ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Русский сентиментализм в 18 веке. Чулков. Муравьев. Попов. Крестьянский вопрос в произведениях писателей

 

К середине 60-х годов XVIII в. в русском сентиментализме начинает довольно отчетливо обозначаться не только дворянская, но также и мещанская струя; она представлена прежде всего романами Ф. А. Эмина (1735—1770) и драматургией В. И. Лукина (1737—1794). Сентиментальные элементы особенно ясны в пьесе Лукина «Мот, любо- вию исправленный» (1765). Вразрез с требованием Сумарокова не раздражать «слезами Талию» Лукин не только наделяет героев чувствительностью, но и широко вводит в комедию «жалостные явления», драматические положения.

 

 По-иному звуча г буржуазные тенденции в романах Ф. А. Эмина, особенно в «Письмах Ернеста и Доравры» (1766). Не долг, но стоическая философия, а именно страсть, любовь является основой жизни, утверждает герой романа Ернест. Резкие нападки на вельмож и жестокосердных помещиков не выливались у Эмина в открытый протест против крепостного права. Главным сословием в государстве является, по его мнению, купечество, которое и в России должно получить «училище, вольность, ободрение и почтение». Наконец, общей чертой идеологии мещанских сентименталистов является культ семейных добродетелей вместо идей дворянского долга п чести. Так различная социальная среда пр \допреде ляет дифференциацию тематики и проблематики в русском сентиментализме в раннюю пору его формирования — в 60-х годах XVIII в. Начи нал с середины 60-х годов XVIII в. появляются многочисленные переводы произведений зарубежных писателей-сентименталистов, почва для которых уже была подготовлена в России.

 

Утверждение сентиментализма сопровождалось разложением классицизма; последний процесс обнаруживается в «ироикомичеекпх» поэмах В. И. Майкова «Игрок ломбера» (1763) и, особенно, «Елпсей, или Раздраженный Вакх» (1769—1771). Последняя поэма по бытовым сатиричо ским зарисовкам, полемичности, пародированию может быть сближена с сатирическими журналами 1769 г. Балагурство В. И. Майкова в «Елисее» порой сродни лубку. Не случайны в его поэме отзвуки народной бур лацкой песни «Что пониже было города Саратова», сюжетные мотивы из былнн о Ваське Буслаеве и русских сказок (шапка- невидимка). Живой, хотя нередко грубоватый юмор, ярко выраженный интерес к быту и жизни городских масс столицы, меткий и выразительный язык обнаруживают его стремление к отображению обыденной действительности.

 

Следующий этап в развитии русского сентиментализма обнимает период с конца 60-х годов до начала Крестьянской войны.

 

 

Для консервативного дворянского сентиментализма в этот период характерны «Философические оды или песпи» М. М. Хераскова (1769). По сравнению с произведениями начала 60-х годов Херасков усиливает в них идеи борьбы против разума и просвещения, выдвигая на первый план «озарение свыше», выступает еще более резким противником складывающегося капитализма (ода «Богатство»), прославляет уединение и рисует счастливого крепостного, который будто бы «влачит плуг с охотой».

 

Другое течение сентиментализма находит себе выражение в журнальной прозе Н. И. Новикова и его сотрудников по изданию журналов «Трутень» (1769—1770) и «Живописец» (1772—1773). Для этих писателей типично обличение жестокости и паразитизма «злонравных» дворян, выбор «добродетельного мещанина» в качестве положительного героя. Чувствительность истолковывается здесь не как самопознание, а прежде всего как сострадание, как наличие «человеколюбия». Это особенно ясно видно в разработке крестьянской темы. Последовательно проводятся в журналах демократические тенденции. Барину с «каменным сердцем» противопоставлены трудолюбивые, добросердечные крепостные; носителями честности и просвещения не раз изображаются купцы, ремесленники, «добродетельные мещане».

 

 

Буржуазный сентиментализм накануне Крестьянской войны 1773— 1775 гг. нашел особенно отчетливое выражение в произведениях М. И. Попова (1742 - ок. 1790) и М. Д. Чулкова (1740-1793).

 

М. Д. Чулков обнаруживает иные настроения, чем дворянские сентименталисты. Резко звучат антидворянская настроенность и третьесослов- ные тенденции в его романе «Пригожая повариха» (1770). Показателен и выбор темы из городского быта, обращение к образу падшей женщины и явное сочувствие к ее «жалостному» положению, обусловленному бедностью и социальным неравенством. На сцене появляется такое произведение, как комическая опера М. И. Попова «Анюта». В ней элементы чувствительности, интерес к народной песне и языку соединены с обличением крепостничества и признанием власти денег. Но социальное противоречие (сословное неравенство Анюты и Виктора) снимается автором (Анюта оказывается дворянкой, приемной дочерью крестьянина Мирона), и произведение завершается благополучной развязкой.

 

Следующий период в развитии русской литературы XVIII в. тесно связан с событиями Крестьянской войны и правительственной реакцией, последовавшей за ее подавлением.

 

Представитель консервативно настроенного дворянства, М. М. Херасков в эти годы создает одновременно цикл «слезных драм»   и эпическую поэму «Россияда» (1771—1779). Крестьянское восстание заставило и Хераскова обратиться к социальным вопросам, к теме о бедном, неимущем человеке. Но социальные проблемы сведены в драматургии Хераскова к вопросу о личной добродетели и филантропии. Интересно отметить классовые признаки добродетели в драматургии Хераскова: у высших сословий она проявляется в милосердии и сострадании к беднякам, а у последних — в скромности, покорности, благодарности. Освещению социальной темы Херасков придал реакционный оттенок, характерный для дворянского сентиментализма.

 

В дворянской литературе 70-х годов реакционная трактовка социальной темы (в частности, крестьянского вопроса) сочетается с утверждением союза дворянства и самодержавия. Политическая тема положеиа Херасковым в основу прославленной современниками эпической поэмы «Россияда». В традиционной форме «героической поэмы», где явно проступают, однако, элементы сентиментализма, автор воспевает торжествующую дворянскую самодержавную Россию после подавления крестьянского восстания.

 

Аналогичный путь в годы Крестьянской войны проходит и другой дворянский писатель — И. Ф. Богданович. В эти годы он пишет шутливую поэму «Душенька» (окончена ок. 1775), положив в основу ее миф о Психее. Античный миф разработан как «старинная повесть». Писатель привносит в нее множество черт русского дворянского быта XVIII в., вводит фольклорные элементы, самостоятельно разрабатывает образы, то усиливая комизм, то вводя чувствительность, и насыщает все произведение шутливым колоритом.

 

Непосредственным откликом на события Крестьянской войны явилась пьеса «Точь в точь» второстепенного дворянского писателя М. И. Веревкина (написапа в 1774, напечатана в 1785 г.). С реакционно-дворянских позиций рисуется в ней крестьянское восстание, резко звучат сочувствие и жалость к пострадавшим дворянским «жертвам» (Пульхерия), восхищение добродетелями Милого, усмирителя пугачевцев, и осуждение недо стойных дворян (Трусицкого, Лежебокова).

 

Крестьянский вопрос многократно привлекал внимание дворянских писателей в десятилетие, непосредственно примыкавшее к событиям крестьянского восстания. Резкое осуждение жестокости крепостничества зву чит в комической опере Н. П. Николева (1758—1816) «Розана и Любим» (1776), названной автором «драмой с голосами». Сюжет произведения во многом близок к «Анюте» М. И. Попова, но отличается большей социальной заостренностью: вместо полковничьей дочери Анюты, героиней коми ческой оперы Николева оказывается девушка-крестьянка Розана; обидчиком ее является сам барин, богатый помещик Щедров. По сравнению с пьесой Попова Николев углубил тему бесправия крепостных, их беззащитности от барского произвола (диалог лесника с отцом Розаны Излетом, хор псарей, гневные речи Любима). Николев подчеркивает, что «прямая нежность человеческого сердца», «прямая верность» и «чувство чести» свойственны именно крестьянам. Николев сохраняет традиционную благополучную развязку, но делает попытку мотивировать ее: барина Щед- рова охватывает раскаяние и стыд, он не только отпускает Розану, но и дарит ей па свадьбу с Любимом 100 рублей.

 

Обличение жестокости помещиков, язвительная насмешка над галломанией дворян являются основой комической оперы Я. Б. Княжнина (1742—1791) «Несчастие от кареты» (1779). Завязкой ее служит продажа в рекруты Лукьяна, жениха Анюты, из-за прихоти барина Фирюлина, которому нужны деньги для покупки модной французской кареты. Текст пьесы насыщен антикрепостническими мотивами: «Боже мой, как мы несчастливы: нам должно пить, есть и жениться по воле тех, которые па- шим мучением веселятся; без нас бы с голоду померли»,— восклицает Лукьяп. В один год с «Несчастием от кареты» Княжнина была поставлена комическая опера А. О. Аблесимова «Мельник — колдуй, обманщик и сват» (1779), которая имела огромный успех благодаря народности языка, правдивости в обрисовке крестьянского быта и широкому введению народной песни.

 

В произведениях консервативных дворянских сентименталистов в 80-х годах обозначается интерес к фольклору (И. Ф. Богданович- «Русские пословицы», 1785, драма «Славяне», 1787), но он является лишь выражением реакционного мировоззрения и ограничивается подделкой под народность в официозном духе.

 

Особое место в дворянской литературе этой поры занимает М. Н. Муравьев (1757—1807). Его творчество разнообразно. Прославление М. В.Ломоносова («Похвальное слово М. В. Ломоносову», 1774) сочетается у пего с субъективной сентиментальной лирикой, идиллией и даяш обращением к характерному Ячанру романтизма — балладе. К этой же группе произведений относится и его неоконченная романтическая повесть «Оскольд». Тяга М. Н. Муравьева к «народному» и «национальному» открывала дворянской литературе новые пути: разработку исторической тематики в лирике и прозе.

 

Параллельно с дворянской литературой в период 1775—1789 гг. продолжается развитие третьесословной литературы. В эти годы издаются «плутовские» новеллы Ивана Новикова, в которых нередко звучат антидворянские ноты («Похождение Ивана гостиного сына», 1785—1786), и приключенческий роман М. Комарова с обильным включением фольклорных элементов  . Более значительные по тематике, сочувствию к герою «из низов» некоторые повести М. Д. Чулкова из пятой части «Пересмешника» (1789). Из них особенно примечательна повесть «Горькая участь» с ярким изображением горестной судьбы крестьянина бедняка и деревенских «съедугов» (богатеев) XVIII в. Отдельные живые картинки быта, острое ощущение социальной несправедливости и неумение осмыслить ее причины обращают на себя внимание в этой повести.

 

В третьесословной драматургии после периода Крестьянской войны появляется комическая опера «Санктпетербургский гостиный двор» (1781) М. Матинского. Автор ее, бывший крепостной графа Ягужинского, хорошо знал быт и нравы столичного купечества и чиновничества. Достоинством пьесы являются яркие сатирические образы (столичный купец-мошенник Сквалыгин с супругой Саламанидой, подьячий Крючкодей), широкая картина семейного купеческого быта, обращение к народной песне и живому народному языку. Ограниченность политических воззрений Матинского сказывается в отсутствии серьезной критики купеческого сословия в целом: злонравному купцу Сквалыгину он противопоставляет добродетельного купца Хвалимова.

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

политика России 18 века  Россия во второй половине 18   Всемирная история