ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Питт. Политика Англии и международная изоляция России

 

После Рейхенбахской конференции 1790 г. наиболее опасным открытым противником России была Англия.

 

У. Питт настойчиво и планомерно проводил программу установления английской гегемонии в Европе и видел в России основное препятствие этому. Английское правительство решило не допускать усиления России на Черном море и заставить ее отказаться от всех плодов блестящих побед русского оружия, в первую очередь от Очакова. С этой целью Англия настаивала на том, чтобы Россия приняла посредничество союзников и заключила с Турцией мир на основе довоенного положения.

 

Одновременно У. Питт добивался полной международной изоляции России и образования антирусской коалиции во главе с Англией; в эту коалицию он стремился втянуть Пруссию, Турцию, Польшу, Данию, Швецию. Агрессивные устремления британской дипломатии прикрывались лицемерными фразами об охране «европейского равновесия», о «защите» интересов малых стран, о борьбе с «русской опасностью». Россия была готова дать твердый отпор диктаторским требованиям Англии и Пруссии. Многократные, беззастенчивые настояния их об отказе от Очакова и принятии посредничества были отвергнуты.

 

Исчерпав все дипломатические средства, Англия решила пустить в ход оружие. С конца 1790 г., при поддержке Пруссии, Англия развернула широкую дипломатическую кампанию, целью которой было образование направленной против Россин общеевропейской коалиции. В Константинополе, Вене, Варшаве, Стокгольме, Копенгагене, Гааге, Мадриде англо-прусская дипломатия развила лихорадочную деятельность.

 

Особую роль в этот момент играла Польша. У. Питт сулил ей союзный и торговый договор с Англией в «компенсацию» за уступку Гданьска Пруссии. Польша, по замыслу Питта, должна была принять участие в войне против России.

 

От австрийского императора Леопольда II Англия добивалась разрыва союза с Россией, от Дании — разрешения на проход английского флота через Зунд и стоянку в датских портах, от Густава III — начала новой войны против России и предоставления в распоряжение Англии шведских портов. Сколько-нибудь существенных результатов союзники не добились. Частичный успех был достигнут ими лишь в Константинополе: обещаниями начать весной 1791 г. войну против России удалось склонить Селима III продолжать безнадежно проигранную войну. В других европейских столицах осторояшая, выдержанная и вместе с тем твердая тактика русской дипломатии дала большие результаты, чем грубый нажим Англии и Пруссии.

 

 

Английский кабинет заготовил ультиматум России о принятии ею в десятидневный срок требований союзников относительно Очакова и посредничества. Кабинет решил одновременно с этим послать английский флот на Балтику и в Черное море  .

 

Питт обратился к парламенту с просьбой об ассигнованиях на вооружение флота, предназначавшегося для действий против России, и начал энергичную подготовку военного флота к задуманной экспедиции. Россия в свою очередь готовилась к обороне.

 

Было решено форсировать военно-морские вооружения; для действий против английского флота предполагалось вооружить 32 линейных корабля, в том числе 8 стопушечных, основные же сухопутные силы перебросить с турецкого театра военных действий па западный; командующим западной армией был назначен Г. А. Потемкин 2.

 

 

Война казалась неизбежной. В этот момент, однако, в действие вступили факторы, не учтенные Питтом в его стремлении к господству нал Европой: в самой Англии вспыхнуло бурное движение протеста против внешней политики правительства. Огромную роль в выступлении английского общественного мнения сыграла господствовавшая в Европе уверенность в непобедимости русской армии. Большое значение имел и крах планов Питта относительно формирования коалиции.

 

Уверенность в том, что удастся переложить тяжесть войны на плечи союзников, поколебалась, а воевать одна английская буржуазия не хотела. Наконец, война шла вразрез с интересами тех торгово-промышленных кругов Англии, которые вели широкую торговлю с Россией.

 

Россия как поставщик сырья и в особенности абсолютно необходимых для английского флота материалов (мачтового леса, льна, пеньки) занимала исключительное место во внешней торговле Англии: в 1786—1792 гг. не менее 3Д всего английского ввоза льна поступало из России, по пеньке русский ввоз составлял 97— 98%. Все больше росла и роль русского рынка для английских мануфактуристов.

 

При таких обстоятельствах война с Россией была крайне непопулярна. Русский посол в Лондоне С. Р. Воронцов с большим успехом использовал эти враждебные Питту настроения и сумел воздействовать на общественное мнение Англии 3. Лондон был наводнен брошюрами, резко критиковавшими правительственную политику.

 

На многочисленных митингах принимались резолюции протеста против войны; в парламент подавались соответствующие петиции; избиратели некоторых графств обратились к своим депутатам с призывом голосовать против военных кредитов. В парламенте блестящие ораторы оппозиционной партии вигов — Фокс, Шеридан, Берк резко критиковали политику Питта и отстаивали необходимость дружественных отношений с Россией. Даже в самом кабинете Питта имелись противники войны.

 

Питт вынужден был отступить перед угрозой нараставшего внутриполитического кризиса и отказаться от войны. Провал планов Питта послужил сигналом к распаду Тройственного союза, быстро сошедшего с международной арены. Русская дипломатия одержала победу.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика России 17 18 века  Промышленность России второй половине 18 в.

 

Россия во второй половине 18 в. общие предпосылки...  ИСТОРИЯ. Всемирная история