ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Русские конструкторы и изобретатели 18 века - Ползунов, Кулибин, Фролов, Ломоносов

 

Выдающихся достижений добилась в 60—90-х годах XVIII в. русская техническая мысль. Выше уже говорилось о роли, которую сыграл в этой области М. В. Ломоносов. Творческие силы русского народа замечательно проявились и в том, что он выдвинул в это время многих новаторов, чьи изобретения ч открытия иногда опережали то, что появлялось в зарубежных странах.

 

Еще при жизни Ломоносова, в 1760 г., Р. Глинков применил механический двигатель для привода в действие прядильных машин. Водяное колесо приводило в движение изобретенную им «самопрядочную машину» на 30 колес и «мотальню», заменявшую ручной труд 9 человек. Механизируя различные процессы прядильного производства, Глинков создал рабочие машины, увеличивавшие производительность труда в 5—15 раз. Только в 1771 г. появилась в Англии механическая прядильня Аркрайта, приводимая в действие водяным колесом.

 

В 60-х годах XVIII в. развернулась деятельность великого русского изобретателя Ивана Ивановича Ползунова (1728—1766), создавшего первую в мире универсальную паровую машину, пригодную для привода в действие любых машин и механизмов. Только через два десятилетия после машин Ползунова появилась универсальная паровая машина англичанина Дж. Уатта.

 

Работая на заводах Урала, а затем Алтая, И. И. Ползунов овладел достижениями русской техники и науки того времени. К 60-м годам XVIII в. он стал выдающимся инженером, конструктором, изобретателем. В 1764—1765 гг. И. И. Ползунов построил первую в мире теплосиловую установку, пригодную для привода в действие любых заводских механизмов. Во всех ее звеньях были обеспечены непрерывность действия, автоматизм.

 

Все звенья теплосиловой установки Ползунова, как выразился ее автор, «сами себя в движении держали». Он сделал свою машину целиком из металла. Теплосиловая установка Ползунова была сооружена на берегу заводского пруда в Барнауле, в здании, достигавшем в высоту 18 м. Трудности строительства были исключительно велики. Изобретатель не имел в своем распоряжении ни одного специалиста. Помогали ему его ученики, особенно Дмитрий Левзин и Иван Черницын, двое отставных мастеровых и несколько «простых мужиков». Изнуренный непосильным трудом, И. И. Ползунов умер от скоротечной чахотки в 1766 г. Пущенная в ход через несколько дней после смерти изобретателя установка успешно прошла испытания и работала отлично.

 

 

Но эксплуатировалась она всего несколько месяцев» Остановленная из-за вполне устранимой течи котла, машина, хотя сама по себе и была вполне исправной, больше уже не приводилась в действие. В условиях феодально-крепостнического производства изобретение Ползунова, конечно, не могло получить всеобщего распространения. Но использование отдельных машин было вполне возможно, и это понимали передовые русские ученые того времени.

 

Однако иной точки зрения придерживались учреждения, ведавшие алтайскими заводами, и руководители Академии наук, куда тщетно обращались ученики И. И. Ползунова. В конце концов управители алтайских заводов Ирман и Меллер уничтожили замечательную машину.

 

В рядах русских механиков этой половины XVIII в. плодотворно трудились такие выдающиеся деятели, как К. Д. Фролов и И. П. Кулибин.

 

Козьма Дмитриевич Фролов (1726—1800) был одним из лучших во второй половине XVIII в. знатоков горнозаводского дела и гидротехники. В 1760 г. он построил на Урале машину для извлечения из руды золота. В 1763—1765 гг. Фролов соорудил на Алтае, на р. Корбалихе, водоподъемную плотину, направляющую воду в деривационный канал. Один и тот же поток приводил в действие водяные колеса на расположенных здесь предприятиях. Фролов изобрел и применил первые внутризаводские рельсовые пути с ходившими по ним саморазгружающимися вагонетками.

 

В 80-х годах XVIII в. Фролов создал на Змеиногорском руднике выдающееся для того времени инженерное сооружение: подземную гидросиловую установку для подъема руд и удаления воды из рудника. На речке Змеевке он построил земляную плотину высотой в 18 м, сооруженную с таким мастерством, что она работает по сей день. Применив каскадно-де- ривационный принцип, Фролов силой одного и того же водного потока заставил последовательно приходить в действие водяные колеса пильной мельницы, водоподъемников и рудоподъемников. Змеиногорская подземная гидросиловая установка Фролова превосходила по своему совершенству, мощи и назначению французскую установку в Марли на р. Сене, считавшуюся самым выдающимся инженерным сооружением XVIII в.

 

Фролов осуществил и применил в промышленности много важных изобретений: обжиг золотоносной руды перед ее промывкой, автоматический механизм для сухой сортировки руды, пожарную машину-автомат, водяные часы, оригинальные каменные крепления подземных выработок и др. Он разработал грандиозные проекты механизации рудников, оставшиеся неосуществленными в феодально-крепостнической России.

 

Глубина и разносторонность дарований, присущие Фролову и типичные для передовых русских техников, ярко проявились в творчестве выдающегося русского исследователя, конструктора и изобретателя Ивана Петровича Кулибина (1735—1818). И. П. Кулибин положил очень много труда для развития техники часового дела. В 1767 г. он закончил изготовление «яичной фигуры» — знаменитых часов, хранящихся в Государственном Эрмитаже в Ленинграде. Они состояли из 427 миниатюрных деталей, имели три завода — ходовой, боевой и курантный. Специальный механизм приводил в действие фигуры театра-автомата, устроенного в тех же часах.

 

Часы «яичной фигуры» принесли Кулибину столь большую известность, что его пригласили в 1769 г. в Петербург, где он стал руководить механическими мастерскими Академии наук.

  

Точность в приборостроении — самая важная сторона дела. Как далеко пошел в этом направлении Кулибин, показывают сконструированные им астрономические карманные часы с отличным компенсатором нового типа. Эти часы показывали времена года, месяцы, дни, часы, минуты, секунды, фазы луны, время восхода и захода солнца в Петербурге и Москве. В одном из вариантов этих часов была предусмотрена стрелка, отсчитывающая четверти секунды. Вслед за М. В. Ломоносовым И. П. Кулибин изобретал и изготовлял различные физические приборы. Вместе со своим учеником И. Г. Шерсневским и оптиком И. И. Беляевым он создал первый в мире ахроматический микроскоп на основе расчетов JL Эйлера.

 

Кулибину принадлежит первенство в создании арочных мостов с решетчатой фермой. В 1776 г. он разработал проект одноарочного моста через Неву с пролетом 298 м, остающийся по сей день непревзойденным образцом деревянного мостостроения. Ему принадлежат первые проекты металлических мостов через Неву с решетчатыми арками. В числе его изобретений — оригинальная сеялка, протезы для инвалидов, мощный подъемник для соляного рассола, семафорный телеграф, своеобразные гидросиловые установки, замечательный прожектор — «кулибинский фонарь». Разработав проект «самобеглой коляски», он дал конструктивные решения, которые были повторены только через столетие строителями первых автомобилей. Он изобрел и построил серию «водоходов» — судов, двигавшихся вверх по реке. На рубеже XIX в. он начал работать над созданием пароходов.

 

Труды и изобретения И. П. Кулибина не получили должного признания со стороны правительства, которое использовало его как придворного иллюминатора и декоратора. Он умер, нищим, и для того, чтобы похоронить его, пришлось продать последние остатки его вещей. Пользуясь созданными Кулибиным приборами, русские ученые выполнили много важных исследований.

 

Значительных успехов достигла во второй половине XVIII в. русская горнозаводская техника. А. С. Ярцов, И. Г. Зыкин, Андрей Бессонов и другие уральские, алтайские, олонецкие техники дали много новых решений для развития металлургического производства. Русский металл с уральской маркой «Старый соболь» получил тогда широкую известность.

 

Документы показывают, что во второй половине XVIII в. в стране были люди, искавшие новых, передовых решений технических задач. Среди них: строители горнозаводских плотин и деривационных систем Дорофей Головин и его товарищи, изобретатель жатвенной машины Бобрин, изобретатель математических инструментов и многих монетных и иных машин Лев Сабакин и многие другие. Труды их сочетались с трудами русских ученых, подхвативших и продолживших начинания М. В. Ломоносова. Об этом свидетельствует деятельность А. А. Мусина-Пушкина, заложившего основы современной технологии платины, В. М. Севергина — автора многих трудов по металлургии, минералогии, химической технологии, приборному искусству. Возросло во второй половине XVIII в. количество опубликованных книг и журнальных статей в области техники

 

Известные успехи были достигнуты и в области русского технического образования. М. Ф. Соймонов и В. В. Нарышкин основали первое высшее учебное заведение по горнозаводскому делу — Горный институт в Петербурге, существующий доныне.

 

Трудами М. В. Ломоносова, его современников и продолжателей русская техника заложила во второй половине XVIII в. основу для своего дальнейшего творческого развития.

 

В середине XVIII в. большое внимание уделялось и вопросам русской исторической науки. В 1749—1750 гг. великий ученый-патриот М. В. Ломоносов включился в разгоревшуюся в Академии дискуссию по поводу диссертации Г. Ф. Миллера «Происхождение имени и народа Российского», написанной в духе крайнего норманизма. Ломоносов выступил против антинаучной норманистской концепции Миллера. На основании русских летописей, античных и средневековых источников Ломоносов убедительно показал, что славяне играли большую и вполне самостоятельную роль в общеевропейской истории .

 

В 50-х годах Ломоносов много работал над историей России. Главными его трудами в этой области являются «Краткий российский летописец с родословием» (1759) и более пространная «Древняя Российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого, или до 1054 года» (закончена в 1758 г., вышла в свет после смерти Ломоносова в 1765 г.). Активным носителем исторического прогресса Ломоносов считает русский народ. В формировании русского народа в древнейший период он придавал ведущее значение процессам миграции племен, смешению разных этнических групп и языков, наконец, действию «нравов, поведения, веры» Этногенез русских славян он изображал как весьма длительный, издревле идущий процесс. И хотя в конкретном обосновании этих идей Ломоносов зачастую ошибался, не располагая достаточными источниками и современными нам методами исследования, его взгляды были во многом оправданы и обоснованы позднейшей исторической наукой. В понимании новейшей (для того времени) истории России он твердо придерживался высокой оценки петровских реформ, о которых восторженно и проникновенно говорил в «Слове похвальном Петру Великому» (1755).

 

Ломоносов интересовался развитием производительных сил страны. Народное хозяйство он рассматривал как результат трудовой деятельности народа. В 1759 г. он провел через Академию наук и Сенат «формы запросов» (анкету) из 30 вопросов («для сочинения вновь исправнейшего российского атласа»), касающихся состояния городов, сельского хозяйства, промышленности, торговли, путей сообщения и др. Ответы обрабатывались под общим его руководством. Однако ему не довелось дожить до завершения этой работы. Только в 1771 —1774 гг. Академия наук издала основанные на этих данных «Топографические известия, служащие для полного географического описания Российской империи» (в 4 частях).

 

В 1763 г. Ломоносов пытался подойти к установлению успехов народного хозяйства России в наброске проекта «Экономического лексикона российских продуктов и показания внутреннего и внешнего оных сообщений с принадлежащими к тому ландкартами». Но он не дожил до реализации и этого проекта. Однако мысли его по этому предмету оказались весьма плодотворными и имели многих продолжателей.

 

В качестве главы Географического департамента Академии наук Ломоносов еще с 50-х годов поставил на очередь и разработал множество важнейших географических и картографических тем.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

политика России 18 века  Россия во второй половине 18   Всемирная история