ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Русская философия 18 века. Ломоносов. Козельский. Аничков. Десницкий. Радищев. Русский материализм

 

Вторая половина XVIII в. ознаменовалась значительными успехами в развитии передовой русской философии. В то время возник русский философский материализм. Вслед за гениальным М. В. Ломоносовым на поприще философии выдвинулись видные мыслители ломоносовской школы — Я. П. Козельский, Д. С. Аничков, С. Е. Десницкий, а ближе к концу века великий демократ и революционер А. Н. Радищев.

 

Отражая углубление классовых противоречий в стране, нарастание протеста передовых сил общества против крепостничества, русский материализм второй половины XVIII в. был теоретической основой формировавшейся в то время русской просветительной идеологии, отражавшей чаяния задавленных крепостничеством народных, прежде всего крестьянских масс.

 

Русский материализм не стоял в стороне от прогрессивной зарубежной философии. Чуждые национальной ограниченности, русские мыслители- материалисты высоко ценили и творчески воспринимали философские воззрения французских просветителей. Своими успехами русская материалистическая мысль того времени немало обязана достижениям естествознания.

 

Рассматриваемый период характеризуется появлением довольно многочисленной философской литературы — оригинальной и переводной, печатавшейся не только в столицах, но и в провинции (в Тамбове, Смоленске). Передовые философские идеи пропагандировались на страницах периодических изданий Не раз издавались в XVIII в. переводы Вольтера, статей из «Энциклопедии»  . Французский материализм, нередао в искаженном цензурой виде, был представлен, в частности, переводами отрывков из сочинения Гельвеция «Об уме», из его же поэмы «Счастье» 3, опубликованными И. П. Пниным главами из «Системы природы» и «Всеобщей морали» Гольбаха»  .

 

Многие передовые философские произведения распространялись в рукописных копиях5. Если прежде философское образование было сосредоточено в духовных школах и академиях, то теперь центром философской борьбы и носителем передовых философских идей, наряду с Академией наук, становится Московский университет, где плодотворно трудились русские мыслители Н. Н. Поповский, Д. С. Аничков и С. Е. Десницкий.

 

Лагерю материализма противостояла идеалистическая вольфианская философия, официально насаждаемая в духовной и светской школе, и церковная богословская ортодоксия. Немалую роль в этой борьбе играло и реакционное масонство, представители которого (И. П. Елагин, И. В. Лопухин, И. Г. Шварц и др.) выступали в качестве фанатичных противников материализма и атеизма. Однако реакционеры бессильны были подорвать развитие русской материалистической мысли.

 

 

Родоначальником русского материализма был М. В. Ломоносов; материализм находил твердую почву в его гениальных естественно-научных открытиях. Творчество Ломоносова в обосновании материализма было выдающимся достижением не только русской, но и мировой философской мысли.

 

Материалистически решая основной вопрос философии об отношении мышления к бытию, Ломоносов писал, что «идеями называются представления вещей или действий в уме нашем; например, мы имеем идею о часах, когда их самих или вид оных без них в уме изображаем; также имеем идею о движении, когда видим или на мысль приводим вещь, место своего беспрестанно переменяющую» Ломоносов утверждал принцип материального единства мира, признавал движение, протяженность неотъемлемыми свойствами материи. Большое прогрессивное значение имела критика Ломоносовым немецкого лейбнице-вольфианского идеализма. Развивая материалистическую теорию познания, Ломоносов отвергал проповедовавшуюся идеалистами теорию «врожденных идей», вскрывал непоследовательность английского философа Локка, который одновременно с критикой этой теории выдвинул чуждое материализму понятие «внутреннего опыта». Согласно Ломоносову, единственным первоисточником опыта является внешний мир. Он до конца отстаивал принцип познаваемости мира, не сомневался в том, что при помощи опыта, сочетаемого с теорией, люд^ будут все более овладевать силами природы и что в этом победном шествии науки его родине будет принадлежать почетное место.

 

Философским воззрениям Ломоносова были свойственны идеи взаимосвязи явлений природы, развития и изменяемости мира. В произведениях Ломоносова имеются зародыши материалистической диалектики. «Твердо помнить должно,— писал он в «Рассуждении о слоях и о внутренностях земных»,—что видимые телесные на земли вещи и весь мир пе в таком состоянии были с начала от создания, как ныне находим, но великие происходили в нем перемены, что показывает история и древняя география, с нынешнею снесенная, и случающиеся в наши веки перемены земной поверхности»  . Он предугадывал зависимость между количественными и качественными изменениями в телах, подходил к различению форм механического движения и к мысли о переходе одного механического движения в другое (например, светового в тепловое). Важное значение в качестве предпосылки для диалектического понимания природы имел великий закон Ломоносова о сохранении вещества и движения.

 

Враг обскурантизма и поповщины, неутомимый поборник передовой науки, Ломоносов сыграл выдающуюся роль в истории атеистической мысли. Естественно-научноз мировоззрение Ломоносова, со свойственными ему элементами диалектики, явилось глубоким для XVIII в. теоретическим обоснованием критики религии. Материалистическое объяснение природы, выработанное великим русским ученым, нанесло серьезный удар по антинаучному религиозному взгляду на мир, покоящемуся на слепом признании неизменности и незыблемости якобы раз и навсегда созданных богом вещей. Закон Ломоносова, утверждающий несотворимость и неуиичтожаемость материи и движения, доказывал несостоятельность библейской легенды о миротворении. Ломоносов смело боролся против вмешательства церкви в науку, раскрывал вред, причиняемый народу суевериями, обрядами и праздниками.

 

Одним из первых продолжателей Ломоносова в области философии был его ученик по академическому университету, уроженец Украины, Яков Павлович Козельский (род. 1728, ум. после 1793), автор оригинального труда по философии — «Философические предложения» (1768).

 

Я. П. Козельский дорожил самостоятельностью и независимостью своих суждений. «Я,— писал он,— не ласкал никому из других авторов, каков бы он велик ни был; потому что раболепствующий мнениям других людей равно глуп кажется в глазах мудрого человека, когда он защищает по ласкательству, а не по уверению»  . В то же время он относился с уважением к передовым зарубежным мыслителям, особенно к Гельвецию и Руссо, многие идеи которых он разделял. В своих философских воззрениях Козельский исходил из признания единой природы мира вещей и мира людей, ибо, как он говорит, «более сих двух предметов тгатура в себе не имеет» — в качестве воспринимаемой чувствами и существующей вне человека реальности. Впервые в русской философии он дал определение философской науки как особой области, обнимающей «одне только генеральные познания о вещах и делах человеческих»  . Ставя перед философией, в качестве основной, социально-этическую задачу искания «правил», ведущих к благополучию человечества, он тем самым отражал характерную уже для XVIII в. черту передовой русской философской мысли — ее стремление служить непосредственным нуждам общества.

 

Козельский считал основной своей целью дать теоретическое обоснование принципа «истинной добродетели» — гармонического сочетания личного и общего интересов, осуществление которого доляшо, по его мнению, привести к благополучию человеческого рода. Козельский видел в окружающей человека социальной среде ключ к приведению общества в «совершенное» состояние. Коренное переустройство общественных отношений на справедливых началах он считал непременным условием нравственного совершенствования общества и просвещения народа. «Выполировать (т. е. просветить) народ,— подчеркивает мыслитель,— иначе нельзя, как чрез облегчение его трудностей»  .

 

Принимая активное участие в философской борьбе, Козельский вслед за Ломоносовым критиковал вольфиапский идеализм. Особое место в этой критике занимает опровержение вольфианского учения о «богооправдании», направленного к увековечиванию эксплуататорского общества. Козельский показывал, что земные порядки весьма далеки от совершенства. В этой связи представляет интерес отрицание им христианской идеи «непротивления». Раскрывая с демократических позиций смысл этой идеи, он писал, что «из тех правил, которые пишут философы о благодеянии неприятелям и прощении обид, заключать натурально следует, что выдумывали их те счастливые люди, которые всегда других людей обижали, а сами ни от кого не видали обид»

 

Одновременно с Я. П. Козельским, деятельность которого протекала главным образом в Петербурге, на поприще философии выступали талантливые московские ученые Д. С. Аничков и С. Е. Десницкий.

 

Дмитрий Сергеевич Аничков (1733—1788), воспитанник Московского университета, с 1771 г. и до конца яшзни занимал должность профессора «математики, логики и метафизики». Его перу принадлежит ряд математических и философских трудов  . Целое поколение питомцев университета было обязано ему своими философскими знаниями.

 

Д. С. Аничков разрабатывал проблему материалистической теории познания. Признавая реально существующий мир вещей как основу чувственного восприятия, он показывал, что «все познание наше получает начало свое от чувств» и что «нет ничего такого в разуме, что бы прежде не находилось в чувствах»  . Вне опыта и наблюдения, утверждал он, немыслимо положительное знание. Из этих философских предпосылок исходил ученый в своих взглядах на происхождение религии, стоящих в центре его творческих достижений.

 

В посвященном этому вопросу рассуждении «О начале и происшествии богопочитания...» Аничков смело выступал против церковной догмы, доказывая, что религия имеет чисто земные, естественные причины и возникла в «первоначальном состоянии человечества» из чувства страха перед грозными и непонятными явлениями природы, возбужденного воображения и «удивления» перед подвигами героев.

 

Сложившиеся религиозные верования коренятся, согласно Аничкову, в «обыкновениях народных». Аничков выступал также в защиту идеи веротерпимости.

 

Атеистическое «рассуждение» Аничкова было встречено враждебно реакционными профессорами университета и церковью. По доносу протоиерея Петра Алексеева, московский митрополит Амвросий возбудил против Аничкова дело в Синоде, которое тянулось много лет и было прекращено незадолго до смерти ученого. Самый же трактат, как «вредный» и «соблазнительный», подвергся изъятию и, повидимому, сожжению «рукою палача» на Лобном месте в Москве.

 

Единомышленник и коллега Д. С. Аничкова по Московскому университету Семен Ефимович Десницкий (год рождения неизвестен, ум. 1789), родом из мещан г. Нежина, был выдающимся ученым в области права, основоположником русской юридической науки С. Е. Десницкий отстаивал ломоносовскую идею изменяемости и развития природы. «Непрестанное и порывчивое движение всей видимой нами атмосферной материи,— иисал он,— стремительные земли обращения, за которыми все части колеблются, примечаемые на небе перемены... все сии приключения свету доказывают смертность мира сего и его видимое с одного состояния в другое прехождение»  . Заслуга Десницкого — в попытке распространить идею развития на область социальных явлений.

 

Не удовлетворяясь господствовавшей в XVIII в. отвлеченно-рационалистической «теорией естественного права», Десницкий предлагал идти в изучении общества историческим путем — не толковать о «вымышленных состояниях рода человеческого», но путем рассмотрения действительной истории показывать, «каким образом собственность, владение, наследство и пр. у народов происходит и ограничивается»  . Основное положение, выдвинутое им, заключалось в том, что из «состояний общежительства», т. е. из условий хозяйственной жизни народов, следует «выводить их историю, правление, законы и обычаи и измерять их различные преуспевания в науках и художествах»  .

 

В творчестве Александра Николаевича Радищева философский материализм впервые стал теоретической основой революционной идеологии.

 

Свои философские взгляды Радищев изложил главным образом в трактате «О человеке, о его смертности и бессмертии». Выдающееся философское значение имеет и основной труд великого писателя-революционера— «Путешествие из Петербурга в Москву».

 

Отметая «все предрассудки, все предубеждения», считая необходимым руководствоваться «светильником опытности», Радищев утверждал, что «бытие вещей независимо от силы познания о них и существует по себе» и что движение является изначальным свойством «вещественности». Он пришел к выводу, что мысль есть «действование», т. е. функция мозга. Радищев понимал философское значение ломоносовского закона сохранения материи и движения. Природа «ничего не уничтожает, и небытие, или уничтожение, есть напрасное слово и мысль пустая»  ,— говорит он, показывая тем самым, насколько бессмысленно допускать божественный акт творения мира «из ничего». В природе,— учит он,— действуют незыблемые, присущие ей закономерности. Разумом своим человек «проник в сокровеннейшие недра природы и постиг ее законы»  .

 

Идея Ломоносова о взаимосвязи и изменении мира нашла отражение в его творчестве. Радищев явственно выражает мысль, что в природе имеет место процесс постепенного совершенствования. Человек для него — не «венец творения», а, как он пишет, «венец сложений вещественных» .

 

В своем философском трактате, написанном в ссылке, Радищев, как известно, излагал доводы как за, так и против идеи «бессмертия души». Однако, говоря о попытках идеалистов подкрепить эту идею, Радищев подчеркивал их шаткость и научную несостоятельность, нацеливал читателя на материалистическое решение вопроса. Хотя субъективно мысль о бессмертии и казалась ему заманчивой в его тяжелом и безотрадном положении, но как материалист, он понимал всю призрачность доставляемого ею утешения. Недаром Пушкин отмечал, в связи с чтением философского трактата Радищева, что автор в нем «охотнее излагает, нежели опровергает доводы чистого афеизма».

 

Признавая заслуги Радищева перед русским философским материализмом, необходимо в то те время отметить, что в центре его творчества стоит проблема человеческого общества. Он делал замечательные попытки преодолеть ограниченность идеалистического взгляда на историю, подчеркивал огромное значение земледелия, промышленности, техники для общественного развития и роста культуры. Придерживаясь в основном теории «естественного права» и «общественного договора», он вместе с тем придал ей революционный характер, провозгласив не только возмоншость, но и неизбежность социального переворота — народной революции, низвергающей власть тирании.

 

Непримиримый враг идеализма и мистики, Радищев пе ограничивался философской критикой религиозного мировоззрения, по вскрывал и политическую антинародную роль религии и церкви. Впервые в истории русской общественной мысли он открыто заявил о союзе господствующей церкви с самодерншвием и крепостниками.

 

В философских воззрениях Ломоносова, Радищева и других передовых- русских мыслителей того времени были отклонения от материализма — метафизического по своему характеру — к деизму. («Вечернее размышление о божием величестве», «Утреннее размышление о божием величестве» Ломоносова (1743), отдельные высказывания о боге, как первопричине мира, в произведениях Радищева и др.)- Сюда же примыкают ломоносовские высказывания в духе учения о «двойственности истины», объективный смысл которых заключался в стремлении освободить науку от опеки церкви. Отмечая все это, не следует, вместе с тем, забывать, что и к Ломоносову и к Радищеву можно отнести высказанное Марксом положение о том, что «деизм — по крайней мере для материалиста — есть не более, как удобный и лёгкий способ отделаться от религии»

 

В своей замечательной работе «О значении воинствующего материализма» В. И. Ленин писал: «У главных направлений передовой общественной мысли России имеется, к счастью, солидная материалистическая традиция» 2. Эта традиция по существу восходит к философским воззрениям М. В. Ломоносова и А. Н. Радищева, а также мыслителей, чье творчество падает на период между деятельностью этих корифеев отечественной культуры XVIII в. Отражая историческую ограниченность домарксистского материализма, русская материалистическая философия указанного времени неизбежно носила в целом механистический, метафизический характер и не распространялась па область явлений общественной жизни. Тем не менее, у русских материалистов второй половины XVIII в. имелись элементы диалектики и критики идеалистического понимапия истории. Уже тогда передовая русская философия отличалась практической целеустремленностью, связью с насущными задачами прогрессивного развития страны. Видные русские мыслители второй половины XVIII в. были одновременно и борцами против экономргческого и духовного порабощения народа.

 

Русский материализм рассматриваемого периода являлся идейным предшественником материалистической философии последующего столетия — философии революционных демократов.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

политика России 18 века  Россия во второй половине 18   Всемирная история