<<< НАЧАЛО ФЕОДАЛЬНЫХ ВОЙН В ДРЕВНЕЙ РУСИ в 11 веке

 

 

Новгородский князь Ярослав. Великий киевский князь Святополк

 

 

Очень показателен в этом отношении пример Новгорода. Приблизительно с начала XI в. Новгород вел свою собственную политику освоения севера и северо-востока.

 

Новгородская знать уже обладала достаточно сильным аппаратом власти для удержания в узде крестьянства и городских «черных» людей. Новгороду нужно было также защищать свои границы от нападения соседей. Киев ничем не мог помочь Новгороду, а требовал от него денег и людской силы.

 

Понятно, почему новгородская знать стала тяготиться своей зависимостью от Киева.

В той или иной мере то же самое переживали и другие земли древнерусского государства. В отдельных его частях росли большие города, объединявшие вокруг себя целые области.

 

Угроза целостному существованию древнерусского государства появилась уже в конце княжения Владимира, а в год его смерти совершенно четко проявились признаки дробления государства.

 

В Новгороде в качестве подручника киевского князя сидел в это время сын Владимира Ярослав, но он пошел не с отцом, а с новгородскими боярами.

 

В 1015 г. новгородские правители вместе с новгородским князем Ярославом Владимировичем  перестали платить дань Киеву. Киевский князь Владимир оценил поведение новгородцев как первый шаг к отделению Новгорода от Киева. Он решил военной силой заставить Новгород подчиниться своим требованиям. Новгородцы также стали готовиться к войне. Для усиления своей обороноспособности они наняли варяжскую дружину.

 

Эта наемная дружина прибыла в Новгород и в ожидании наступления Владимира так повела себя, что вызвала против себя восстание новгородцев.

 

Воспользовавшись отсутствием Ярослава, который был в это время в своем подгородном владении (село Ракома), новгородцы перебили варягов.

 

Вернувшись в город, Ярослав отомстил новгородцам и перебил всех, кто участвовал в истреблении варягов. В разгаре этих кровавых событий Ярослав получил предостерегающее известие из Киева от сестры Предславы о том, что отец их умер, похода на Новгород н будет, но что в самом Киеве назревают события, угрожающие Ярославу и не только ему одному («Отець ти умерл, а Святополк седит в Кыеве, убив Бориса, а на Глеба посла, а блюдися его повелику»)1.

 

 

В Киеве вместо отца сел брат Ярослава Святополк. Перед смертью отца он находился уже на свободе, но Владимир, повидимому, не рисковал давать ему ответственные поручения.

 

Возможно, что Ярослав выступил против великого князя киевского не без ведома своих братьев, Глеба муромского и Святослава древлянского и сестры своей Предславы.

 

Получив от Предславы известие о киевских событиях, Ярослав немедленно предупредил брата, Глеба муромского. Очевидно, Святополк собирался продолжать политику своего отца, направленную к поддержанию государственного единства, и братья Святополка, не разделявшие его взгляда, естественно, стали за себя опасаться. Летопись так и объясняет намерения Святополка: «...избью всю братью свою и прииму власть Рускую един» .

 

Однако, несмотря на эту программу, которой могли сочувствовать киевские верхи, к самому Святополку киевское общество относилось с подозрением. Это недоверие в значительной мере объяснялось попыткой Святополка при жизни Владимира совершить переворот с помощью поляков, его родством с польским княжеским домом, его несомненной польской ориентацией.

 

Правящая киевская знать, опасаясь выступления Святополка, даже постаралась, насколько это было, конечно, возможно, скрыть от него смерть князя Владимира: «...и потаиша и (смерть Владимира.— Ред.), бе бо Святополк в Кыеве» . Она пригласила к себе Бориса Владимировича и предложила ему захватить власть военным путем. Борис отказался. Тогда дружина покинула Бориса, и он сделался жертвой политики Святополка. .

 

Великий князь Святополк очень хорошо понимал враждебное к нему отношение киевской знати и старался привлечь ее на свою сторону: «созва кыяны и нача даяти им именье. Они же приимаху» . Но, прибавляет летописец, «не бе сердце их с нимь». После вокняжения Святополк снова созвал киевлян и «нача даяти овем корзна (богатые одежды.— Ред.)у а другым кунами и раздая множьство» . Куда на этот раз склонились киевляне, летописец не говорит, но из дальнейшего повествования ясно, что княжеские подарки не изменили их политических симпатий.

 

Святополк убил Бориса, Глеба муромского, Святослава древлянского и, очевидно, готовился то же сделать и с Ярославом.

 

 

К содержанию раздела: История Древней Руси

 

Смотрите также:

 

Древняя Русь. Русская история   Древнерусские города    Княжое право   Археология