ТАТАРО-МОНГОЛЬСКОЕ ИГО НА РУСИ

 

 

Темучин – Чингисхан. Генеалогия монголов

 

Власть степного аристократа зависела от поддержки как его свиты, так и рода, а также родов, принадлежащих одной «кости». Его богатство состояло в основном из его стад, равно как и из добычи, полученной в набегах на соперничающие с ним роды и племена. После удачного рейда стада соперника присоединялись к его собственным. Неудачливый предводитель набега терял свой престиж в глазах сородичей и вассалов, которые могли даже оставить его и перейти к более сильному нойону. Если кони и скот аристократа были истреблены животными паразитами или уведены более счастливым соперником, это могло стоить ему жизни. Если он выживал, он и его сородичи могли стать рабами победителя. Даже избежав рабства, он находился под постоянной угрозой нужды и должен был существовать охотой и рыболовством.

 

Если в это время его оставляли все вассалы и большинство родичей, что наиболее вероятно, он не имел людей для охоты с обкладыванием зверя, для большой игры и должен был удовлетворяться ловлей сурков и мышей. Именно это и случилось в юности с будущим завоевателем мира. Только железные люди не поддаются отчаянию в таких обстоятельствах и стремятся к финальному торжеству даже с малым шансом на успех. Темучин оказался таким человеком. Его поддерживали в его твердости традиции его рода, которые были привиты ему с детства, и вера в свою судьбу.

 

По рождению Темучин принадлежал к монгольскому роду Борджигин.[1] Он был праправнуком могущественного Кабул-хана, который решался воевать не только с татарами, но также и с китайцами. После поражения в войне с татарами монгольские роды значительно утратили свое влияние. Отец Темучина Есугей-Багатур был мелким вождем по сравнению с дедом, но в маленьком мирке, в котором он вращался, его положение позволяло ему наслаждаться престижем храброго воина и главы рыцарского сообщества, славного представителя традиций своего клана. Как было принято среди монголов, Есугей заучил генеалогию своего клана, и позднее то же сделал его сын. В 1240 г. эта генеалогия была зафиксирована в письменной форме и введена в официальную историю монголов, в так называемую «Тайную историю», представлявшую собой скорее героическую поэму, нежели ученый трактат, хотя она и базировалась частично на действительных фактах.

 

Согласно этой генеалогии, монголы происходят от пары тотемных животных: серого волка (Борте Чино) и самки оленя (Коа-Марал).[2] В данной связи следует отметить, что волк и олень (или самка оленя) были среди тотемных животных тюрков, а также северных иранцев.[3] В дополнение к Коа-Марал монголы чтили память еще одной прародительницы – Алан-Коа, жены рыцаря Добун-Мергана, потомка первоначальной пары прародителей. Имя Алан-Коа требует специального внимания. «Коа» означает «красивая». «Алан» является, возможно, этническим именем могущественного иранского народа – аланов. Как уже упоминалось, кланы аланского происхождения существовали среди монгольских племен. Кажется, что у Борджигинов, как и некоторых других монгольских родов, была примесь аланской крови. Важно, что монгольский эквивалент слова «слава» (алдар )является заимствованием из аланского.[4] По-осетински[5] «алдар» означает «вождь», «князь».[6] Весьма возможно, что аланские рыцари древности впечатляли праотцев монголов своими великими делами. Случилось так, что в мингрельском языке аланы (алан )означает «герой», «храбрец».[7] В общем, Алан-Коа может быть переведено как «Прекрасная Аланка».

 

 

Согласно монгольской традиции, последние три сына Алан-Коа (одним из которых был прародитель Чингисхана) были рождены через длительное время после смерти ее мужа. Относительно этого была создана легенда, которая рождение этих трех сыновей приписала вмешательству свыше.[8] Это предание было введено в монгольскую генеалогию, а его вариант включен персидским историком Рашидом ад-Дином в «Историю монголов». С осторожностью, достойной похвалы, Рашид возложил ответственность за подлинность истории на свои источники – в данном случае на монгольскую традицию.[9] Согласно как «Тайной истории», так и Рашиду ад-Дину, сама Алан-Коа объяснила своим родным и, позднее, сыновьям случившееся чудо. "Каждую ночь во сне я видела кого-то со светлыми волосами и голубыми глазами бесшумно входящим, подходящим близко ко мне и затем исчезающим прочь. [10]Когда они вырастут... эти дети, рожденные мной, будут императорами и ханами нашего народа и иных народов ".[11] «Тайная история» упоминает о луче света, исходящем от чудесного посетителя Алан-Коа..[12]

 

Где источник этой истории? Эрнст Херцфельд предположил, что монгольская легенда – не более чем вариант повествования о сверхъестественном рождении Александра Великого.[13] Херцфельд отмечает, что легенда об Александре была широко распространена в исламском мире; он даже рассматривает имя Алан-Коа (которое транскрибирует: Алангоа) как искажение Олимпии (имени матери Александра) и пытается его объяснить вероятными особенностями арабского способа транскрипции Олимпии. Хотя теория Херцфельда кажется остроумной и вызывающей, его аргументация неубедительна и чаcтично базируется на простом непонимании. Верно, что легенда об Александре была популярна в исламском мире, включая Персию, но в ранней монгольской литературе нет и следа ее. Приписать какую-либо особую роль арабским текстам и арабской транскрипции в перемещении имени с Переднего Востока к монголам значит не принять во внимание факт неграмотности монголов до Чингисхана, равно как и целостный фон монгольского фольклора. Херцфельд кажется недостаточно знакомым с фактами первоначальной монгольской генеалогии.

 

Все его доказательства относятся к надписи начала пятнадцатого столетия на могиле Тимура.[14] Эта надпись содержит генеалогию Тимура; поскольку Тимур полагал себя потомком Алан-Коа, ее история и приводится. Он был мусульманином, и, соответственно, в надписи легенда приняла исламское обличие с цитатами из Корана. Два стиха из Корана, приводимые в связи с Алан-Коа (19.17 и 19.20), действительно касаются Девы Марии.[15] Здесь, как кажется, мы обнаруживаем ключ к истинному истоку легенды Алан-Коа. Принимая во внимание значительное распространение несторианского христианства среди некоторых монгольских племен, кажется достаточно вероятным, что история Девы Марии была адаптирована к монгольским понятиям и в конечном итоге введена в «Тайную историю».

 

Теперь перед нами стоит другая задача – определить, когда легенда о сверхъестественном рождении трех последних сыновей Алан-Коа была введена в монгольскую генеалогию. Было ли это после того, как Темучин стал императором, или же до того? Этот вопрос имеет отношение к духу и психологии Темучина. Если мы полагаем, что легенда была частью монгольской традиции до его рождения, то мы должны признать ее полное влияние на ум мальчика Темучина. В этом случае легенда должна была послужить одним из оснований веры Темучина в его великую судьбу. Хотя вопрос не может получить точного ответа, простой факт того, что не только сын Алан-Коа, от которого происходил Чингисхан, но и два других ее сына также по преданию были рождены сверхъестественным путем, служит свидетельством создания легенды задолго до прихода Темучина на императорский трон и, возможно, задолго до его рождения.[16] Легенда со всей очевидностью была направлена на возвеличение не только рода Борджигинов (т.е. клана Темучина), но и всей группы, к которой принадлежал он и связанные с ним роды.

 

Как мы видели, Есугей-Багатур имел огромную популярность в степном сообществе; им должны были восхищаться женщины и мужчины его рода. Однако когда он решил жениться, ему пришлось считаться с обычаями рода, которые запрещали брак внутри собственной «кости». Есугей, таким образом, был озадачен поиском невесты за пределами клана. Он решил проблему, умыкнув красивую девушку племени Олконоут, которая была доставлена одним меркитом в его дом в качестве невесты.[17] Ее имя было Оэлун. Затяжная кровная вражда между меркитами и борджигинами стала результатом этого эпизода.

 

 

К содержанию раздела: Монголо-татарское нашествие на Русь

 

 

Татаро-монголы

Татаро-монголы

 

Смотрите также:

 

Древняя Русь. Русская история   Древнерусские города

 

МОНГОЛЬСКОЕ ИГО. Виды даней платимых хану в Орду  Хан Батый. Нашествие татар на Русь

 

Иго Золотой Орды. Татаро-монгольское нашествие  Отношения между князьями и монголами

 

НАШЕСТВИЕ МОНГОЛО-ТАТАР И РАЗОРЕНИЕ РУСИ В 13 веке  походы Батыя на Русь

 

Последние добавления:

 

ДРЕВНЯЯ РУСЬ  Девон. Карбон. Пермь   История России 15-16 веков     Временное правительство России 1917 года    

 



[1] 46.  Основными источниками биографии Темучина являются: «Тайная история монголов»; «Китайская история кампаний Чингисхана» и коллекция хроник Рашида ад-Дина. Относительно изданий и переводов этих работ см.: список источников. Биографии Чингисхана см. в библиографии. См. также монгольскую надпись 1362 г., Cleaves, Inscription I, pp. 83-85.

 

[2] 47.  «Марал» (Cervus maral) – алтайский олень, который также населяет западную Монголию. См.: Grum-Grzymailo, I, 517-518.

 

[3] 48.  Относительно волка и оленя как тотемных животных среди северных иранцев (аланов) см.: Абаев, с. 49.

 

[4] 49.  Там же, с. 85.

 

[5] 50.  Осетинский язык рассматривается как производный от аланского.

 

[6] 51.  Абаев, с. 85.

 

[7] 52.  Там же, с. 45.

 

[8] 53.  Из контекста легенды неясно, были ли три сына Алан-Коа тройняшками или же родились один за другим.

 

[9] 54.  Рашид IA. с. 7, 9.

 

[10] 55.  Следует отметить, что, согласно Аммиаку Марцелину, волосы аланов «часто светлые»; см.; Ancient Russia, p. 90. Некоторые из потомков осетин также блондины; см.: В. Миллер. «Осетины», ЭС, 43, 263.

 

[11] 56.  Рашид IA. с. 10.

 

[12] 57.  Козин, с. 81.

 

[13] 58.  E. Herzfeld. «Alongoa», Der Islam, 6 (1916), 317-327; cf. E. Blochet «Les Inscriptions de Samarkand», RA 3d ser., 30 (1897), 67-77. Arnold J. Toynbee. A Study of History, 6, 268 and n. 4, принимает теорию Херцфельда.

 

[14] 59.  Ο Тимуре (Тамерлане) см. ниже, глава 4, разд. 2, с. 247-248.

 

[15] 60.  MPYC, 1, 356; MPMP, 1, 205. То, что старший сын первой жены рассматривался как очевидный наследник, было установлено Муль-Пеллио; согласно переводу Йуль-Гордье: «старший из сыновей от тех четырех жен».

 

[16] 61.  Согласно Йуан-ши, лишь один из сыновей Алан-Коа был рожден сверхъестественным путем. See Krause. Cingis Han, p. 8; Иакинф, с. 2.

 

[17] 62.  Олконоуты были ветвью унгиратов, которые жили в восточной части Монголии. Интересный комментарий к этому эпизоду см.: L. Olschki. "Ölün's Chemise», JAOS, 67 (1947), 54-56.