СМУТА. ОБОСТРЕНИЕ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ В КОНЦЕ 16 НАЧАЛЕ 17 веков

 

 

Движение крестьян Иосифо-Волоколамского монастыря. Борьба против феодальной собственности на землю

 

Причины вспыхнувшей в Русском государстве в начале 17 века крестьянской войны восходят еще ко времени опричнины и хозяйственного запустения 70—80-х годов XVI в.

 

Крепостническое законодательство 80—90-х годов, связанное с политическим возвышением дворянства, было направлено против усилившейся классовой борьбы крепостного крестьянства с феодальным гнетом. Но это законодательство способствовало еще большему ее обострению.

 

Переход крестьянства к активным формам классовой борьбы характерен уже для конца XVI в. Эта борьба своим острием была направлена против феодальной собственности на землю.

 

Многочисленные жалобы землевладельцев от конца XVI в. подробно знакомят нас с формами борьбы крестьян за землю. Помещики и монастыри жаловались на то, что крестьяне «поместье пустошат, хлеб травят и сена косят насилством, и сады, яблони и вишни секут, и ломают»; «лес секут, и сено косят, и хмель в болотех дерут, и рыбу ловят, и хлеб толо- чат и животиною травят, и всякими угодьи владеют насилством» и т. д. В ряде случаев борьба крестьян принимала более решительные формы. Около 1587 г. крестьяне Купалинской волости Гороховецкого уезда захватили силой монастырский починок.

 

В 1580 г. жалованной грамотой Ивана IV Спасо-Ярославскому монастырю возвращалась деревня, отнятая «насилством» крестьянами села Новинского . Крестьяне под предводительством старосты силой «выметали» из починка монастырского «человека», «а старцов и ватажок збили, и стан сожгли, и поставили... на том месте деревню»  .

 

Другой монастырь «бил челом» о том, что крестьяне одной из волостей Двинского уезда захватили остров, принадлежавший монастырю, и «тот присадной остров пашут насилством одне, а монастырю в том острову их монастырской... земли пахати не дадут» . Крестьяне Новгородских пятин захватывали и распахивали безоброчно пустые государевы земли . Во Владимирском уезде в 1597 г. помещик Василий Соболев жаловался на то, что «крестьяне всею волостью лес секут насильством... хоромы рубят на продажю, и межи в двух местах переорали».

 

 

Помещик жаловался, что ему «прожити от их (крестьян) насильства не мочно» . Наряду с попытками захвата помещичьих и монастырских земель, крестьяне стремились всеми способами сделать эту землю свободной от феодальных повинностей. В 1593 г. власти Иосифо-Волоколамского монастыря оштрафовали одного крестьянина «за то, что он на стороне за волостью пашет, а монастырских пустошей со своими товарищи из снопа не пашет» . Какой остроты достигала борьба, показывает другой случай, происшедший в Арзамасском уезде в 1601 г. Когда во время дозора губным старостой пашенных земель д. Пастьяновой один из крестьян хотел сообщить властям о землях, которые обрабатывали крестьяне этой деревни тайком от уездных властей, то он чуть не поплатился за свое предательство головой: крестьяне «высказати» ему про эти земли «не дали, а его, Ваську, хотели убити» .

 

Бывали случаи и убийств феодалов. Так около 1584 г. в Муромском поместье Осорьиных своим холопом была убита одна помещица .

 

В 90-х годах XVI в. борьба крестьян доходила до открытых массовых выступлений против землевладельцев. Осенью 1594 г. началось движение среди крестьян Иосифо-Волоколамского монастыря. «По науку» бывшего келаря монастыря «чернца Антона Лопотинского», «крестьяне монастырские не почели слушати приказщиков и ключников монастырских и монастырских дел никаких не почели делати: хлеба молотити и в монастырь возити и солодов ростити и даней монастырских давати». Попытка восстановить порядок с помощью находившейся тогда в монастыре царской комиссии, во главе с А. Я. Измайловым и дьяком Казариным, не привела ни к чему.

 

Движение не только не прекратилось, но приобрело еще больший размах, причем от неповиновения крестьяне стали переходить к открытой борьбе: «И как Андрей и Казарин из монастыря поехали, и крестьяне монастырские почели пуще того не слушати, и прикащиков и ключников учели бити, и дел монастырских не почели делати, и леса монастырские заповедные почели сечи». Монастырским властям удалось подавить движение крестьян лишь к февралю 1595 г.

 

И по своему размаху, и по силе, и по длительности движение волоколамских крестьян является выдающимся фактом в истории классовой борьбы в Русском государстве XVI в. Это было одно из тех разрозненных восстаний, которые подготовляли надвигавшуюся крестьянскую войну.

 

С аналогичным движением в 90-х годах XVI в. столкнулась и администрация Антониево-Сийского монастыря на севере страны в Двинском крае . До открытого выступления крестьянства против монастырей в 80—90-х годах XVI в. дело доходило и в Белозерском крае. Так, в царской грамоте 1591 г. сообщается об избиении крестьянами монастырских слуг Кириллова монастыря .

 

Угроза «воровства», т. е. открытых выступлений крестьянства, в 90-х годах XVI в. была настолько реальной, что даже земельные акты того времени специально оговаривали возможность «крестьянского воровства». В записи, данной помещиком Казариным, получившим от Троицкого монастыря в пожизненное владение одно из сел в Тверском уезде, дается следующее обязательство: «А которое будет крестьянское воровство, и мне, Казарину, извещати на них в монастыри властей, а самому насильства и продажи не чинити» (1598—1599 гг.)  .

 

Русский царь Борис Фёдорович Годунов

Русский царь Борис Фёдорович Годунов

 

К содержанию: СМУТА. БОЛОТНИКОВ И ПОЛЬСКО-ШВЕДСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ

 

Смотрите также:

 

КРЕПОСТНОЕ ПРАВО В РОССИИ. Становление и развитие...

 

Крепостное право  Кабальное холопство. Развитие кабального холопства

 

СМУТНОЕ ВРЕМЯ. Социально-политический кризис конца XVI...