СМУТА. ВТОРОЕ ОПОЛЧЕНИЕ

 

 

Армия Минина и Пожарского у Москвы. Переход поляков на русскую сторону. Ротмистр Павел Хмелевский

 

Нет возможности с достаточной точностью определить общую численность всей рати, собравшейся в Ярославле, и соотношение ее частей. Можно считать вероятной цифру десять тысяч разного рода служилых людей, дворян и детей боярских, служилых татар романовских (из г. Романова), касимовских, казанских, сибирских и других. В ополчении было, кроме того, около 3000 казаков и 1000 стрельцов. Нет данных даже для приблизительного определения численности даточных людей, крестьян и посадских, собранных по посошной разверстке  . Можно лишь весьма предположительно допустить, что общая численность ополчения, собравшегося в Ярославле, достигала 20—30 тысяч. Но не все эти силы дошли до Москвы, часть их была отряжена для занятия городов, освобожденных от вражеских отрядов.

Тревожные известия о движении к Москве значительных сил противника под командованием гетмана Хоткевича для подкрепления польского гарнизона в Кремле заставили руководителей ополчения спешить с выступлением из Ярославля. В авангарде главных сил ополчения двигались два конных отряда — воевод М. С. Дмитриева и Ф. Левашова (400 всадников) и князя Д. П. Лопаты-Пожарского (700 всадников). Первый отряд подошел к столице 3 августа и расположился подле Белого города между Тверскими и Петровскими воротами , а второй 12 августа и занял позицию между Тверскими и Никитскими воротами . По прибытии эти отряды немедленно приступили к постройке укрепленных острожков и рытью окопов. В ночь с 19 на 20 августа главная рать князя Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина появилась под Москвой и расположилась от Никитских ворот до Алексеевской башни.

 

Ополчение, подошедшее к Москве, представляло собою для польских интервентов грозную силу.

 

Под Москвою ополчению предстояло прежде всего войти в переговоры с теми казаками, которые оставались там под предводительством Трубецкого, помешать соединению Хоткевича с кремлевским гарнизоном и, наконец, овладеть столицей. Казаки Трубецкого с самого начала искали соглашения с ополчением. Но Пожарский отказался стать вместе с казачьими таборами и расположился отдельно у Арбатских ворот, загородив дорогу Хоткевичу, который в те же дни подступал к Москве по Смоленской дороге. Когда началось сражение с Хоткевичем, отношения между казаками Трубецкого и подошедшим ополчением далеко еще не были выяснены.

 

 

К этому времени в лагере противника начали особенно сильно сказываться признаки разложения, усилились настроения усталости и разочарования. Авантюристическая политика польско-литовских магнатов по отношению к России, поддержанная Сигизмундом III, по мере усиления сопротивления русского народа и роста трудностей войны, принявшей сначала осады Смоленска открытый захватнический характер, а также в связи с обозначившейся угрозой турецкого наступления на Польшу, встречала все более и более сильное противодействие в самой Речи Посполитой со стороны значительной части мелкой шляхты, отказывавшейся давать средства на продолжение разорительной и бесперспективной кампании в России. Оппозиция шляхты внешней политике Сигизмунда III ярко проявилась на Варшавском сейме 1611 г., когда королю было предъявлено обвинение в том, что он начал войну с Москвою, не спросясь сейма'. Литовскому канцлеру Льву Сапеге пришлось выступить на этом сейме с речью, имевшей целью оправдать короля и возложить вину за все неудачи на Юрия Мнишка и его сторонников, которые якобы вынудили короля втянуться в эту войну .

 

Особенно сильно было недовольство Сигизмундом III в шляхетских войсках, занимавших Москву. Польский историк Станислав Кобержиц- кий писал о глубоком разложении польского войска, ознаменовавшего свое пребывание в России грабежами и бесчинствами .

 

Некоторые поляки под влиянием зверств и грабежей, чинимых их соотечественниками, постепенно утрачивали веру в успех войны польских магнатов против русского народа и переходили на сторону последнего. Так, летом 1612 г. польский ротмистр Павел Хмелевский, сидевший в осаде в Московском кремле, перешел на службу в русское ополчение, возглавляемое Дмитрием Пожарским. Во время боя, решившего судьбу Москвы, когда гетман Хоткевич пробовал пробиться в Кремль, Хмелевский мужественно сражался под знаменем Пожарского и Минина против него и участвовал в окончательном поражении частей Хоткевича. Польский народ и наиболее дальновидные представители господствующего класса Речи Посполитой осуждали интервенцию в Русское государство и выражали свое сочувствие героическому русскому народу.

 

Второе ополчение Минина и Пожарского

Второе ополчение Минина и Пожарского

 

К содержанию: СМУТА. ПОЛЬСКО-ШВЕДСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ

 

Смотрите также:

 

Смута. Второе ополчение и очищение Москвы от поляков.  начало второго ополчения - Козьма Минин - полное собрание...

 

Смута. Ополчение Минина и Пожарского.  Козьма Минин и князь Пожарский. земское ополчение

 

Второй тушинский Лжедмитрий и протопоп Терентий