СМУТА. ОТКРЫТАЯ ПОЛЬСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ 1609-1611 годов

 

 

Тушинское правительство – приглашение царевича Владислава в русские цари. Февральский договор Сигизмунда с тушинскими боярами

 

Еще сложнее было положение русских тушинцев. Тушинские бояре и дворяне не последовали за самозванцем в Калугу. Лжедмитрий II, особенно на первых порах после бегства из Тушина, вновь стал заигрывать с народными низами, используя в своих целях классовое недовольство крестьянства и не утратившую еще окончательно популярность в массах идею «хорошего царя» Димитрия.

 

 Не случайно в качестве своего нового пристанища Лжедмитрий 2 избрал Калугу, бывшую во время восстания Болотникова одним из главных центров народного антифеодального движения. Тушинские бояре и дворяне, соблюдая свои классовые интересы, не пошли по этому пути за самозванцем. Кроме того, некоторым русским тушинцам было очевидно, что «вор», вынужденный бежать из-под Москвы и лишившийся своей основной военной силы — польско-шляхетского войска, обречен на поражение, и поэтому дальнейшая служба ему бессмысленна.

 

 О возвращении к Шуйскому русским тушинцам думать не приходилось — вернуться в Москву они могли лишь, отказавшись от всего, что было достигнуто на службе в Тушине. Тогда кучка тушинских бояр и дворян решила сделать попытку удержаться у власти с помощью войск польского короля, т. е. путем национальной измены.

 

Было решено обратиться к королю с просьбой прислать в русские цари его сына Владислава. Инициаторами этого обращения были тушинский боярин М. Г. Салтыков, дворянин М. Молчанов, дьяк И. Грамотин и др.

 

Посольство от русских тушинцев во главе с М. Г. Салтыковым отправилось к королю под Смоленск и начало переговоры по поводу условий, на которых Владислав приглашался в московские цари. В результате этих переговоров 4 (14) февраля 1610 г. был заключен договор, по которому Владислав должен был венчаться на царство московским патриархом. Православная вера должна остаться неприкосновенною, поляки-католики могли иметь в Москве лишь один костел. Польские и литовские паны не должны были занимать в Москве и других городах важные государственные должности. Власть царя ограничивалась Боярской думой. Управление и суд в Русском государстве должны были вершиться по старым русским обычаям и законам. Бояре, дворяне и приказные люди должны были полностью сохранить свое положение.

 

 

Лиц «великих станов» Владислав не должен был понижать без вины, а «меньших» он должен был повышать по заслугам. Крестьяне и холопы оставались в прежнем зависимом положении  .

 

Статьи договора 4 февраля, внесенные по настоянию тушинских послов, отражали интересы средних и низших слоев тушинского дворянства. Об интересах княжат в договоре 4 февраля специально ничего не говорится. Лица, ведшие переговоры, за отдельными исключениями, вроде М. Г. Салтыкова, принадлежали к этим группам дворянства или же к высшему слою московских приказных людей — дьяков.

 

Тушинское «правительство», не опиравшееся на какую-либо реальную силу и порвавшее с самозванцем, от имени которого оно до сих пор действовало, являлось просто кучкой политиканов, которой было нечего терять н которая единственную надежду на сохранение своего существования видела в польской помощи. Многочисленные пункты, ограничивавшие власть Владислава и гарантировавшие сохранение прав бояр и дворян, не имели серьезного значения, поскольку тушинские бояре и дворяне могли прийти к власти только опираясь на иноземные войска. Заключавшие договор тушинцы могли предвидеть, каковы будут его последствия, но ради своих интересов сознательно шли на измену родине.

 

Основным в договоре были, конечно, не ограничительные пункты. Главное значение в февральском договоре имело то, что он давал официальное основание для пребывания польских коронных войск в России и для завоевания ими русских земель. Получив под Смоленском мужественный отпор от русского населения, Сигизмунд убедился, что ничем не прикрытые захватнические действия на русской территории не могут иметь успеха; королю нужен был теперь какой-то «законный повод», чтобы иметь возможность обманывать русское население и объяснять свои завоевательные действия тем, что они будто бы направлены на пользу России. Тушинское «правительство» дало королю этот повод, предложив царскую корону королевичу Владиславу. Для Сигизмунда и договор, и весь вопрос о приглашении Владислава был именно поводом для дальнейшего развития интервенции, и ничем больше. В статьях договора довольно прозрачно выступало, что Сигизмунд не особенно охотно обещал послать своего сына в Россию, и что править он намерен сам. Вместе с тем Сигизмунд выговорил себе право оставить свои гарнизоны в западных пограничных русских землях, чтобы иметь возможность в случае неудачи сохранить за собой хотя бы эти земли .

 

Таким образом, при заключении февральского договора Сигизмунд довольно откровенно заявлял о целях интервенции.

 

В письме к сенаторам, сообщавшем о договоре, Сигизмунд уже прямо писал, что он только потому не стал сразу отказывать русским послам в пх просьбе отпустить Владислава на русский престол, чтобы «не упустить случая привлечь к себе и москвитян, держащих сторону Шуйского, и дать делам нашим наивыгоднейший оборот»; итак, переговоры о воцарении Владислава с самого их начала были для короля лишь политической уловкой. По словам Сигизмунда, с заключением февральского договора «открывается путь к умножению славы рыцарства, к расширению границ республики и даже к совершенному владению целою Московскою монархией» . Для Сигизмунда целью интервенции было овладение Россией, лишение ее национальной независимости, подчинение России и русского народа польским феодалам и Польскому феодальному государству.

 

Для русской стороны февральский договор уже скоро перестал иметь практическое значение. Тушинский лагерь в начале марта окончательно распался, и вместе с ним перестало существовать тушинское «правительство», заключившее этот договор.

 

Часть русских тушинцев ушла с польскими войсками к Сигизмунду, другая часть, отправившаяся с повинной в Москву, уже не представляла собой политической силы. Но Сигизмунд III продолжал и дальше использовать февральский договор в своих целях.

 

Польская интервенция в Россию 1609-1611 годов

Польская интервенция в Россию 1609-1611 годов

 

К содержанию: СМУТА. ПОЛЬСКО-ШВЕДСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ

 

Смотрите также:

 

Польская и шведская интервенция  Борьба с интервенцией польских и шведских феодалов в начале...

 

XVII век в истории России. Смутное время  восстание в Москве 19 марта 1611 г. - новый летописец

 

Лжедмитрий. Королевич Владислав. Московия - Речь Посполитая.