<<< ХОЗЯЙСТВО И ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН

 

 

Размеры дани в Древней Руси. Единицы обложения и нормы сбора дани

 

 

Киевский князь Владимир Святославич говорил: «Дружиною налезу (добуду.— Ред.) сребро и злато, якоже дед мои и отець мои доискася дружиною злата и сребра» . Дед и отец Владимира — Игорь и Святослав — действительно добыли с дружиной много ценностей. Игорь даже поплатился жизнью за свою чрезмерную алчность. Князья и другие феодалы брали, конечно, не только золото и серебро, но и все, что было легко превратить на византийских рынках в золото и серебро.

 

Ценности поступали к князьям и дружине не только в виде военной добычи, но и путем взимания наложенной на народ и «узаконенной» государством дани.

 

Дань собирали прежде всего, конечно, князья, но не только они. Князья представляли право сбора дани также боярам, например, князь Игорь, а потом и Святослав — Свенельду: «и примучи [Игорь.— Ред.] Угличе и возложи на ня дань, и вдасть Свенельду, и дасть же дань деревьскую Свенельду; и имаше по черне куне от дыма». Дружина князя Игоря находила, что для одного мужа это даже слишком много («и реша дружина Игореви: „се дал еси единому мужеви много"»)2. Очевидно, князья давали это право и другим мужам своих дружин, на что и намекает «Повесть» в рассказе о легендарном князе Рюрике, который якобы «раздая мужем своим грады».

 

Несмотря на наличие определенных единиц обложения и норм сбора дани («по беле и веверице от дыма», «по черне куне», «по щьлягу», «от Нова города гривен 300 на лето»), размеры ее зачастую определялись аппетитом сборщика и терпением плательщиков. Кроме того, в определении размера дани не было единообразия: сумма дани с Новгородской земли определялась, исходя из предположения, что новгородские правители будут собирать эту сумму сами, согласно установившимся у них обычаям; за радимичами была оставлена такая же дань, какую они платили хозарам, когда находились под их властью («...и вдаша Ольгови по щьлягу, якоже и козаром даяху»); на северян же была наложена дань, облегченная по сравнению с той, какую они платили хозарам: «возложи [Олег] на нь дань легку»  и т. д.

 

В середине X в. княгиня Ольга провела в этой области реформу. Под 946 и 947 гг. в «Повести временных лет» по этому поводу имеется очень важное сообщение. Ольга с дружиной объездила значительную территорию с явной целью «уставления» своей земли. Она «уставляла» «уставы», «уроки», «оброки» и «дани», намечая при этом «становища» и «погосты» — административно-финансовые центры сбора платежей в пользу государства и лиц, получавших от власти право на эти сборы  . В этих «становищах» и «погостах», несомненно, предполагалось пребывание представителей княжеской власти, подобных Свенельду.

 

 

К содержанию раздела: История Древней Руси

 

Смотрите также:

 

Древняя Русь. Русская история, древнерусские летописи   Княжое право в Древней Руси 10-12 веков.