ФЕОДАЛЬНАЯ РОССИЯ 18 ВЕКА

 

 

Крепостническое землевладение в 18 веке. Земельные наделы государственных крестьян

 

Таким образом, во второй половине XVIII в. происходил дальнейший процесс формирования новых классов в деревне, развивались промыслы, крестьянская мануфактура, предприятия капиталистического типа; но средства производства являлись собственностью феодала, трудящиеся массы находились в зависимости от него. Старые производственные отношения уже не соответствовали характеру производительных сил. Но существовавший экономический строй общества подкреплялся всем законодательством дворянского государства и, в частности, законодательством о крестьянах; феодально-крепостнический строй тормозил ход экономического развития и замедлял процесс формирования новых классов.

 

Крепостное право во второй половине XVIII в. еще росло как нширь, так и вглубь. Крепостная зависимость распространилась на новые категории людей и на новые территории. Указ 3 мая 1783 г. прикрепил к земле крестьян Левобережной Украины,— закон зафиксировал уже фактически сложившиеся отношения

 

Прежние права помещиков над крестьянами оставались в силе: крестьяне были прикрешщны к земле, не могли самостоятельно переселяться не только из одной вотчины в другую, но даже в пределах вотчины из деревни в село; крестьяне находились в личной зависимости от помещика: они не могли распоряжаться своим имуществом, браки крестьян допускались только с согласия помещика, смотревшего на них с точки зрения умножения числа плательщиков.

 

Помещик имел право покупать, продавать, дарить и наказывать крестьян по своему усмотрению. Помещик имел право переселять крестьян из одного имения в другое. Много было переселено крестьян на Урал владельцами тамошних заводов, а также в Оренбургский край, где помещики за бесценок приобретали огромные количества земли у башкир.

 

Переселения неблагоприятно отражались на благосостоянии крестьян, принуждая их бросать устроенное хозяйство . Много страдали крепостные от того, что помещики продавали их не только отдельно от земли, но даже разделяя членов одного семейства; продавались на вывоз целые деревни. Продажа людей в розницу приняла самый позорный вид; крестьян толпами выводили на рынок, и даже в Петербург привозили людей на продажу целыми барками .

 

Издавались указы, имевшие целью ограничение продажи крестьян. В 1766 г. было запрещено совершать купчие на взрослых крепостных за три месяца до рекрутского набора, а в 1771 г. запрещено при конфискации имений и продаже их с аукциона продавать людей без земли. Но эти указы практического значения не имели, их всячески обходили.

 

 

Права помещиков как вотчинных судей были неограниченны. Правительство не регламентировало наказания, которым помещики могли бы подвергать своих крестьян. Некоторые помещики, как, например, П. А. Румянцев, сами составляли такие положения (1751).

 

Насколько велика была власть помещиков в отношении крестьян, видно из того, что в тогдашних законах не было предусмотрено, какому наказанию подвергать помещиков-мучителей и даже тех, которые истязаниями доводили своих людей до смерти. Права помещиков в отношении крестьян были расширены. По указу 1760 г. дворяне получили право ссылать своих крестьян в Сибирь на поселение  . Нередко это были наиболее активные в классовой борьбе представители народных масс. Хотя в указе и говорилось, что ссылка имела целью заселить удобные для жизни местности Сибири, но она оказалась для помещиков выгодной: они получали за душу мужского пола в возрасте свыше 15 лет рекрутскую квитанцию, до 15 лет — 20 руб., до 5 лет — 10 руб., за членов семьи женского пола — половину. По указу 1765 г. помещики получили право людей своих по их «продерзостному состоянию» отдавать в каторжные работы «на толикое время, на сколько помещики их похотят»  .

 

Одновременно проводилось ограничение прав крестьян. Указом 22 августа 1767 г. крестьяне, под угрозой жестокого наказания и ссылки на каторжные работы, лишались права подавать челобитные на злоупотребления своих помещиков  .

 

Имущественные права крестьян также подверглись ограничению. Еще в 1731 г. было велено: «Крестьян ни в откупы, ни в подряды не допускать, кроме найму подвод и судов и каких-либо работ». В 1761 г. крестьянам запретили обязываться векселями и принимать на себя поручительство без дозволения владельца  .

 

Таким образом, помещичьи крестьяне юридически были почти совершенно бесправны перед лицом помещика. А. Н. Радищев писал: «Помещик в отношении крестьянина есть законодатель, судья, исполнитель своего решения и, по желанию своему, истец, против которого ответчик ничего сказать не смеет. Се жребий заклепанного в узы, се жребий заклепанного в смрадной темнице, се жребий вола в ярме!» Ч Тяжесть крепостного гнета испытывали на себе и богатые крестьяне; например, в 1793 г. зажиточный крестьянин с. Иванова Бурылин жаловался помещику Шереметеву на управляющего, который без суда посадил его под караул и «тем нанес ему не только «телесную обиду», но и «остановку в его заведении и коммерции»»  .

 

Крепостнический порядок в вотчинах обеспечивали приказчики, назначаемые из дворовых людей, или управляющие из вольных людей. Власть их осуществлялась при помощи различных выборных из крестьян должностных лиц: старост, целовальников, сборщиков и др. В тех местах, где развивались торговля и промышленность, во главе вотчин стояли зажиточные крестьяне. В Ивановской вотчине Шереметевых еще в 40-х годах среди первостатейных крестьян для занятия должности выборного была установлена очередь. Будучи выбранными, они отвечали своими материальными средствами за исправный сбор денежного оброка и исправное выполнение полевых работ на барском поле.

 

Государственные крестьяне сидевшие на «черных землях», несомненно пользовались несколько большей хозяйственной самостоятельностью по сравнению с частновладельческими крестьянами и располагали большими возможностями в деле передачи своих прав по владению и пользованию земельными участками Но следует учесть, с одной стороны, непрерывное сужение их личной свободы и возрастание их «крепости земле», а также повинности, лежавшие па них по отношению к государству, в особенности в Сибири, с другой — неограниченное право государей по распоряжению черными землями и возможность превращения государственных крестьян в любой момент в частновладельческих. Поэтому нельзя признать государственных крестьян вполне свободными: над ними тяготела феодальная зависимость, правда, не такая тяжелая, как над частновладельческими крестьянами

 

Государственные крестьяне занимали промежуточное положение между помещичьими крепостными и свободными людьми; они признавались субъектами гражданского и публичного права и в то же время полностью зависели от феодальной государственной власти. Государство стремилось расширить и усилить феодальную эксплуатацию этой категории земледельцев и в то же время оказывалось вынужденным санкционировать и расширять их права.

 

Земельные наделы государственных крестьян превышали наделы помещичьих крестьян. Ко второй половине XVIII в. среди государственных крестьян определились группы многоземельных и малоземельных. Вопросами землепользования, разверсткой податей и повинностей государственных крестьян ведал мир. Управление делами сельского общества находилось в руках выборных властей — старост, сотских, десятских и «лучших людей». На эти должности выбирали богатых крестьян. В их обязанности входило разрешение чисто административных и главным образом поземельных вопросов. Каждое общество имело свою «избу», казну и писаря. Волостное управление, выполнявшее преимущественно административно-полицейские функции, состояло из выборных — волостного головы, старосты или представителя того селения, где оно находилось, и писаря. Судились крестьяне (после 1775 г.) в нижней и верхней расправах, в которых заседателями были выборные из богатых крестьян «от тех селений, кои составляют подсудное ведомство».

 

Правительство в широких размерах приписывало государственных крестьян к горным казенным и частным заводам для отработки податей и раздавало их во владение частным лицам.

 

Крепостническое землевладение в 18 веке укрепилось и на Дону. Основу крепостнического землевладения на Дону составляли хуторские хозяйства старшин и богатых казаков. Обеспечение этих хозяйств рабочей силой происходило главным образом за счет вольной колонизации крестьянского населения из Великороссии и Украины. Некоторое значение имело также принудительное поселение крепостных крестьян, купленных в центральных губерниях России. Но постепенно в течение XVIII в. крестьянское население на Дону слилось в одну категорию крепостных крестьян.

 

Крестьянам приходилось селиться на землях, захваченных старшинами. Это ставило крестьян в феодальную зависимость от них. Господствовала отработочная форма ренты. В середине XVIII в. она достигла двух дней в неделю, с 80-х годов — трех-четырех, и была не меньшей, чем в центральных губерниях России. Быстрый рост барщины во второй половине XVIII в. служит одним из показателей общих изменений, происходивших на Дону. Область Войска Донского втягивалась в орбиту «всероссийского рынка». Стремясь к увеличению доходов и укреплению своей власти, старшины расхватывали земельные владения и закрепощали поселявшееся там крестьянское население. В этом старшины находили поддержку у царского правительства, которое видело в казачьей верхушке свою социальную опору. В 1763 г. донских крестьян обложили подушной податью, тяжелым бременем легшей на их плечи. Недоимки по подушному окладу быстро росли. В последнем           десятилетии XVIII в. на Дону была введена рекрутская повинность. Ответственность за выполнение государственных, войсковых и станичных повинностей возлагалась на владельцев, и это усиливало зависимость крестьян от них.

 

Уже в 60-х годах крестьяне фактически лишились права перехода, а указом 12 декабря 1796 г.    . были окончательно закрепощены. После переписи 1763 г. донские крестьяне рассматривались как люди «записанные», т. е. прикрепленные к земле и к владельцу, и в правовом отношении почти ничем не отличавшиеся от крепостных. Крестьянам запрещалось владеть хуторами и рыбными заводами, обязываться векселями и заемными письмами. В XVIII в. крестьяне, как сословие, резко отделялись от казаков и постепенно превращались в категорию «иногородних»; противоречия между ними и казаками сознательно разжигались феодально-крепостнической верхушкой. Усиление крепостного гнета на Дону имело своим следствием обнищание крестьянских хозяйств и рост численности бурлаков, которые не имели хозяйства, земли, скота и жили работой «с найма»  .

 

Таким образом, во второй половине 18 века крестьяне находились в феодальной зависимости от помещиков и государства, в руках которых сосредоточивалась феодальная собственность на землю. Размеры земельных наделов, находившихся в пользовании крестьян, были невелики и колебались в зависимости от системы хозяйства: при барщинной она была меньше, при оброчной — больше. В связи с ростом товарного хозяйства оброк и барщинные повинности все время возрастали: оброк до 5 руб. с ревизской души, барщина с трех дней в неделю до пяти дней и более, принимая иногда характер месячины; развивалась и предпринимательская барщина. В оброчных вотчинах феодал усиленно повышал денежный оброк с крестьян, стараясь обложить и промыслы и промышленные предприятия их. Помещик в нечерноземной полосе оставлял себе не более 20—25% земли. В черноземной полосе он имел максимальное количество земли под запашкой. По России в целом (принимая во внимание форму эксплуатации всех категорий крестьян) преобладала оброчная система хозяйства, помещичьи же крестьяне, по данным о 19 центральных губерниях, несли главным образом барщинные повинности (оброчных крестьян было 46,3%, барщинных 53,7%).

 

Власть помещика над крестьянами укреплялась не только экономически, но и юридически. Законодательство дворянского государства не только сохраняло права помещиков покупать, продавать, дарить, наказывать крестьян по усмотрению, но и присоединило еще право ссылать крестьян в Сибирь на каторгу (указы 1760 и 1765 гг.). Крестьяне не имели права жаловаться на своих помещиков. По жалованной грамоте дворянству 1785 г. крестьяне не выделялись из простого инвентаря помещика.

  

В то же время обозначались в жизни крестьян новые явления, связанные с ростом товарного производства, с процессом расслоения внутри крестьянства, особенно проявившимся в нечерноземной полосе России в условиях оброчного хозяйства. Развивались промыслы, промышленность, торговля крестьян. Образовался верхний слой крестьянства, который концентрировал в своих руках все нити хозяйственной жизни деревни.

 

Появились крестьянские промышленные предприятия капиталистического уклада с наемной рабочей силой. Усилился отход крестьян на заработки. Отходники пополняли состав рабочих развивавшейся купеческой и крестьянской промышленности. Усиливалось расслоение крестьян и в черноземной полосе, на Украине, в Прибалтике. В связи с развитием товарности сельского хозяйства выделилась группа крестьян, накапливавших товарный хлеб для реализации его на хлебных рынках; в то же время в земледельческих районах развилось батрачество. В основе расслоения крестьянства лежали экономические противоречия, приводившие к началу формирования новых классов. Противоречия между производственными отношениями и характером производительных сил нашли свое отражение в крестьянских восстаниях XVIII в., вызывали разложение феодального хозяйства. Однако это была еще не та форма кризиса хозяйства, которая наступает тогда, когда нарушается единство производительных сил и производственных отношений в системе производства. Кризис феодального хозяйства начался в первой половине XIX в.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

феодальные отношения в Древней Руси   феодальное общество  феодальное землевладение   Крепостное право в России