КУЛЬТУРА РУСИ ПЕРИОДА ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ В 12-13 ВЕКАХ

 

 

Искусство и культура Галицко-Волынского княжества. Рукописи. Галицкая летопись. Жизнеописание Даниила Романовича галицкого

 

Памятники материальной культуры богатой Галицко-Волынской земли сохранились еще менее. Однако и то, что сохранилось, свидетельствует о пышном расцвете галицко-волынской архитектуры, живописи, прикладного искусства, о связях галицко-волынской культуры с культурой других областей Руси и о ее народных корнях. Остатки почти 30 каменных построек конца XII—XIII вв. вскрыты археологами в Галиче. Во Владимире-Волынском уцелел Успенский собор, выстроенный в 1160 г. князем Мстиславом Изяславичем.

 

Летопись дает нам представление о существовании в Галиче в середине XII в. целой группы дворцовых построек, близких по типу к замку Андрея Боголюбского: здесь были дворец, лестница с сенями, дворцовый храм и переходы к нему из дворца.

 

Галицкие церкви были украшены белокаменной резьбой, сходной с народным искусством белокаменной резьбы Владимира-Залесского.

 

О богатстве внешнего убранства галицко-волынских храмов дает представление описание церкви Ивана в Холме, помещенное в Ипатьевской летописи под 1259 г. В этой церкви («красной и лепой») своды опирались на капители в виде человеческих голов, изваянных «от некоего хытреца», в окна были вставлены витражи (разноцветные или украшенные живописью стекла), купол церкви был украшен «звездами златыми на лазуре». Пол в церкви был «слит от меди и от олова чиста, яко блещатися яко зерцалу». Две двери были «украшены каменьемь галичкым белым и зеленым холмскым, тесаным, узоры те изрити некимь хытречемь Авдьемь». Скульптурные украшения снаружи церкви («прилепы») были выкрашены всеми цветами и золотом.

 

Наружные фрески были так хороши, «якоже всим зрящим дивитися бе». Иконы в этой церкви были «диву подобны». Посередине г. Холма стояла высокая «вежа» (башня) — снизу на высоту 15 локтей каменная, вверху же деревянная и убеленная «яко сыр» (творог), так что светилась она «на всей стороны». Описывает летописец и другие церкви в Холме, а также каменный столп вблизи города, «а на немь орел камен изваян, высота же камени (каменной части столпа.— Ред.) десяти локот, с головами же (орел, очевидно, был двуглавый.— Ред.) и с подножьками 12 локот» .

 

О развитии книжного дела свидетельствуют роскошные рукописи, написанные в Галицко-Волынской земле и сохранившиеся до наших дней. Ипатьевская летопись под 1288 г. сообщает, что волынский князь Владимир Василькович роздал по завещанию многочисленные книги Среди них были книги, списанные им собственноручно, было евангелие, писанное золотом, с переплетом, окованным серебром с жемчугом, и украшенное иконой с финифтью; другое евангелие было «чюдно видением»   — оковано золотом, украшено драгоценными камнями, жемчугом и финифтью.

 

Богатая когда-то литература Галицко-Волынской земли представлена только летописанием, сохранившимся в составе Ипатьевской лето писи, в основном начиная с 1200 г. (а частично и до 1200 г.). волынское летописание складывалось по преимуществу из отдельных повестей и княжеских биографий и не имело первоначально хронологической канвы. Оно отличалось широкой повествовательностью и было оформлено в своды, которые носили ярко выраженный княжеский характер, восхваляли князей и выражали ненависть к сеньориальному боярству.

 

 

Особенно характерна в этом отношении центральная часть галицкой летописи — жизнеописание Даниила Романовича галицкого. Автор подробно приводит воинские речи Даниила, полные высокого представления о чести воина и родины, многие из которых представляют собой прекрасные образцы ораторского искусства. Автор следит за ратными подвигами Даниила, описывает его личное участие в боевых схватках. Не раз обнажает меч Даниил, не раз ломает свое копье, не раз оказывается на волосок от смерти. В тоне резкого раздражения говорит автор о врагах Даниила — боярах.

 

Одного из них, Жирослава, он называет «льстивым», он «лукавый льстець», его язык «лжею пита- шеся» . У «льстивого» боярина Семыонка лицо было красное, как у лисицы. Боярин Доброслав, когда ехал на коне, то в гордости не смотрел на землю. Малодушные изменники бояре, которые вынуждены были в конце концов сдаться Даниилу, выходят к нему со слезами на глазах, с осклабленными лицами, облизывая губы. Автор жизнеописания Даниила ставил себе задачи прославления Даниила, пропаганды его власти и необходимости борьбы с непокорным боярством.

 

В отличие от владимиро-суздальского летописания, стиль летописания галицко-волынского светский, дружинный. В нем явственно слышны отзвуки дружинной поэзии, не раз заставлявшие исследователей сближать отдельные места галицко-волынского летописания со «Словом о полку Игореве».

 

От богатого и разнообразного народного творчества Галицко-Волынского княжества сохранилась в устной передаче XVIII—XIX вв. былина о богатыре Дюке Степановиче — «удачи доброго молодца», богаче и щеголе. Образ этого богатыря обрисован в былине с явной симпатией и противопоставлен киевскому князю Владимиру. В нем отразились мечты народа о богатой и счастливой жизни.

 

 

К содержанию раздела: РУССКИЕ ФЕОДАЛЬНЫЕ КНЯЖЕСТВА 12 - 13 века

 

 

Смотрите также:

 

Русь. Русская история   Древнерусские города   Князья древней Руси. Древнерусские княжества.  Княжое право 10-12 веков.