ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Русские писатели 18 века. Капнист, Хемницер, Крылов, Княжнин

 

Сложный процесс становления реализма и романтизма в борьбе и преодолении отживающей идеологии, тем и жанров классицизма и сентиментализма особенно ясно виден на примере творчества Державина. Те же общие закономерности наблюдаются в творчестве поэтов его круга, в первую очередь В. В. Капниста (1757—1823) и И. И. Хемницера (1745— 1784). Крылов

 

Политические и просветительские тенденции, наряду со смелым обличением носителей порока, позволяют говорить о преодолении классицизма и становлении реалистических тенденций в сатирах и особенно в баснях Хемницера (1779—1782). Сатира и гражданские мотивы имели также немалое значение и в творчестве Капниста, как показывает «Ода на рабство», написанная им по поводу закрепощения крестьянства Украины в 1783 г. В ней звучит гневное осуждение тирании и крепостничества.

 

Но и в этой оде В. В. Капнист еще в плену дворянских иллюзий: он надеется, что Екатерина II возвратит свободу его отчизне, и обещает воспеть ее за это. Три года спустя он пишет восторженную «Оду на истребление в России звания раба Екатериною второю» (1786). Эта ода вызвана всего лишь приказом императрицы подписываться в прошениях на «высочайшее имя» не «раб», а «верноподданный».

 

Рост политического самосознания передового русского дворянства находит своеобразное отражение в трагедии 80-х годов. Если в середине века и даже перед Крестьянской войной А. П. Сумароков в трагедиях рисовал образ «идеального» государя, то трагедии Н. П. Николева «Сорена и Замир» (1784) и особенно «Вадим Новгородский» Я. Б. Княжнина, написанная им в последние годы жизни (1789), носят явно тираноборческий, антимонархический характер. Основой фабулы последней пьесы является неудачная попытка новгородского посадника Вадима поднять народное восстание против князя Рюрика. Нападки Я. Б. Княжнина направлены не на монарха-злодея (Рюрик — идеальный государь), а на монархию как таковую. Не случайно поэтому, что даже в 1871 г. монолог Пренеста печатался с цензурным пропуском строк, объявляющих самодержавие «содетелем бед».

 

В трагедии Княжнина, в отличие от трагедий середины века, отсутствуют внешние сценические эффекты, сложная интрига. Речь героев насыщена гражданской терминологией (самодержавие, тиран, гражданин, рабство, закон, свобода и т. п.). Классовая ограниченность писателя сказывается в том пассивном характере, который придан им народу. Все борцы за свободу — из числа посадников, а народ на коленях умоляет Рюрика сохранить венец. В этом ярко проявляется дворянский характер либерализма Я. Б. Княжнина.

 

 

А. Н. Радищев (1749—1802) начал свою писательскую деятельность двояко: как политический мыслитель (примечания к переводу книги Мабли «Размышления о греческой истории», 1773) и как сентиментальный писатель («Дневник одной недели», не дошедшие до нас ранние лирические произведения). В 80-х годах сентиментализм Радищева приобретает черты революционного протеста. В конце «Письма к другу, жительствующему в Тобольске» (1782), Радищев выражает уверенность в неизбежности революционного свержения самодержавия. Особенно ярко виден революционный протест в посвящении «Путешествия из Петербурга в Москву», где Радищев не только сочувствует угнетенным, но и высказывает мысль, что «возможно всякому соучастником быть во благоденствии себе подобных».

 

Самостоятельность и своеобразие Радищева-писателя, преодоление им классицизма и сентиментализма и первые попытки перейти к критическому реализму яснее всего обнаруживаются в «Путешествии». Иначе, чем его западноевропейские и русские предшественники, разработал он жанр путешествия. Не переживания путешественника, не его внутренний мир, а разнообразная объективная действительность, которую он наблюдает, является предметом внимания писателя-революционера. А. Н. Радищев — «зритель без очков» (по отзыву его друга А. Г. Воронцова) — видит в ней непримиримые социально-политические противоречия: мир угнетенных и угнетателей. Социальная антитеза — один из основных композиционных приемов «Путешествия». Царю, вельможам, чиновникам, купцу-капиталисту противостоит трудовой народ, крепостные крестьяне, солдаты и лучшие представители демократической интеллигенции (следователь Крестьяикин, семинарист, крепостной интеллигент Ванюша, гениальный Ломоносов). Народ — подлинный создатель и судия истории. Отсюда у Радищева интерес к фольклору как документу народного мировоззрения, внимание к наиболее остро звучащим его жанрам (запись рекрутских причитаний в главе «Городня»), резкое противопоставление народной песни безидейному искусству господствующих классов («Клин»). Мрачные картины крепостничества зарисованы в «Путешествии» Радищевым по-другому, чем у его предшественников. Он показывает, что «тиранство» — не порок, свойственный лишь жестокосердным господам, а неизбежное следствие крепостного права. Он внимательно и без прикрас рисует тяжкий повседневный труд крестьянина, его нищенский быт. Писатель не раз отмечает, что душевное благородство, бескорыстие, способность к глубокому чувству — именно свойство крепостных, а не их развращенных господ. Более того, Радищев показывает, что крестьянин не только терпит, но и вступает в борьбу со своими поработителями. Правомерность расправы крестьян с извергом-помещиком для писателя — «математическая ясность». Такой образ крестьянина впервые появился в русской литературе под пером революционера Радищева.

 

Разоблачение крепостного права тесно связано со второй темой «Путешествия» — столь же смелым и беспощадным обличением самодержавия. Для этого Радищев в главе «Спасская полесть» прибегает к приему аллегорического сна или обращается к революционному прошлому европейской истории (ода «Вольность»). Неизбежность народного восстания в России ясна Радищеву, но революция, полагает он, свершится еще не скоро. Так тесно сплетаются в «Путешествии» три основные темы, разработанные писателем-революционером с помощью самых разнообразных приемов. Реалистические картины жизни и быта, документы, газетное объявление, трактат, ораторская речь, гражданская ода, чувствительные размышления — все служит одной цели; остальные темы «Путешествия» — разоблачение церкви, вопросы воспитания и морали, свобода печати и слова, литературные проблемы — занимают в произведении, по сравнению с ними, второстепенное место. Революционный пафос гражданской лирики связывает оду «Вольность» Радищева с гражданской поэзией начала XIX в. (Пушкин, Рылеев), а правдивое изображение крепостнической действительности в ее страшной повседневности — с тем методом изображения жизни, к которому пришла русская литература в период критического реализма.

 

По-иному, в сравнении с А. Н. Радищевым, развивался молодой И. А. Крылов (1769—1844). Он начал с драматургии. Первым его опытом была комическая опера «Кофейница» (1783), сюжет которой был взят им, подростком, из «Трутня» Н. И. Новикова. Юноша Крылов не раз обращался к драматургии. Он написал одну за другой трагедии «Клеопатра» и «Филомела», комическую оперу «Бешеная семья», комедии «Сочинитель в прихожей» и «Проказники».

 

Но еще значительнее было выступление Крылова как прозаика-сатирика в издаваемом им журнале «Почта духов» (1789). В. Г. Белинский указывал, что в журнальной прозаической сатире юноши Крылова «много ума, соли, местами даже желчи» В процессе творческого роста молодой Крылов пробовал свои силы в басне, в том жанре, который позднее принес ему известность и славу. В 1788 г. он напечатал анонимно свои первые стихотворения и басни в журнале И. Г. Рахманинова «Утренние часы»

 

Почти одновременно с И. А. Крыловым, но совсем в ином направлении, начинает свою деятельность Н. М. Карамзин (1766—1826). Молодой Карамзин начал писать в новиковском журнале «Детское чтение». Здесь он напечатал свой первый опыт сентиментальной повести — «Евгений и Юлия» (1787).

 

Третьесословная сентиментальная литература представлена в 80-е годы произведениями Н. Ф. Эмина. Повести Н. Ф. Эмина «Роза, полусправедливая и оригинальная повесть» (1788) и «Игра судьбы» (1789) обнаруживают еще зависимость писателя от фабулы авантюрного повествования (переодевание), от традиций классицизма (борьба чувства и долга), но в его произведениях имеются и новые, сентиментальные темы, идейные тенденции и приемы повествования (сельское уединение, крестьянская тема, утверждение достоинств человека независимо от его сословного положения, лиризм).

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

политика России 18 века  Россия во второй половине 18   Всемирная история