КУЛЬТУРА РУСИ ПЕРИОДА ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ В 12-13 ВЕКАХ

 

 

Слово о полку Игореве. Понятие Русской земли. На Немиге снопы стелют головами. Кто автор Слова о полку Игореве

 

 

Понятие Русской земли

 

Идея преодоления раздробленности Русской земли

 

Кто автор Слова о полку Игореве

 

 

Яркий пример единства русской культуры XII в. «Слово о полку Игореве» — величайший памятник культуры древней Руси.

 

Где бы ни было создано «Слово о полку Игореве» — в Киеве, в Чернигове, в Галиче, в Полоцке или в Новгороде Северском—оно не воплотило в себе никаких местных черт. Оно явилось выразителем единой—народной — основы культуры Руси XII в. Хотя «Слово» и было создано в дружинной среде, оно основано на фольклоре, на творчестве трудовых масс населения Руси и выражает то стремление к единству, которое было им присуще.

 

«Слово о полку Игореве» посвящено неудачному походу против половцев в 1185 г. новгород-северского князя Игоря Святославича. В этот поход Игорь Святославич пошел «не воздержавше уности» , без сговора с киевским князем Святославом. Он пошел с немногими силами, три дня ожесточенно сражался со «всей половецкой землей» и, в конце концов, потерпел поражение. Его поражение открыло половцам «ворота» в Русскую землю  и принесло новые бедствия русскому населению.

 

Однако повествование об этом походе служит автору лишь поводом для того, чтобы обратиться ко всем русским князьям с горячим призывом прекратить усобицы и объединиться перед лицом внешней опасности. «Смысл поэмы,— писал К. Маркс в письме к Энгельсу,— призыв русских князей к единению как раз перед нашествием монголов» . «Слово о полку Игореве» обращало этот призыв не только к русским князьям, но и к русскому народу. Вот почему это общественное мнение занимает такое огромное место в «Слове».

 

Дружинные представления о «чести» и «славе» отчетливо дают себя чувствовать в «Слове о полку Игореве». «Слово» буквально напоено этими понятиями. Все русские князья, русские воины, города и княжества выступают в «Слове» в ореоле «славы» или «хулы» . В ореоле славы «сведомых кметей»  выступают куряне, в ореоле славы («звонячи в прадеднюю славу»)  выступают черниговцы, в ореоле славы выступает дружина Рюрика и Давыда Ростиславичей и т. д. Несколько гиперболически отзываясь о русских князьях (о Всеволоде Юрьевиче владимиро-суздальском, о Ярославе Осмомысле галицком и др.), автор «Слова» как бы пересказывает молву о них. Поисками «славы» объясняет автор многие из действий русских князей, в частности и поход Игоря Святославича.

 

Неоднократно упоминается в «Слове» и дедовская слава, слава родовая, княжеская: Изяслав Василькович «притрепа славу деду свое- му Всеславу» , Всеслав Полоцкий «разшибе славу Ярославу»—славу новгородскую и т. д.

 

Наконец, в «Слове» неоднократно поют «славу» — хвалебную песнь, в которой как бы конкретизировалось понятие «славы», абстрактной — молвы, известности. «Славу» поют окружающие Русь народы Святославу киевскому . При возвращении Игоря из плена ему поют славу «девици» «на Дунай» . Сам автор «Слова» заключает свое произведение традиционной славой князьям и дружине: «Певше песнь старым князем, а потом молодым пети: «Слава Игорю Святъславличю, буй туру Всеволоду, Владимиру Игоревичу! Здрави князи и дружина, побарая захристьяны на поганыя плъки! Князем слава а дружине!» .

 

Автор «Слова» признает себя выразителем общественного мнения, стремясь передать свою оценку событий и современного положения Руси как оценку общенародную.

 

 

Автор «Слова» в нормах феодального поведения, в кодексе дружинных представлений о «чести» и «славе», в идеологии феодального общества выделяет лучшие стороны и только эти стороны поэтизирует. Он наполняет своим, более широким, патриотическим содержанием понятия «чести», «славы», «хвалы» и «хулы». За поиски личной славы он осуждает Игоря Святославича и его брата Всеволода, Бориса Вячеславича и других русских князей. Однако во всех тех случаях, когда речь идет о «славе» в более широком значении, автор «Слова» сочувственно говорит о ней: Понятия «чести» и «славы» перерастают в «Слове» свою феодальную ограниченность, приобретая значение общенародное. Честь и слава родины, русского оружия, князя как представителя всей Русской земли волнуют автора «Слова» прежде всего.

 

Понятие Русской земли

 

Самое важное из политических понятий XII в. — понятие Русской земли — не ограничивается для автора «Слова» пределами Киевского княжества, как это было типично для политических представлений периода феодальной раздробленности. Автор включает в состав Русской земли Владимиро-Суздальское княжество и Владимиро-Волынское, Новгород Великий и Полоцк. Он рассматривает как исконно русский город далекую Тмутаракань. В число русских земель им включены и те. политическая самостоятельность которых была утрачена ко второй половине XII в. Так, Дон, на котором находились кочевья половцев, но где имелись и русские поселения, для автора «Слова» — русская река. Дон зовет князя Игоря «на победу» . Славу Игорю Святославичу поют девицы «на Дунай» , где исстари имелись русские поселения. Там же слышен и плач Ярославны. То же представление о Русской земле как о едином большом целом отчетливо дает себя чувствовать и тогда, когда автор говорит об обороне ее границ: на Дунае, на Суле, на Западной Двине и Волге.

 

Подлинным героем «Слова» является вся Русская земля в целом. Образ Русской земли — центральный в «Слове». Он конкретен и жизненен. Автор «Слова» с поразительной силой дал почувствовать бескрайние просторы родины, ее города, реки и всю природу. Постоянно обращается он и к истории Русской земли. Автор представляет себе Русь во всей сложности политического положения своего времени, в широкой исторической перспективе, в образах ратных подвигов ее дружинников и мирного созидательного труда ее ратаев. Этот образ Русской земли служит автору художественной основой его призыва во имя защиты этой самой Русской земли.

 

Единство Руси представляется автору не в виде прекраснодушного идеала союзных отношений всех русских князей на основе их доброй воли и не в виде летописной идеи о необходимости соблюдать добрые родственные отношения между князьями. Единство Руси мыслится им с центром в Киеве, возглавляемое киевским князем—сильным и «грозным»  властителем. При этом автор «Слова» видит в строгом и безусловном выполнении феодальных обязательств по отношению к слабеющему «золотому киевскому столу» одно из противоядий от феодальных усобиц, одно из срёдств сохранения единства Руси.

 

Вместе с тем, обращаясь с призывом к русским князьям встать на защиту Русской земли, автор «Слова» в разных князьях рисует тот же собирательный образ сильного, могущественного князя — сильного войском («многовоего»), сильного судом («суды рядя до Дуная») , внушающего страх пограничным с Русью странам («ты бо можеши Волгу веслы раскропити, а Дон шеломы выльяти» ; «подпер горы Угор- скыи своими железными плъки, заступив королеви путь, затворив Дунаю ворота») , распространяющего свою власть на громадную территорию с центром в Киеве, славного в других странах («ту немци в венедици, ту греци и морава поют славу Святъславлю») .

 

Идея преодоления раздробленности Русской земли

 

Перед нами образ князя, воплощавший идею сильной княжеской власти. Эта идея, с помощью которой должна была быть преодолена раздробленность Русской земли, в XII в. только еще рождалась. Впоследствии этот же самый образ «грозного» великого князя создаст автор «Слова о погибели Русской земли». Он отразится в житии Александра Невского, в «Молении» Даниила Заточника и в других произведениях XIII в. Не будет только стоять за этим образом «грозного» великого князя — Киева как центра Руси. Перемещение центра Руси на северо- восток и падение значения киевского стола будет уже слишком явным.

 

Сильной княжеской власти еще предстояло развиться, однако автор «Слова» уже установил ее типичность, характерность, уловил в ней зерна будущего.

Художественная форма «Слова о полку Игореве» тесно связана с его идейным содержанием. Она глубоко народна. Художественное мировоззрение автора «Слова» — другая сторона его политических взглядов и вместе с тем оно в известной мере характеризует и патриотическое мировоззрение, отразившееся в народном устном твох>честве. Автор ощущает природу как живое и близкое ему существо — так же, как ощущает ее и народная поэзия. Он выражает свою скорбь словами народных причетов. Образы его героев (Святослава киевского, Всеволода суздальского, Ярослава галицкого) по-народному гиперболичны. Образы земледельческого труда, как и в народной поэзпи, постоянно привлекаются в «Слове» для противопоставления войне. В них противопоставляется созидание — разрушению, мир — войне.

Благодаря образам мирного труда, пронизывающим всю поэму в целом, она представляет собой в широком смысле апофеоз мира. Она призывает к борьбе с половцами для защиты мирного труда в первую очередь: тогда «чръна земля под копыты костьми была посеяна, а кровию польяна: тугою взыдоша по Руской земли» ; «на Немиге снопы стелют головами, молотят чепи харалужными, на тоце живот кладут, веют душу от тела. Немизе кровави брезе не бологом бяхуть посеяни, посеяни костьми руских сынов» .

 

В этом противопоставлении созидательного труда — разрушению, мира — войне автор «Слова» привлекает не только образы земледельческого труда, свойственные и народной поэзии, но и образы ремесленного труда, в народной поэзии отразившегося гораздо слабее, но как бы подтверждающего открытия археологов последнего времени о высоком развитии ремесла на Руси: «той бо Олег мечем крамолу коваше и стрелы по земли сеяше»  «и начяша князи... сами на себе крамолу ковати» ; «а князи сами на себе крамолу коваху» ; ваю храбрая сердца в жестоцем харалузе скована, а в буести закалена» . Автор «Слова» обращается к образу пира как апофеоза мирного труда: «ту кровавого вина не доста; ту пир докончаша храбрии русичи: сваты попоиша, а сами полегоша за землю Рускую» . Той же цели противопоставления мира войне служат и типичные для народной поэзии, но редкие в средневековой письменности женские образы «Слова о полку Игореве» — «Ярославна»  и «красная Глебовна» .

 

В этих народно-песенных элементах «Слова» отразилось характерное для передовой русской культуры XII—XIII вв. явление: углубление ее самобытных, народных начал.

 

Кто же автор «Слова о полку Игореве»?

 

Им мог быть приближенный Игоря Святославича: он ему сочувствует. Он мог быть и приближенным Святослава киевского: он сочувствует также и ему. Он мог быть чернигов- цем и киевлянином. Он, вероятно, был дружинником, так как дружинными понятиями он пользуется постоянно. Его политические воззрения были глубоко прогрессивны Его произведение — горячий призыв к единству Руси перед лицом внешней опасности, призыв к защите мирного созидательного труда русского населения — земледельцев и ремесленников.

 

Достиг ли призыв автора «Слова» тех, кому он предназначался? Можно предполагать, что в известной мере достиг. Игорь Святославич отказывается от своих одиночных действий против половцев. В 1191 г. он организует большой поход против половцев. В походе, кроме Игоря Святославича, участвовали: Всеволод Святославич, Всеволод, Мстислав и Владимир Святославичи, сыновья Святослава Всеволодовича киевского, Ростислав Ярославич, сын Ярослава Всеволодовича, и сын Олега Святославича — Давыд. Поход этот был неудачен, но самая организация его в таких размерах едва ли случайна.

 

Однако подлинный смысл призыва автора «Слова» заключался не в попытке организовать тот или иной поход, а в более широкой и смелой задаче — объединить общественное мнение против феодальных раздоров князей, заклеймить в общественном мнении вредные феодальные представления, призвать общественное мнение против поисков князьями личной «славы», личной «чести» и мщения ими личных «обид». Задачей «Слова» было не столько военное, сколько идейное сплочение всех лучших русских людей — для борьбы за единство Русской земли.

 

Итак, русская культура, как и в IX—XI в. опираясь на труд крестьян и ремесленников, продолжала свое блестящее развитие. Число культурных центров заметно возросло. Культура Руси проникалась народными началами и углубляла свою самобытность. Одновременно резко выделялось передовое начало в культуре Руси, отмеченное идей- ной борьбой за единство Руси и связью с творчеством трудового народа. Размежеванию единой русской культуры границами феодальных княжеств противостоит рост тех ее объединяющих основ, которые впоследствии составят фундамент национальных культур трех братских народов — русского, украинского и белорусского.

 

Объединительные тенденции исходили прежде всего от самого трудового народа — создателя материальных и духовных ценностей. Они находили себе поддержку и среди передовых представителей феодального класса — среди тех, кто боролся за сильную и единую княжескую власть.

 

 

К содержанию раздела: РУССКИЕ ФЕОДАЛЬНЫЕ КНЯЖЕСТВА 12 - 13 века

 

 

Летописное известие о походе князя Игоря. Слово о полку Игореве

 

Летописное известие о походе князя Игоря. Слово о полку Игореве

 

Смотрите также:

 

Русь. Русская история   Древнерусские города   Князья древней Руси. Древнерусские княжества.  Княжое право 10-12 веков.