классовыми мотивами. Тем не менее, реализация задач, связанных с Белоруссией и Украиной, имела бы положительные последствия как в смысле воссоединения украинских и белорусских земель, так и для развития производительных сил России.

 

Реализация русской внешнеполитической программы встречала противодействие иностранных держав. Франция, господствуя в левантийской торговле, стремилась не допустить проникновения России на Ближний Восток.

 

Французские дипломаты, потеряв всякое чувство реальности, задавались несбыточной целью вернуть Россию к тому положению, какое опа занимала до начала XVIII в. «Что касается России,— писал руководитель французской секретной дипломатии Брольи 6 мая 1762 г.,— то мы причисляем ее к рангу европейских держав только затем, чтобы исключить ее из этого ранга, отказывая ей в праве даже помыслить об участии в европейских делах»  .

 

Политика Англии в отношении России носила двойственный характер. С одной стороны, англо-французские противоречия, а также торговые интересы Англии, нуждавшейся в русском хлебе, лесе, смоле, пеньке и т. д., толкали британское правительство на сближение с Россией. С другой стороны, желание России продвинуться к Черному и Средиземному морям вызывало противодействие Англии, которая сама стремилась к господству на этих отдаленных от нее морях и строила планы широкой колониальной агрессии в направлении Востока. Поэтому каждый успех России в ее борьбе за выход к Черному морю и проливам приводил к углублению русско-английских противоречий.

 

Отношения России с Австрией были не менее сложны. Мечтая с помощью России расширить свои владения за счет Турции, Австрия в то же время считала крайне нежелательным продвижение России к Черному морю и устью Дуная  . Растущие связи России с порабощенными Турцией народами Балкан, и особенно со славянами, вызывали у австрийского правительства опасения за свой собственный тыл, так как в империи Габсбургов находилось много порабощенных славян.

 

По мере роста русского влияния в Польше враждебность Австрии по отношению к России усиливалась, ибо у Австрии были собственные виды и на польские земли. Австрия все более сближалась с Францией. Еще накануне Семилетней войны между этими державами был заключен союз, который продолжал затем укрепляться, приобретая антирусскую направленность. Несмотря на все это, русское правительство рассчитывало бороться против Турции совместно с Австрией или, по крайней мере, обеспечить ее нейтралитет в случае русско-турецкой войны.

 

Пруссия не имела непосредственных интересов в Турции. Русская политика в Швеции также не встречала возражений со стороны Фридриха И. Устремления Пруссии были направлены в сторону Польши. Но Пруссия могла рассчитывать на какой-нибудь успех в этом направлении, только находясь в союзе с Россией. Заключения такого союза Фридрих II усиленно добивался с самого вступления на престол Екатерины II. Русское правительство долго воздерживалось от подписания союзного договора с Пруссией. Пользуясь преимущественным влиянием в Польше, оно предпочитало осуществить свои планы без формального союза. Однако обострение отношений с Турцией вызвало опасения русского правительства, что придется вести войну в Польше и в Турции одновременно.

 

Отказаться же от союза с Пруссией значило бросить ее в объятия Франции. Вот почему после долгих проволочек и неоформленного сотрудничества, 31 марта 1764 г. Россия заключила с Пруссией союз сроком на 8 лет  . Секретные статьи договора предусматривали совместные действия в Турции, Швеции и Польше. В случае войны России с Турцией Пруссия должна была оказывать ей помощь деньгами в размере 400 тыс. руб. в год. Предусматривалось совместное противодействие французскому влиянию в Швеции. Союзники объявляли своей целью сохранение польской конституции; кроме того, были подписаны еще сепаративная статья о диссидентах   и секретная конвенция о кандидате на польский престол (ввиду ожидавшейся смерти Августа III). Точно устанавливалась численность войск, которые Пруссия должна будет ввести в Польшу для поддержания русского ставленника Станислава Понятовского, если этого потребует Екатерина II. Не желая расширения Пруссии за счет Речи Посполитой, русское правительство временно отступило от своей позиции в вопросе о Белоруссии и Украине: в договоре с Пруссией не было ни слова о территориальных претензиях союзных держав.

 

Заключение союза с Пруссией означало новый курс внешней политики России, которая во время Семилетней войны и в предшествовавший период была союзницей противника Пруссии — Австрии. Этот новый курс явился следствием изменившейся меяедународной обстановки и связан более всего с именем видного дппломата и государственного деятеля Н. И. Панина, фактически руководившего внешней политикой России с начала царствования Екатерины И. По замыслу Панина, союз с Пруссией должен был стать одним из звеньев так называемой «Северной системы», созданпой в противовес франко-австрийскому блоку. Наряду с Россией, Пруссией, Англией, Данией к «Северной системе» предполагалось привлечь также Швецию и Польшу. Панин считал, что после упразднения в Польше liberum veto   и укрепления ее внутреннего строя она сможет стать полезной союзницей России против Турции  .

 

Однако Панину не удалось осуществить «Северную систему» в полном объеме. Помешало, в частности, нежелание Пруссии рассматривать Польшу как своего возможного союзника, а также отказ Англии помогать России в случае русско-турецкой войны. Все же известное сближение с отдельными державами Севера было достигнуто: были заключены союзные договоры с Данией и Пруссией. Переговоры о возобновлении союзпого договора с Англией (срок которого истек в 1759 г.) не привели к положительным результатам, и дело ограничилось подписанием в 1766 г. торгового договора. Все эти акты имели положительное значение для реализации русской внешнеполитической программы. В сентябре 1764 г. на польский престол был избран сторонник союза с Россией Станислав Понятов- ский.

 

В связи с разгоревшейся борьбой между диссидентами, ориентировавшимися на Россию, и католиками в Польшу были введены русские войска.

 

В то время когда русское правительство занималось польскими делами, Австрия и Франция прилагали все усилия к тому, чтобы заставить Турцию выступить против России. Польские события интересовали Турцию самым непосредственным образом: она давно поставила цель присоединить к себе польскую Подолию  . Захватнические планы Турции не помешали ей маскироваться защитником польской независимости. В сентябре 1768 г., воспользовавшись незначительным пограничным инцидентом в Балте \ Турция потребовала вывода русских войск из Полыни. При этом она ссылалась на статью давно отмененного Прутского договора о невмешательстве России и Турции в дела Польши. Отказ русского резидента в Константинополе А. М. Обрескова дать какие бы то ни было гарантии без ведома Петербурга послужил Турции поводом для объявления России войны.

 

Ведение войны одновременно с Польшей и Турцией осложнило положение России и потребовало от нее огромного напряжения сил. Тем не менее военное преимущество — закономерное следствие более высокого развития производительных сил — с самого начала оказалось на стороне России. Русская армия прошла хорошую боевую шлоку во время Семилетней войны. Кроме того, не следует забывать, что угнетенные в султанской Турции народы — славяне, грузины, румыны, греки и др.— видели в русских войсках своих освободителей и всячески им помогали.

 

В кампанию 1769 г. войска Первой армии заняли Хотин и проникли в Молдавию. Местное население восторженно приветствовало русские войска, оказывало им поддержку. Одновременно войска Второй армии заняли Азов, считавшийся нейтральным. Подвластные крымскому хану но- гаи заколебались и стали переходить на сторону России.

 

Еще более крупные победы были одержаны Россией в 1770 г. В знаменитых сражениях при JIapre и Кагуле русские войска под командованием выдающегося полководца П. А. Румянцева разгромили намного превосходившие их численностью соединенные силы турецких и татарских войск. В результате русские войска закрепились в Молдавии и Валахии и заняли ряд крепостей на Дунае. Действия войск П. А. Румянцева облегчили Второй русской армии взятие Бендер.

 

В июне 1770 г. русский флот уничтожил турецкий флот в сражениях в Хиосском проливе и в Чесменской бухте. Население многих островов Эгейского архипелага вступило в русское подданство.

 

Кампания 1771 г. ознаменовалась занятием Крыма. На Дунае войска Первой армии нанесли туркам ряд серьезных ударов и заняли крепости Журжу, Гирсово, Мачин. Русский флот держал в блокаде Дарданеллы.

 

Победоносное шествие русских войск внушило русскому правительству уверенность в том, что наступило наиболее подходящее время для заключения мира. Уже в 1770 г. Екатерина II предписала П. А. Румянцеву послать от своего имени письмо великому визирю с предложением начать мирные переговоры  . Однако к переговорам не могли приступить раньше осени 1772 г. Терпя поражения, Турция, тем не менее, упорно отвергала мирные предложения России. Объяснение этого странного, на первый взгляд, явления крылось в международной обстановке, которая позволяла туркам рассчитывать на помощь Франции, Австрии и других государств.

 

Победы России вызвали беспокойство западноевропейских держав. Французское правительство усилило антирусскую деятельность в Польше и Швеции. В 1770 г. в Польшу был направлен генерал Дюмурье, перед которым ставилась задача придать организованный характер антирусским выступлениям конфедератов. В связи с разгромом турецкого флота, версальский двор предложил Порте приобрести французские корабли. Англия стала отзывать из русского флота служивших в нем офицеров, явно обнаруживая свое недовольство морскими победами России в Эгейском архипелаге. После занятия Дунайских княжеств русскими войсками заметно усилилась враждебная позиция Австрии, которая стала откровепно поддерживать Турцию. Русские успехи не нравились и союзнику России - Пруссии. Фридрих II имел основания полагать, что более сильная Россия будет значительно меньше нуждаться в союзе с Пруссией. Дальнейшая политика Пруссии характеризуется стремлением поставить Россию в затруднительное положение, чтобы добиться ее согласия на раздел Речи Посполитой. Поскольку союзнические обязательства Пруссии лишали ее возможности выступать против России открыто, она решила действовать замаскированно — через посредство Австрии.

 

25—28 августа (н. ст.) 1769 г. в силезском городе Нейсе (Ниса) произошло свидание Фридриха II и Иосифа II — сына и соправителя австрийской императрицы Марии-Терезии. Прусский король намеренно преувеличивал возможности и планы России. «Чтобы остановить эту державу,- говорил он,— вся Европа должна будет вооружиться, потому что она завоюет все» И он заметил, памятуя о союзе Австрии с Францией, что для поддержания антирусской группировки в Швеции крайне необходимы субсидии Франции. Фридрих II очень тонко затронул больное место Австрии. Он сообщил, что торговавшие в Бреславле славяне — австрийские подданные — устроили «публичное торжество в честь победы России». Фридрих II советовал Иосифу II получше с ними обращаться, чтобы они не начали волноваться под влиянием растущих симпатий к России  . Толкая Австрию на противодействие русскому продвижению на Дунае, Фридрих II дал обязательство не трогать австрийских территорий. Иосиф II и Фридрих II обменялись заверениями, что будут соблюдать строжайший взаимный нейтралитет.

 

Это было только началом той вероломной политики, которую повела в дальнейшем Пруссия за спиной своего союзника — России. Со стороны же Австрии это было первым звеном целой цепи интриг, которые характеризовали ее политику в период русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Дипломатические представители Австрии и Пруссии в Копстантинополе не замедлили поставить Порту в известность об установившемся контакте своих правительств. Они внушали султану, что ему не следует торопиться с заключением мира, что, во всяком случае, он не должен вступагь  в переговоры с русским правительством без посредничества Австрии и Пруссии.

 

Под влиянием побед России в 1770 г. сближение Австрии и Пруссии усилилось, и в августе произошло второе свидание Фридриха II и Иосифа II в Нейштадте (Нове Место). Фридрих II добивался от австрийского правительства более решительных действий. При этом он дал понять, что имеет в виду не войну (в случае вооруженного выступления Австрии Пруссия должна была бы воевать на стороне России), а угрозы, шантаж.

 

Фридрих II попытался использовать свидание в Нейштадте и для привлечения Австрии к проектируемому им разделу Речи Посполитой. Незадолго до этого свидания Австрия фактически положила начало польскому разделу, присоединив к своим владениям польские области Ципса, Нови- торга, Чорстыня, а также богатые соляными копями области Велички и Бохни. Фридрих недвусмысленно дал попять венскому двору, что он относится к этому захвату вполне благожелательно. Стороны даже заключили между собою договор под названием «политического катехизиса», в котором говорилось, что ни один из двух дворов не будет противиться выгоде другого, если это не будет противоречить его собственным интересам.

 

Во время переговоров Фридриха II и Иосифа II в Нейштадт явились турецкие уполномоченные с официальным предложением Австрии и Пруссии взять посредничество при заключении мира между Россией и Турцией. Иосиф II и Фридрих II считали, что теперь дело мира в их руках.

 

В письме Екатерине II от 14 сентября (п. ст.) 1770 г. Фридрих II предложил посредничество Пруссии и Австрии в переговорах с Турцией, ссылаясь па желание последней. Он указывал, что непринятие австрийского посредничества повлечет за собой более тесное сближение Австрии и Франции Фридрих II запугивал Екатерину II опасностью «всеобщей войны, которую Франция старается разжечь в Европе»  . В Петербурге разгадали роль, которую играл Фридрих II. В записке Н. И. Панину Екатерина назвала Фридриха II «адвокатом турок».

 

Итак, турки ухватились за протянутую им руку помощи и ни за что ие соглашались вести переговоры без посредников. Это сделало невозможным открытие мирных переговоров в 1770 г., так как принятие иностранного посредничества противоречило принципу самостоятельности внешней политики, которого придерживалось русское правительство. Вмешательство иностранной дипломатии не только отсрочило заключение мира, но и непосредственно повлияло на содержание проектируемого мирного договора. Так, было решено не требовать включения Крыма в состав России, а добиваться только отделения его от Турции 3. Это решение оста лось в силе и после 1771 г., когда Крым был занят русскими войсками. Русское правительство вступило с крымским ханом в переговоры, добиваясь от него добровольной уступки в пользу России крепостей Еникале и Керчи.

 

Не менее осторожно подошли в России к вопросу о Дунайских княжествах. До осени 1770 г. о будущем политическом положении этих княжести не было принято никакого решения, несмотря на определенно выраженное желание населения Молдавии и Валахии вступить в русское подданство. Затем русское правительство выдвинуло два следующих варианта постановления о Дунайских княжествах: независимость Молдавии и Валахии; временная оккупация княжеств русскими войсками с последующей передачей их Турции.

 

Переход в подданство России населения многих островов Архипелага побудил русское правительство ввести в проект мирного договора условие о передаче России одного из этих островов; большего не решались требовать из опасения международных осложнений.

 

Так война и дипломатия, взаимодействуя, оказывали различное влияние на проектируемый мирный договор, дополняя его новыми пунктами (результат военных побед России) и, в то же время, уменьшая русские требования к Порте (следствие давления международной дипломатии).

 

В 1771 г. враждебная деятельность Австрии еще более усилилась. Австрийский представитель в Константинополе Тугут вступил в тайные переговоры с Портой и предложил ей помощь своего правительства. 6 июля (н. ст.) 1771 г. Австрия и Турция заключили между собой конвенцию, которая известна под названием «тугутовой», или «субсидной». Австрия брала на себя обязательство добиться любыми — дипломатическими или военными — средствами возвращения Турции всех крепостей и земель, занятых русскими войсками. Турция со своей стороны согласилась вознаградить Австрию денежной субсидией в размере 11,25 млн. флоринов, уступить ей Малую Валахию, а также предоставить права наибольшего благоприятствования в области торговли  . Захватнические планы Австрии в отношении Польши не помешали ей включить в конвенцию пункт о неприкосновенности земель Речи Посполитой. Впрочем, Австрия и не думала о действительном выполнении своих обязательств. Ее цель заключалась в том, чтобы создать осложнения для России. Эта цель была достигнута. Тугутова конвенция произвела тем более сильное впечатление в России, что туда поступали сведения о военных демонстрациях Австрии на границах Молдавии и Валахии.

 

Опасаясь вступления Австрии в войну и желая ускорить заключение мира, русское правительство решило устранить из договора пункты, наиболее нежелательные для Австрии и других стран Европы, прежде всего о независимости Молдавии и Валахии и о передаче России одного из островов Архипелага. Кроме того, было решено пожертвовать второстепенными требованиями, чтобы отстоять непременное условие России — предоставление независимости Крыму.

 

Все более убеждаясь в опасности сближения Пруссии и Австрии, русское правительство решило отказаться от политики сохранения целостности Речи Посполитой, но в то же время категорически возражало против отнятия у Польши славянских городов Гданьска, Торуня и Львова. 16 мая 1771 г. Н. И. Панин, который раньше был решительным противником раздела Польши, выступил с предложением согласиться на оставление за Австрией захваченных ею польских земель и на передачу Пруссии некоторых областей Польши  .

 

Следствием этого поворота в русской политике явилось известное сближение между Россией, Австрией и Пруссией. Весной 1772 г. эти страны вступили в переговоры относительно доли каждой из них в Польше, причем претензии русского правительства относились только к восточной части Белоруссии и части Ливонии и не затрагивали областей с польским населением. В ходе переговоров Россия добилась формального обязательства со стороны Австрии содействовать России в заключении мира с Турцией. Включение этого пункта в договор о польском разделе отразило то сложное переплетение международных отношений, которое (наряду с основной причиной — внутренним развалом Польши) привело к лишению польского народа части его коренных земель: Австрия захватила Галицию, Пруссия — Поморье и часть Великой Польши. Россия получила Восточную Белоруссию с границей, идущей по рекам Западной Двине, Друти и Днепру  .

 

Дипломатические шаги русского правительства, соединенные с военными победами в 1771 г., оказали влияние на ход дальнейших событий. Тугутова конвенция не была ратифицирована Австрией. Турция, терпя поражение и не получая от Австрии поддержки, на которую она рассчитывала, была вынуждена подписать 19 мая 1772 г. перемирие с Россией и согласиться на открытие мирных переговоров в Фокшанах. Правда, сближение России с Австрией на почве раздела Польши не устраняло противоречий между этими странами. Встречая возражения России против передачи Австрии Львова, австрийская дипломатия, подобно прусской, старалась создать побольше затруднений для России в надежде, что это сделает русское правительство более уступчивым. Не были устранены и русско-австрийские противоречия в Турции.

 

27 июля в Фокшанах начались мирные переговоры между Россией и Турцией. Россию представляли опытный русский дипломат А. М. Обресков, бывший в течение 30 лет русским резидентом в Константинополе, и фаворит императрицы Г. Г. Орлов, который выступал на конгрессе в звании первого посла.

 

Турецкие послы — дипломат Осман и шейх Яссини-заде — приехали в Фокшаны в сопровождении австрийского представителя Тугута и прусского — Цегелина, претендовавших на роль посредников в мирных переговорах. Однако твердая позиция русских дипломатов сделала невозможным осуществление этого плана. Впрочем, иностранные послы остались в Фокшанах и неофициально влияли на действия турецких представителей. Усилия иностранных держав увенчались успехом: турки наотрез отказались признать независимость Крыма, и мирные переговоры прекратились. Но увидев, что прекращение переговоров не изменило позиции русской стороны по вопросу о Крыме, турки, не готовые к возобновлению военных действий, предлоншли организовать новый мирный конгресс — в Бухаресте.

 

Перед самым роспуском Фокшанского конгресса международное положение России очень осложнилось. В Швеции произошел государственный переворот, который привел к укреплению абсолютизма в лице Густава 111. В связи с этим усилилась угроза войны Швеции против России. Русское правительство с тревогой следило за состоянием северной границы. В рескрипте на имя Обрескова от 21 сентября 1772 г. говорилось, что в случае отсрочки заключения мира «дела империи будут находиться в самом важном и ножном (т. е. рискованном, опасном.— Ред) кризисе, какого со времени императора Петра I для России не настояло» Вследствие этого русское правительство пошло на новые уступки. Так, оно согласилось на сохранение за Портой «некоторого рода инвеституры над новыми крымскими ханами»  , т. е. чтобы последние утверждались турецким султаном, однако без права назначать их и смещать. Но решено было добиться согласия Порты на признание за Россией крепости Керчи и Еникале.

 

На Бухарестском конгрессе, открывшемся 29 октября (8 ноября) 1772 г., проявилось блестящее дипломатическое искусство А. М. Обрескова, который выступал теперь в качестве единственого представителя России. Сам по себе характер задач русской внешней политики, имевших жизненно важное значение для страны, позволял Обрескову действовать уверенно, проявить инициативу. Обресков расширил правительственный проект мирного договора, внес в него ряд новых пунктов в интересах подвластных Турции христианских народов, а также предложил некоторые другие статьи, важные для развития русской внешней торговли и для поднятия международного престижа России . Все эти пункты впоследствии вошли в русско-турецкий мирный договор  .

 

С турецкой стороны переговоры вел на этот раз Абдур-Резак, один из наиболее крупных дипломатов тогдашней Турции. Однако он ничего не предпринимал самостоятельно и по каждому, даже мелкому, вопросу сносился с Константинополем, выясняя мнение не столько Оттоманской порты, сколько ее зарубежных покровителей.

 

Обрескову удалось договориться по десяти пунктам мирного договора , в частности о признании подданства Большой и Малой Кабарды России Но турки упорно не соглашались на отделение Крыма от Оттоманской империи и всячески затягивали переговоры в ожидании благоприятной международной конъюнктуры.

 

Эти ожидания и надежды были не напрасны. Международное положение России в конце 1772 г. продолжало осложняться. Западноевропейские державы, желая ослабления России, умело воспользовались событиями в Швеции. Французские дипломаты заверили султана, что Густав III готов двинуть свои войска против России и что французское правительство вооружает сильную эскадру в помощь шведскому королю. Англия, начиная с Чесменской победы русского флота, с нарастающей враждебностью следила за успехами России. Однако ссориться с Россией в то время она не хотела, нуждаясь в ее поддержке против Франции. Англия стала тайно поддерживать антирусские мероприятия других держав (в том числе и Франции), которые не представляли опасности для нее самой. Английский представитель в Париже заявил, что французские субсидии в пользу антирусской партии в Швеции Англия считает желательными, а что свой протест против снаряжения французской эскадры в помощь Швеции Англия скроет от России  .

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика России 17 18 века  Промышленность России второй половине 18 в.

 

Россия во второй половине 18 в. общие предпосылки...  ИСТОРИЯ. Всемирная история