КУЛЬТУРА РУСИ ПЕРИОДА ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ В 12-13 ВЕКАХ

 

 

Владимирские летописи в составе Радзивиловской летописи. Особенности владимиро-суздальской летописи. «Моление» Даниила Заточника

 

Дошедшие до нас лирические и исторические песни, причитания указывают на своеобразную, высокую культуру человеческой личности, богатство умственных интересов и патриотизм русского трудового народа. Уже в XII—XIII вв. грамотность понемногу проникает в избы ремесленников. На это указывают надписи, встречающиеся на бытовых предметах. Городское население владимиро-суздальских городов принимало активное участие в политической жизни.

 

Вот почему уже в это далекое время трудовой народ выступает творцом не только материальных, но и духовных ценностей. Народное начало заметно не только в произведениях владимирского зодчества, живописи, ремесла, но и в произведениях владимирской литературы.

 

Владимирское летописание 12-13 веков сохранилось до нашего времени в составе Лаврентьевской летописи и, в пределах до 1206 г., в составе летописи Радзивиловской. Можно предположить, что в 1174 г. по воле Андрея Боголюбского начал составляться первый владимирский летописный свод, в основание которого были положены владимирские летописные записи XII в. и летопись Переяславля Южного, в начале которой находилась «Повесть временных лет». Этот свод составлялся в главном церковном центре Владимирского княжества — Владимирском Успенском соборе. Смерть Андрея Боголюбского прервала выполнение этого свода. Он был закончен в 1177 г. при Всеволоде Большое Гнездо. При Всеволоде же новый свод был составлен в 1193 г. После смерти Всеволода своды владимирского летописания составлялись в течение всего XIII в.

 

Многочисленные своды владимирского княжеского летописания отличаются строго проводимой идеей главенства Владимира в Русской земле. Летописец часто пользуется цитатами из «Священного писания», прибегает к нравоучениям, дидактике, моральным сентенциям, иногда не в меру многоречив и риторичен. Свою книжную начитанность летописец постоянно использует для прославления и освящения церковным авторитетом власти князя: «князь бо не туне (незря.—Ред.) мечь носить в месть злодеем, а в похвалу добро творящим»,«судя суд истинен и нелицемерен, не обинуяся лица сильных своих бояр, обидящихменьшихи работящих сироты и насилье творящим»   и т. д. Он деятельный сторонник княжеской власти.

 

Суровое морализирование, восхваление твердой, «правый суд судящей» власти, способной подавить бояр, «обидящих меньших» — это не случайные особенности владимиро-суздальской княжеской летописи, идеологически обосновывавшей реальные притязания Владимирских князей.

 

Под 1205 годом отъезда сына владимирского князя Всеволода, Константина, на княжение в Великий Новгород, летописец приводит обильные выдержки из «Священного писания», чтобы подкрепить ими авторитет княжеской власти. Летописец как бы напутствует Константина перед отъездом его в город, издавна стремившийся освободиться от власти князя: «власти мирьскыя от бога вчинены суть», «богу слуга есть, мьстя злодеем» и т. д. Вручая Константину крест и меч, Всеволод говорит ему: «се (крест) ти буди схраньник и помощник, а мечь прещенье и опасенье, иже ныне даю ти пасти люди своя от противных»

 

 

Официальный, торжественный характер владимирского летописания сказался и в том, что владимирская летопись впервые была богато иллюстрирована многочисленными миниатюрами. Копии этих миниатюр дошли до нас в так называемой Радзивиловской летописи.

 

Едва ли не самым характерным явлением владимирской литературы может служить известное «Моление» Даниила Заточника. «Моление» представляет собой обращение, мольбу Даниила, представителя мелкого феодального военного люда — «дворян» . Он просит князя взять его к себе на службу. Даниил восхваляет книжное образование, различными историческими и бытовыми примерами доказывает необходимость для князей иметь мудрых советников. Основная часть «Моления» состоит из ряда своеобразных, ритмично построенных строф, с общим повторяющимся обращением в начале: «княже мой, господине». Строфы распадаются на излюбленные в средневековой литературе (русской и западной) афористические изречения, пословицы и небольшие рассуждения. В подборе этого книжного материала Даниил выказывает себя широко образованным писателем, живущим в осведомленной литературной среде и не боящимся остаться непонятым.

 

Если в упоминаемых в «Молении» реалиях иногда трудно угадать конкретные явления русской жизни, то общая тенденция и идеологическая направленность этого произведения вполне конкретны: они типично «владимирские». Восхваляя Ярослава Всеволодовича (отца Александра Невского), Даниил ясно заявляет себя сторонником сильной княжеской власти, противником бояр. Многочисленными афоризмами Даниил стремится обосновать неограниченность власти князя, подчеркнуть ее значение: «женам глава муж, а мужем князь, а князем бог», «гусли строятся персты, а град нашь твоею (князя) державою». «Лучше бы ми вода нити в дому твоем,— обращается Даниил к Ярославу,— нежели мед пити в боярстем дворе»  и т. д.

 

 

К содержанию раздела: РУССКИЕ ФЕОДАЛЬНЫЕ КНЯЖЕСТВА 12 - 13 века

 

Церковь Покрова на Нерли

 

Церковь Покрова на Нерли 

Успенский собор во Владимире

Успенский собор во Владимире

 

Смотрите также:

 

Русь. Русская история   Древнерусские города   Князья древней Руси. Древнерусские княжества.  Княжое право 10-12 веков.