ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Деятели русской общественной мысли Я. П. Козельский и С. Е. Десницкий

 

Усиление социально-экономических противоречий и связанное с ним обострение стихийной освободительной крестьянской борьбы имели в сфере идеологии своим результатом появление мыслителей по преимуществу из дворянской и отчасти из разночинной среды, сумевших подняться до сознания коренных задач прогрессивного развития страны и тем самым стать на защиту крепостных крестьян. Этими передовыми деятелями русской общественной мысли в предрадшцевский период, наряду с Н. И. Новиковым, были Я. П. Козельский и С. Е. Десницкий.

 

«Философические предложения» (1768), написанные Я. П. Козельским в период работы Уложенной комиссии, явились наиболее радикальным выражением просветительских идей в России того времени. Лишенный возможности в подцензурной книге прямо говорить о самодержавно-крепостническом строе, Козельский вынужден был в абстрактной форме выразить свою ненависть к рабству и к тунеядцам, живущим «за счет чужого поту» и угнетающим «людей, обществу полезных». Мыслитель-гуманист, он заявляет, что «подлым» следует называть не «простой народ», а «того, кто упражняется в порочных делах»

 

Общественные идеалы Козельского резко противостояли взглядам реакционных дворянских публицистов. Князь М. М. Щербатов в утопическом романе «Путешествие в землю Офирскую» рисует наследственную монархию со строго сословной организацией и привилегированным дворянством  . Идеализируя крепостнический строй, Щербатов наделяет офирских рабовладельцев такими предельно «высокими», на его дворянский взгляд, «добродетелями», как «разумная умеренность» в обращении с рабами. Действующий в стране офирцев «Катихизм законов» рекомендует знатным людям возносить хвалу богу, давшему им «лишнее», а всех «нижних себе» советует наказывать без «излишней жестокости» и лицемерно называет «братьями по человечеству». Щербатов отстаивал интересы своего сословия в реальной обстановке Уложенной комиссии 1767— 1768 гг.

 

В совершенно ином виде представлял себе «истинно добродетельное» общество Я. П. Козельский. Своеволие и тунеядство вельмож, порочное законодательство, разорение ни в чем не повинных народов, свирепые расправы колонизаторов — обличение всего этого красной нитью проходит через его «Философические предложения». Задумываясь о путях к идеальному общественному устройству, Козельский, как мы видели, выдвигает положение, согласно которому следует не идти от просвещения парода к социальным переменам, а наоборот, последние рассматривать в качестве предпосылки «выполировапия» (т. е. просвещения.— Ред.) народа. Это положение отличалось от распространенной в XVIII в. доктрины, по которой в результате якобы одного только просвещения воцарится на земле справедливость.

 

 

Важным шагом в развитии русской демократической мысли была постановка Козельским вопроса о средствах претворения в жизнь перемен, которые положат начало идеальному общественному устройству. Рассматривая общественную жизнь с идеалистических позиций, оп сулил о ней с точки зрения «природы человека», историческое сводил к биологическому, критерий объективной закономерности — к критерию субъективно-моральному. Тем не менее, выводы его весьма радикальны. Он высказывал мысль о правомерности насильственного обуздания притеснителей парода. Сравнивая «великими обидами утесняемых от высших себя» людей с прегражденным и стремящимся найти выход потоком, он замечает, что эти «к долговременному терпению принужденные люди... как только найдут случай, то тем больше источают наружу свою досаду, и такие люди иногда бывают сами и обидчики их, а иногда одни обидчики волнованию сердец их причиною, и в сем другом случае по справедливости почесть их можно почти за невиновных»  . Таким образом, в осторожной и морально- отвлеченной форме Козельский делал известный шаг к постановке вопроса о правомерности крестьянских движений. Однако революционером Козельский не был. Его высказывания не означали прямого призыва к действию. Испытывая некоторое влияние дворянского либерализма, он все же не отвергал идеи «мирного» решения проблемы, полагая, что путь к социальной справедливости может быть открыт и при помощи устанавливаемых «просвещенными правителями» разумных законов.

 

Гораздо большей демократической последовательностью отличаются мысли Козельского об устройстве человеческого общества. Критикуя Монтескье, согласно которому республиканская форма правления якобы «пристойна» лишь «малым областям», он полагал, что республика возможна в любой, самой обширной стране и что именно она может обеспечить соединение «особенной пользы» человека с «общею пользою».

 

Основу материального благосостояния общества Козельский видит в труде, в процессе которого, как он думает, и реализуется единство общего и личного интересов. Пользоваться результатом труда сограждан человек вправе лишь в том случае, если и сам трудится на пользу общества. Поэтому закон должен обязать работать всех, физически способных к труду. По мысли Козельского, этот соразмеряемый со способностями человека «труд уравненный» должен быть таков, чтобы каждый «мог содержать себя, престарелых родителей и малолетних детей»  . «Мне думается,— пишет он,— что для труда человеку довольно восьми часов в сутки, другие восемь часов может он употребить на одеяние, кушание и забаву, а третьи восемь часов на сон»  .

 

Как и другие просветители, Козельский выступает сторонником частной собственности и имущественного неравенства, рекомендуя лишь умеренность в «обладании имением» и решительное изгнание роскоши. Разделяя «договорную» теорию общества, он придерживается того взгляда, что человек, потеряв «натуральную вольность», приобрел взамен «гражданскую вольность и собственность имения», подлежащие охране со стороны государства  . Правда, Козельский советует всячески умерять приобретение «имения», ограничивает его удовлетворением жизненных нужд, личным трудом и заслугами перед обществом. Но он не сумел до конца уяснить зависимость социального неравенства от частной собственности и имущественных различий. Допуская явную непоследовательность, он считал возможным сочетание «труда уравненного» с неравным распределением общественного богатства, выделяя категорию людей, «предпочтенных» за те нлн иные заслуги,— тех, которых общество наделяет значительно большими благами, нежели «низших» своих членов.

 

Демократическая тенденция явно сказывается в социально-политических воззрениях Козельского. Противопоставляя эгоистическому удовлетворению личного интереса принцип взаимопомощи, при котором каждый уверен, что коллектив будет служить ему надежной опорой и не оставит в беде,— чем самым он выдвигал идею социального обеспечения граждан. Решая в демократическом плане вопрос о взаимоотношениях между подчиненными и «начальствующими особами», он полагает наилучшим, чтобы «дела зависели не от одного старшего командира, а от совету его со своими товарищами и помощниками».

 

Козельский высказал мысль о том, что только при всеобщем благосостоянии, с устранением пропасти между роскошью и нищетой, возможна действительно крепкая и сполна отвечающая своему социальному назначению семья.

 

В противоположность идеологу дворянства М. М. Щербатову, Я. П. Козельский обходит молчанием вопрос о месте и роли религии и церкви в условиях идеального человеческого общества. Но уже то, что говоря о «введении в общество добронравия», он даже не обмолвился о религии — было смелым вызовом церкви. Развивая ломоносовскую мысль о демократизации науки и связи ее с практическими нуждами людей, Козельский подчеркивает, что науки не должны быть «чужды от общества» Философ-гуманист, он горячо восстает против реакционной идеи о якобы природной неполноценности одних народов по сравнению с другими. «Все равно, кажется,— замечает он,— что во Франции ли, или в Татарии родиться, ежели надобно доходить до хорошего знания наук прилежными трудами многих лет»  . Поскольку люди повсюду равно одарены разумом, то и «жребий сего превосходного дарования во всех обитающих во вселенной народах должен быть одинаков» 3.

 

Разрабатывая социальные проблемы, Козельский задумывался и над тем, какими средствами общество сможет обеспечить свою безопасность «на долгие времена». Значительный интерес представляют в этой связи его высказывания о войнах. Осуждая войну в принципе, как величайшее бедствие, Козельский вместе с тем проводит различие между захватническими войнами, разжигаемыми «обладателями» в корыстных интересах, и войнами с целью защиты отечества или обуздания притеснителей народа. Он страстно хочет видеть человечество навсегда освободившимся от тягот и ужасов войны. Но он знает, что в современном ему обществе «печальных военных приключений миновать почти уже не можно»  . Когда все народы станут жить на справедливых началах, тогда, по мысли Козельского, призрак войны навсегда исчезнет с лица земли.

 

Одновременно с Я. П. Козельским жил и работал крупный ученый- юрист, профессор Московского университета Семен Ефимович Десниц- кий, в творчестве которого русская просветительная мысль нашла яркое проявление. Козельский опирался в основном на теорию «естественного права». Десницкий же подверг критике это столь популярное в XVIII в. учение, стремясь дать дальнейшее развитие общественной науке. Абстрактный «естественный» человек не может, согласно Десницкому, служить отправным пунктом для научного понимания явлений общественной жизни. Высмеивая немецкого теоретика «естественного права» Пуффендорфа (XVII в.), Десницкий писал, что «теряют время трудящиеся в таких от чувств человеческих удаленных изобретениях» Он отвергает «естественное состояние» как вымышленное, предлагая путем изучения истории показать, «каким образом собственность, владение, наследство и пр. у народов происходит и ограничивается»  . Он, таким образом, требует, чтобы в области изучения истории вместо метода абстрактно-рационалистического был применен метод конкретно-исторический.

 

Пытаясь найти закономерности исторического процесса, Десницкий ставит развитие общества в зависимость от изменений в хозяйстве. Он различает четыре «состояния общежительства»: собирательско-охотничье, пастушеское, хлебопашественное и «наивысшее», коммерческое,— и полагает, что общество должно закономерно проходить через все эти «состояния». По этим «четверояким народов состояниям» и следует, согласно Десницкому, судить об истории, правлении, законах и обычаях народов о том, насколько преуспели они в науках и «художествах». Выдвинув эту главную идею своей концепции, Десницкий обнаружил известную тенденцию к отходу от общего для XVIII в. идеалистического взгляда на общество.

 

В свете этого основного теоретического положения ученый подвергает рассмотрению действующие в обществе институты. Так, исследуя вопрос о происхождении и формах собственности, он приходит к выводу, что частная собственность не могла возникнуть в первоначальном «состоянии общежительства». Десницкий полагает, что на этой ступени общественного развития общность ^имущества обусловлена тем, что здесь «самое употребление вещей бывает по большей части нераздельное», и потому «различие того, что твое и мое», здесь еще «весьма мало вразумительно» 3. Только с переходом к оседлости и «хлебопашеству» создаются условия для появления частной, именно поземельной, собственности, основой которой, по его мнению, является непосредственный труд земледельца. Однако это был, как он указывает, только первый шаг в развитии мастной собственности, получающей свою законную, универсально-отчуждаемую форму в «наивысшем», «коммерческом» состоянии общества. Десницкий считал, что именно «начало и происхождение собственности» явилось причиной возникновения государства. В отличие от защитников «договорной» теории ученый видел здесь не результат сознательных поступков людей, а проявление исторической закономерности.

 

Десницкий был сторонником частной собственности. «Коммерческое состояние» он считал «наивысшим», и взгляд его на частную собственность носил отчетливо-буржуазный характер. Но для своего времени его суждения по данному воцросу имели прогрессивное значение, ибо были направлены против феодальной формы собственности и крепостничества. Он утверждал, что земля и ее плоды должны принадлежать тому, кто сам трудится и не живет чужим трудом, что лишение тружеников результатов их труда является делом «бесчеловечным и несносным».

 

В свете тех же общих положений Десницкий решает и вопрос о происхождении имущественного и социального неравенства. Оно, полагает он, возникает с появлением земледелия и связанной с ним частной собственности; согласно Десницкому, господство над людьми определяется уже самым фактом имущественного неравенства Он, таким образом, приближается к уяснению экономической основы эксплуатации человека человеком.

 

Большой интерес представляют взгляды Десницкого на происхождение и развитие семьи и брака. Опровергая господствовавшую точку зрения, он указывает на исторический характер семьи и утверждает, что во времена, когда люди жили большими группами и не знали оседлости, не могло быть еще «никакого порядочного супружества». Лишь с переходом к «пастушескому состоянию» возникает первая, полигамная форма семьи, сменяющаяся на следующей ступени «общежительства» моногамией, или парной семьей. Он был одним из первых русских поборнпков женского равноправия, считая необходимым, чтобы правительство способствовало «уравнению и превознесению сего низверженного в древности пола»  . В его сочинениях проблема истории семьи ставилась на научную почву. Следует иметь в виду, что историческая паука, как замечает Ф. Энгельс, до начала 60-х годов XIX в. «в этой области целиком еще была под влиянием пятикнижия Моисея»  .

 

Социологические воззрения Десницкого явились теоретическсй основой его проектов реорганизации государственного управления. Написанное им в 1768 г. для Уложенной комиссии «Представление о учреждении законодательной, судителыюй и паказательной власти в Российской империи»   содержало положение об ограничении власти монарха. Деспиц- кий предлагал под названием сената создать представительный орган, по существу, парламент, состоящий из 600—800 лиц и избираемый на пятилетний срок из среды «земельных владельцев», «купеческих и художественных людей», а также из «духовных и училищных мест». Наделяехмый законодательными функциями, сенат этот должен, по его мысли, держать в поле зрения всю деятельность государя. Существенная особенность проектируемого Десницким учреждения заключалась в том, что представители дворянского сословия оказались бы здесь отнюдь не в большинстве. У руля управления государством Десницкий хотел видеть прежде всего представителей купечества и разночинной интеллигенции.

 

По той же линии буржуазных преобразований шли его проекты об установлении независимого от законодательной власти гласного суда, о судебной ответственности местной администрации, о реорганизации городского самоуправления, предусматривающей почти полное удаление из него дворянских элементов, и т. д. Не говоря прямо о ликвидации крепостничества, хотя именно такая постановка вопроса вытекала из его теоретических взглядов, Десницкий, тем не менее, намечал ряд проводимых сверху мероприятий — таких, как запрещение продавать крестьян без земли, разрушать целостность крестьянской семьи, которые, по существу были направлены к постепенному ограничению крепостного права.

 

С. Е. Десницкий был одним из видных идеологов буржуазии, формировавшейся в России в 60—70-х годах XVIII в.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

политика России 18 века  Россия во второй половине 18   Всемирная история