СМУТА. КОНЕЦ ИНТЕРВЕНЦИИ

 

 

Запустение земель и разруха после интервенции. Земские соборы 1613—1622. Судьба князя Пожарского

 

Изгнание интервентов из Москвы не означало окончания разрухи. Как феодальное, так и крестьянское хозяйство оказалось подорванным, особенно в центральных, западных и южных районах страны. Число пустующих земель, заброшенных пашен, разоренных селений достигло к 1615 г. огромных размеров. Такие определения, как «перелог», «пашня, лесом поросшая», «пустошь, что была деревня», не сходят со страниц дозорных и писцовых книг 20-х годов. В Московском уезде число «порозших поместных земель» достигало 27,6%, в Ржевском—59%, в Новоторжском—70%

 

Но не только поместные земли пустели, зарастали лесом, не обрабатывались, разорены были и крупные вотчины. Так, например, пашня Троице-Сергиевского монастыря, имевшего в двадцати уездах Замосковного края 196 тыс. десятин земли, уменьшилась к 1616 г. по сравнению с 1594 г. больше чем в 20 раз . Кроме юга и Замосковья, сильному разорению подверглись Двинская земля, Чаронда, Тотьма, окрестности Казани и пр.  .

 

Запустение земель сопровождалось уменьшением количества населенных пунктов, дворов, людей как в сельских, так и в городских местностях. Число заброшенных селений достигло половины всех населенных пунктов, в сохранившихся деревнях преобладали дворы полуразоренных бобылей (в Угличском уезде — 56,6%, в Дмитровском — 48,4 %) .

 

Особенно ухудшилось положение населения не столько на вотчинных, сколько на поместных служилых землях; число необеспеченных бобылей на них достигало 70%.

 

Правительство Михаила Романова первое время, до 1622 г., управляло страной, опираясь на авторитет Земских соборов. Состав правящих кругов принципиально не отличался от правительства конца XVI —первых лет XVII в. Обновился лишь несколько состав придворной знатп: на место титулованных вотчинников типа Мстиславских или Голицыных и осколков княжеских родов вроде Шуйских выступают боярские московские фамилии, близкие к Романовым.

 

 

Так, боярский список 20-х годов включает П. П. и С. В. Головиных (их род ведет свое начало с XV в.), князей В. Т. Долгорукого, А. В. Лобанова-Ростовского, Б. М. Лыкова, служившего Федору Ивановичу, Д. И. Мезецкого, бывшего стольником Бориса Годунова, князей И. II. и И. И. Одоевских, И. Н. Романова, участвовавшего «во всех делах и советах царских», князей Сицких и Черкасских, попавших в опалу вместе с Филаретом и связанных с Грозным родственными узами по женской линии (через Марию Темрюковну), здесь же упомянуты князья А. В. Хилков, Ф. И. Шереметев и другие .

 

Характерно, что герой второго ополчения князь Д. М. Пожарский не пользовался покровительством царя и вскоре при бурном ликовании придворного боярства был выдан «головою» одному из Салтыковых, с которым дерзнул местничать. Пожарского держали на второстепенных постах (в Разбойном, Судном приказах, на посольских службах), часто вдали от столицы (в Новгороде, Можайске). Филарет использовал его популярность в народе, заставив руководить сбором денег перед Смоленской войной. Национальный герой безвестно закончил свои дни в далекой суздальской деревеньке в 1642 г.

 

Таким образом, к власти пришла феодальная знать, связанная родственными и иными отношениями с династией Романовых.

 

Земские соборы 1613—1622 г., выражая волю основных масс класса феодалов, санкционировали мероприятия верховной власти, необходимые для укрепления господствующего класса.

 

Русский царь Михаил Фёдорович Романов

Русский царь Михаил Фёдорович Романов

 

К содержанию: СМУТА. ПОЛЬСКО-ШВЕДСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ

 

Смотрите также:

 

Польская и шведская интервенция. Окончание интервенции.  XVII век в истории России. Смутное время

 

СМУТНОЕ ВРЕМЯ. Социально-политический кризис  Восстания крестьян и казаков во время Смуты.