ТАТАРО-МОНГОЛЬСКОЕ ИГО НА РУСИ

 

 

Чингисхан - Высшее наслаждение человека состоит в победе

 

Чингисхан оставался неграмотным до конца своей жизни и был типичным кочевником в привычках и понимании прелестей жизни. Как у всех кочевников, наслаждением для него была охота; он был знатоком лошадей; не будучи по натуре развратником, Чингисхан, согласно традициям своего народа и времени, имел несколько жен и множество любовниц; предостерегая своих подданных от излишних возлияний, сам не испытывал отвращения к вину.

 

В некоторых отношениях великий завоеватель был еще более примитивным и диким, чем его помощники. Согласно Рашиду ад-Дину, Чингисхан однажды спросил своих полководцев, в чем они видят высшее наслаждение человека. Богурчи сказал, что высшее наслаждение – скакать на лошади весной, на хорошей скорости и с соколом. Другие также высоко ценили охоту.

 

Чингисхан, не согласился. "Высшее наслаждение человека, – сказал он, – состоит в победе: победить своих врагов, преследовать их, лишить их имущества, заставить любящих их рыдать, скакать на их конях, обнимать их дочерей и жен ".[1] Кажется парадоксальным, что человек, который произнес эти слова, мог наслаждаться беседой с учеными людьми своего времени и всегда проявлял готовность приобретать новые знания, философствовать о жизни и смерти. По имеющимся свидетельствам, Чингисхан был здоровым и крепким человеком. Однако есть и указания на существование нервного надрыва в его личности, который, видимо, должен был увеличиваться многими болезненными шоками, испытанными в детстве и юности.

 

Отсюда его религиозная экзальтация, его рвение к молитве во время каждого серьезного жизненного кризиса до начала китайской кампании. Хотя в юности он во многих случаях лично вел своих последователей против врага и считался храбрым воином, у него, кажется, отсутствовало истинно благородное отношение к окружающим, присущее его отцу. Он не был безрассуден и думал о своей личной безопасности в ситуациях, когда типичный монгольский юноша думал бы только о борьбе.

 

Это особенно очевидно в случае нападения меркитов на его лагерь, когда он спасся, бежав и оставив свою юную невесту на милость врагов. Конечно, его жизнь должна была быть сохранена не ради ее самой, а во имя его великой судьбы, будущего империи, которую ему надлежало создать. И все же, поведение Чингисхана больше похоже на трусость, даже если считать этот поступок свидетельством его самоконтроля.

 

Владимирцов верно называл Чингисхана «гениальным дикарем». Обсуждая проблему гениального дикарства, Радослав А. Цанов ссылается на полинезийскую веру в существование у определенных выдающихся и счастливых людей сверхъестественной способности, которую он именует "мана ". Это понятие тайного высшего дара, чего-то «выше обычной силы человека, выше природных процессов».[2] В границах этого подхода вера Чингисхана в его универсальную миссию может быть рассмотрена как рефлексия по поводу владевшей им силы «мана». Сам он понимал это как предопределение Неба.

 

Не существует надежного описания внешности Чингисхана. Отчет агента Сун, который посетил Пекин в 1221 г., до недавнего времени рассматривался как важный источник, но, как теперь считают, не описывал Чингисхана.[3] Существует, однако, его прекрасный портрет, выполненный китайским художником в серии портретов монгольских императоров в Императорском дворце в Пекине; он опубликован в 1928 г. Все детали головного убора и одежды каждого императора кажутся достоверными.[4] Предположительно, изображение лица в каждом случае опиралось либо на достоверные описания, либо на рисунки времен правления этих императоров.

 

 

 

Монгольская армия Чингисхана

Монгольская армия Чингисхана

 

Смотрите также:

 

Древняя Русь. Русская история   Древнерусские города

 

МОНГОЛЬСКОЕ ИГО. Виды даней платимых хану в Орду  Хан Батый. Нашествие татар на Русь

 

Иго Золотой Орды. Татаро-монгольское нашествие  Отношения между князьями и монголами

 

НАШЕСТВИЕ МОНГОЛО-ТАТАР И РАЗОРЕНИЕ РУСИ В 13 веке  походы Батыя на Русь

 



[1] 119.  D'Ohsson, I, Pt. I, 306; ср. Владимирцов. Чингисхан, с. 166.

 

[2] 120.  Radoslav A. Tsanoff. The Ways of Genius (New York, Harper & Brothers, 1949), c. 40-41; R.H. Codrihgton. The Melanesians (1891), p. 119, and R.R. Marett, The Threshold of Religion (2d ed. 1914), p. 105.

 

[3] 121.  Владимирцов, с. 9 и н. 2.

 

[4] 122.  Antoine Mostaert, «A propos de quelques portraits d'empereurs mongols», 147-156. В письме ко мне 3 мая 1951 г. отец Мостерт любезно предоставил мне некоторую дополнительную информацию относительно портретов. Он пишет: "Что касается этих портретов монгольских императоров и императриц, я их видел в старом имперском дворце в Пекине – я их не видел еще к моменту написания этой заметки, опубликованной в AM IV. Мое личное впечатление, что они датируются периодом Юань. Фотографии этих портретов появились в альбоме под названием «Portraits of Emperors and Empresses of China» (Shanghai, The Times Publishing Co., around 1927; мне он не доступен). Портреты могут быть также найдены в китайской публикации «Xu-kung, chou-k'an»(«Former Palace Weekly»), 1932, Nos, 131-138. (Я обязан этой справкой Фрэнсису В. Кливсу и Ричарду Л. Уокеру). Некоторые из портретов, включая портрет Чингисхана, были репродуцированы в статье отца Мостерта, цитированной выше. Портрет Чингисхана можно найти также в большинстве его биографий, опубликованных после 1928 г., включая Хара-Давана и Х.Д. Мартина.