<<< ПРИНЯТИЕ ХРИСТИАНСТВА РУСЬЮ

 

 

Возникновение и устройство церковного управления на Руси при князе Владимире. Налог церковная десятина

 

 

Данные о возникновении и устройстве церковного управления на Руси при Владимире и о формировании касты церковников — духовных феодалов — отрывочны и случайны. «Повесть временных лет», отмечающая важнейшие церковные события, под 1037 г. сообщает о закладке в Киеве кафедрального собора Софии и под 1039 г. в рассказе об его освящении впервые упоминает киевского митрополита. Затем были построены другие церкви.

 

С самого начала русская церковь получила прочную материальную базу. На содержание церковного штата и дальнейшую организацию христианского культа на Руси «в девятое лето» по крещении князь Владимир «церкви святыя богородицы вдаде десятину от имениа своего» ,— сообщает древнее (XI в.) житие этого князя.

 

Этим актом за христианством закреплялось значение государственной религии, определялось будущее положение и место церкви в условиях крепнущего феодального строя Руси.

 

В передаче древней летописи предание о церковной десятине содержит существенную деталь. Владимир на торжестве освящения храма «рек сице: даю церкви сей... от именья моего и от град моих десятую часть» . По толкованию В. Г. Васильевского , Владимир дал десятину не с дохода, а с наличного княжеского имущества, движимого и недвижимого. Именно эту меру почти одновременно ввели в Швеции и Норвегии короли Олаф Святой и Олаф Тригвасон. Там также новой церкви давали при ее открытии десятину. Только в конце XI и начале XII в. в обеих этих странах, как и на Руси, церкви стали получать десятину с дохода, т. е. была введена регулярная подать, вытеснившая прежнюю десятину и повсеместно тяжелым бременем павшая на народ.

 

Относительно исчисления десятины с городов и земельных владений В. Г. Васильевский полагает, что она составляла десятую часть не земельного фонда княжеств, а лишь собственных городов и владений Владимира и его бояр. Вероятно, поэтому в летописи упоминается один десятинный город церкви богородицы: «приехаша [половцы] к Полоному, к святой богородице граду к десятиньному и к Семычю»3. Несколько ниже в той же летописной статье указано, что половцы «заяли волости» «матере божьи, Десятиньное богородици» . Из контекста видно, что описываемые события разыгрались между Киевом и Переяславлем, о котором под 1089 г. сказано: «бе бо преже в Переяславлимитрополия». Очевидно, Переяславль, как наиболее крупный из группы городов, переданных Владимиром духовным феодалам в составе десятины, был центром управления окружавшими его земельными владениями русской митрополии. Так было положено основание земельному фонду церковных феодалов. В распоряжении верхов церковной организации оказались значительные средства на устройство и распространение христианского культа.

 

В более поздних редакциях церковного устава Владимира статья о церковной десятине получила уже иной смысл, нежели в летописи: «И потом же летом... минувшемь, создах церковь святая Богородица Десятинную и дах ей десятину по всей земле Рустей и с княжения... от всякого княжа суда десятую векшу, а от торгу десятую неделю, а из домов на всякое лето десятое от всякого стада и от всякого жита...» . Это уже обычная средневековая десятина, которая с дальнейшим развитием феодальных отношений вытеснила прежнюю, установленную Владимиром.

 

 

Десятина на Руси, как и на Западе, формально предназначалась на постройку церквей, их устройство и поддержание культа, на подготовку и содержание его служителей, на дела церковной благотворительности ит. п., большая часть десятины поступала непосредственно князьям церкви — духовным феодалам.

 

Из летописи известно, что Владимир по возвращении из Корсуни «послав нача поимати у нарочитыя чади дети и даяти нача на ученье книжное», т. е. устроил школы для обучения грамоте, чтению и письму на языке церковных книг. Это были школы для подготовки детей феодальной знати к деятельности княжеской администрации и служителей культа. Школы удовлетворяли прежде всего потребности государства как органа классового господства. Придворная киевская летопись, проникнутая (как и вообще древнерусские летописи) церковной идеологией, сравнивает Владимира с пахарем, который землю «взора и умягчи», а Ярослава — с сеятелем: «сь же насея книжными словесы сердца верных». Какие всходы успели дать к середине XI в. на русской почве эти посевы, показывает «Слово о законе и благодати» Илариона, обращенное «не к неведущим», а к представителям господствующего класса, «насыщынемся сладости книжныа» .

 

 

К содержанию раздела: История Древней Руси

 

Смотрите также:

 

Древняя Русь. Русская история, летописи    Древнерусские города    Княжое право в Древней Руси