ИСТОРИЯ РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

Запорожские козаки. Запорожская Сечь. Восстание на Правобережной Украине. Максим Зализняк. Гайдамаки

 

Основная обязанность Запорожского войска заключалась в отправлении воинской повинности. Входя в состав нерегулярных войск Российской империи, запорожские казаки были обязаны участвовать в походах, а в мирное время нести пограничную службу в пределах войсковой территории. Выходя на службу, казак должен был иметь собственную одежду, вооружение, лошадь и необходимый запас продовольствия.

 

Верхушка запорожского казачества — старшйна не успела консолидироваться в строго замкнутую сословную группу, однако пользовалась рядом привилегий, которые резко возвышали её над всей массой казачества. Старшина имела преимущество при отводе земельных участков пол зимовники (хутора), при выдаче из войсковых угодий леса на постройки. Кроме жалованья из казны, она получала денежное содержание из войсковых доходов, обращая в свою пользу львиную часть денежных сборов, взимавшихся с населения войсковой территории; старшина пользовалась правом па «покуховный сбор» (пошлина на водку), а также на известную долю рыбы из улова. Высшая старшина (кошевой атаман, судья, писарь и пр.) применяла по отношению к рядовым казакам и посполитым в известных случаях и «внеэкономическое» принуждение. Старшина владела зимовниками, рыболовными промыслами, вела торговлю не только предметами собственного хозяйства, но также водкой, закупавшейся на стороне, и др.

 

Рядовое казачество отнюдь не представляло собою единую в социальном отношении массу. Верхушку его составляли богатые казаки. Подобно старшине, они владели зимовниками, рыболовными промыслами, снаряжали на свой счет чумацкие обозы, занимались торговлей. Как и старшина, богатые казаки принадлежали к эксплуататорскому слою запорожского населения. В экономическом отношении богатых казаков трудно, а порой и совсем невозможно отделить от старшины.

 

Значительная часть продукции хозяйства старшины и богатого казачества продавалась: на рынок шли сотни и тысячи голов лошадей, крупного рогатого скота и овец, а также продукты животноводства — шерсть, кожи, сало, масло и пр. На рынок поступал также и хлеб. Запорожские лошади и скот продавались далеко за пределами Запорожья, причем не только в центральных провинциях Украины и Великороссии, но и в Западной Европе; хлеб вывозился в Крым, продавался едисанским и ногайским татарам.

 

Богатые зимовничане, владельцы рыболовных промыслов, шинкари, богатые чумаки эксплуатировали труд неимущего казачества, запорожской голытьбы («голота», «серома»). Источником пополнения запорожской серо- иы была, с одной стороны, местная беднота как казачьего, так и незаказачьего происхождения, с другой — и главным образом разный пришлый дюд, тянувшийся в Запорожье со всех сторон.

 

 

Между богачами и серомой лежал слой среднего казачества, часть которого вела свое хозяйство в степных зимовниках. Эти зимовники не походили на богатые и благоустроенные хозяйства запорожской старшины. Они представляли собою убогие «куги», землянки, с не менее убогим хозяйством. Другая часть таких хозяев, более значительная, составляла основное население запорожских слобод (сел).

 

Следующей после казачества группой запорожского населения были аосполитые, запорожское «подданство». Посполитые не отбывали военной службы, но несли многочисленные повинности «войску Запорожскому» (подводную, дорожную), предоставляли квартиры воинским командам, вносили разные поборы. Вместе с тем посполитых ограничивали в правах на пользование войсковыми угодьями: как правило, они не могли селиться хуторами, им разрешалось жить только в селах, слободах. Документы сечевого архива различают две группы посполитых: тяглых и пеших. Под тяглыми разумелись хозяева, владевшие, кроме хат и огородов, рабочим скотом в количестве, позволявшем вести самостоятельное хозяйство. Под пешими подразумевались все те, кто, кроме хаты, имел или очень небольшое хозяйство, или вовсе не имел такового. Посполитые также не были единым в социальном отношении слоем. Среди них были и богатые эксплуатировавшие труд бедноты. Посполитые могли переходить в казаки; такой переход в каждом случае оформлялся кошем .

 

На Запорожье были и подсуседки. От посполитых они отличались тем, что не имели собственных хат, а жили в чуяшх дворах; в отдельных случаях те, кто имел хаты, приравнивались в известной степени к посполи- тым, но считались менее способными к отправлению повинностей в пользу войска. Они платили также меньшие сборы.

 

В военно-административном отношении Запорожье делилось на паланки — округа (первоначально пять, позднее — восемь). Центром паланки была слобода, где жила местная администрация (паланковая старшина) и располагался гарнизон. Во главе паланки стоял полковник. Паланковой администрации подчинялись выборные атаманы сельских (слободских) казачьих и посполитых громад (обществ). Паланковая старшина была подчинена непосредственно кошевой старшине. Последняя состояла из кошевого атамана, судьи, писаря и есаула.

 

Формально вся запорожская администрация избиралась казаками на радах (сходках), которым она и должна была давать отчет в своих действиях. Войсковая рада созывалась обычно раз в год — 1 января. В действительности выборы были фикцией. Кошевой атаман П. Калнишевский, например, неизменно поддерживаемый на новогодних радах кучкой старшины, занимал свой пост десять лет сряду и фактически совершенно не нес ответственности перед войсковой радой.

 

Административным и военным центром Запорожья была Сечь. Она представляла собой крепость, состоявшую из валов с башнями и рвами. В крепости, вокруг площади, стояло 38 куреней К Здесь жили казаки сечевого гарнизона. Рядом располагались войсковая канцелярия, склады, а также дома кошевой старшины, церковь и школа. На северной стороне Сечи имелось небольшое укрепление (Новосеченский ретраншемент), где с 1735 г. неотлучно находился гарнизон ландмилиции под командой штаб- офицера. С южной стороны к Сечи примыкало предместье Гасан-баша — центр торговой и ремесленной жизни Запорожья.

 

Большое влияние на активизацию классовой борьбы в Запорожье оказало народное восстание 1768 г. на Правобережной Украине (Колиивщина). Весной 1768 г. со всех концов Запорожья вскрытые места группами и в одиночку стекалась запорожская серома. Запорожская серома сыграла выдающуюся роль в Колиивщине. Она выдвинула из своей среды славного предводителя Максима Зализняка, казака Тимошевского куреня. Серома быстро соединялась в гайдамацкие отряды и под начальством избранных ватагов (предводителей) устремлялась на Правобережную Украину, громя по дороге запорожских богачей.

 

Выступления гайдамаков на Запорожье продолжались и после разгрома восстания на Правобережье. 21 августа 1768 г. прогноинский полковник Федор Великий доносил в кош о нападении гайдамаков на его па- ланку. Гайдамаки, по словам Великого, «гвалтом набежали на паланку з ножами и дручьем», разбили двери тюрьмы и выпустили заключенных, в числе которых находился известный гайдамак, казак Леушковского куреня Микита Головатый. Ночью того же дня, окружив паланковое правление, гайдамаки несколько раз подвергали его обстрелу.

 

Запорожские власти напрягали все усилия, чтобы подавить это движение. Кош призывал хозяев, имевших работников, бдительно следить за «сумнительными» и «беспаспортными» людьми, требовал присяги от сечевиков, т. е. от гарнизона, обязывая казаков бороться с гайдамаками. Кош организовал карательные экспедиции, куда привлекались обычно богатые и зажиточные казаки. Несмотря на все мероприятия коша, направленные на подавление гайдамацкого движения, оно не утихало.

 

26 декабря 1768 г. вспыхнуло восстание в самой Сечи. Запорожские казаки захватили войсковую артиллерию и освободили находившихся в заключении гайдамаков. Восставшие разгромили дома старшины и богатого казачества, некоторых хозяев при этом «и прибили» Кошевой атаман Калнишевский, застигнутый в своем доме, едва спасся «через верх потолошный». Переодевшись в монашескую рясу, он бежал в Новосеченский ретраншемент под защиту царского гарнизона. Туда же бежали судья, писарь, есаул и другие старшины.

 

Восставшие очень недолго владели Сечью. Калнишевский через посланцев вызвал оттуда в Новосеченский ретраншемент атаманов «с надежными казаками». В Сечь был направлен капитан К. Маркович. Он обратился к восставшим с увещаниями, уговаривал их прекратить борьбу, давая согласие на выборы нового кошевого атамана. Часть восставших послушала Марковича и избрала кошевым атаманом запорожского богача Ф. Федорова. Федоров приказал серомахам «разойтиться по куреням». Вероятно, большинство восставших подчинилось этому, но часть их продолжала борьбу.

 

27 декабря 1768 г. новосеченский комендант Микулыпин и Калнишевский направили против восставших отряд казаков под начальством двух старшин. Застигнутые врасплох серомахи героически сопротивлялись, но карателям удалось ворваться в крепость. Серомахи отступили в плавни, многие из них были убиты. Затем в Сечь вернулся Калнишевский и приступил к розыску и арестам участников восстания. Участь арестованных серомах решала специально созданная следственная комиссия, в состав которой вошли старшины и Микулынин.

 

После подавления восстания в Сечи борьба продолжалась в паланках. В рапорте кременчугскому обер-коменданту генералу В. А. Черткову от 30 марта 1769 г. Микулынин писал: «Уведомился я, что войска запорожского низового казаки сиромахи... ходють по своим вольностям, слободам и зимовникам, лошадей у козаков отнимают и прочее имущество грабють и зарытой в землю хлеб отрывают»

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. 18 век, период феодализма"

 

Смотрите также:

 

политика России 18 века   Всемирная история  Запорожские козаки. Запорожская Сечь

 

 18 век. Послепетровский период истории России. Екатерина.