КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

 

Древнерусские былины. Микула Селянинович. Былины о Казарине. Сказания об Илье Муромце

 

Параллельно с письменной историей создавалась и устная история, повествовавшая о поразивших народное сознание событиях, жившая в форме прозаического предания или в форме поэтической песни, может быть, «славы», легшей в основу тех былин, которые были записаны много веков спустя.

 

В былинах так называемого киевского цикла, дошедших до нас в записях не ранее XVII—XVIII вв., заметно наслоение различных эпох, отражение событий XV, XVI вв. Но как Киев, так и «ласковый князь Владимир» нередко упоминаются в былинах позднего происхождения. Однако можно выделить и ряд былинных сюжетов, в основу которых, очевидно, легли неизвестные нам эпические песни древней Руси.

 

Такими являются прежде всего былины о Добрыне Никитиче («Добрыня сват» и «Добрыня и змей»), имеющие общую историческую и фактологическую основу с летописными известиями о Добрыне— дяде Владимира. Наличие летописного рассказа о том, как Добрыня сватал Владимиру дочь полоцкого князя Рогнеду, и былин, в которых Добрыня выступает в качестве свата, добывающего благодаря своей силе, ловкости и находчивости невесту Владимиру Красному Солнышку, свидетельствует, что на Руси жили предания, а может быть, и песни, легшие в основу, с одной стороны, поэтического эпического сказания, с другой — исторической прозы летописца. Черты исторического Добрыни, вместе с Путятой крестившего огнем и мечом новгородцев, сохранились в былине о Добрыне-змееборце.

 

Былина — историческое произведение о прошлом. В ней отражены исторические воззрения народа. Представление о «киевском» периоде русской истории как о своеобразном эпическом времени характерно для русских былин. Идеализируя прошлое, народные представления рисовали киевскую дружину Владимира Святославича в чертах, типичных для более раннего времени, когда личные достоинства еще позволяли представителю народа — богатырю вступить в дружину и выдвинуться в ней на военном поприще. Самый образ богатыря отвечал идеалам именно трудового народа.

 

Микула Селянинович, богатырь-крестьянин, прежде чем вступить в дружину князя, посрамляет ее: его соловую кобылу не могут догнать дружинники, дружинники не могут справиться и с его сошкой. Самый наряд Микулы, его сошка и кобыла предстают в праздничном обличив необычайной красоты :

 

У оратая кобыла соловая, Гужики у нея да шелковый, Сошка у оратая кленовая, Омешики на сошки булатнии, Присошечек у сошки серебряный, А рогачик-то у сошки красна золота, А у оратая кудри качаются, Что не скачен ли жемчуг рассыпаются. У оратая глаза да ясна сокола, А брови у него да черна соболя. У оратая сапожки зелен сафьян...

 

Богатырь, как представитель трудового народа, крестьянин или ремесленник, идеализируется и в мирном труде и в ратных подвигах. Он потому именно берет верх над профессионалами-дружинниками, что его воинские подвиги подготовлены его мирным трудом. Мирный труд делает его сильнее профессионала-военного .

 

В условиях феодальных княжеских усобиц народ идеализировал время «хорошего» князя Владимира как эпическое время единства и независимости Руси. Впоследствии, когда с образованием централизованного Русского государства противопоставление Владимира киевского как великого князя «единой» земли современным князьям-крамольникам, ввергнутым в феодальные распри, утратило свой идейный смысл,— Владимир перестал рассматриваться как положительным образ.

 

К киевскому циклу следует отнести и былины о Казарине, в основе которых лежало эпическое сказание о столкновении Святополка с половцами (1106). К ранней поре нашего эпоса нужно отнести и былины о Вольге, о Ставре, об Иване гостином сыне, о Соловье Будимировиче и некоторые эпические сказания об Илье Муромце, впоследствии ставшем наиболее популярным героем нашего эпоса.

 

 

 

К содержанию раздела: История Древней Руси

 

 

Смотрите также:

 

Древняя Русь. Русская история   Древнерусские города