<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 1

 

 

 

 

 

Борьба русского государства за территорию и ее социально-политические результаты

 

 

Отстаивание тогдашних русских границ от Литвы и отвоевание у Литвы и Польши старых русских земель наполнило собой весь XVI и XVII вв. и завершилось собственно лишь в конце XVIII в. При Алексее, после присоединения Левобережной Украины, наступает впервые продолжительный мир с Польшей (с 1667 г.); но старинные русские области, входившие когда-то в состав Днепровской Руси, возвращаются России только при Екатерине после раздела Речи Посполитой. Перед тем ценой страшного напряжения всех сил государства Петру Великому удалось в начале XVIII в. отвоевать у Швеции Лифляндию, Эстляндию и Ингерманландию и закрепить таким образом за Россией побережье Балтийского моря. Однако только с завоеванием Крыма и с разделом Речи Посполитой при Екатерине, т. е. к концу XVIII в., могли считаться выполненными те государственные задачи, которые были поставлены ходом вещей еще при Иване III. Только с тех пор, когда Россия раздвинула свои пределы до берегов Черного и Каспийского морей на юге и до берегов Балтийского моря на западе, сформирование государственной территории великого царства могло считаться законченным, по крайней мере в главных чертах, и настало наконец время, когда возможно стало главные силы и средства страны сосредоточить на удовлетворении нужд самого народа.

 

Во что же обошлось народу это образование государственной территории и каковы были социально-политические последствия этого многовекового процесса?

 

Мы знаем, что в настоящее время ведение войны в течение двух-трех месяцев поглощает нередко бюджет целого года. В те времена денежные бюджеты государств были невелики, и, конечно, ни на подготовление, ни на ведение войны тогдашние государства не могли тратить денежных сумм, подобных нынешним; но сами войны были не менее опустошительны и разорительны, нежели нынешние. В тогдашней войне, как это, впрочем, приходится, к сожалению, признать и относительно нынешней, нападению врага подвергались не одни войска и неприятельские крепости, но неизбежно опустошалась страна, избивались, мучились, терпели всякие неистовства, брались в плен, уводились в неволю мирные жители, не исключая жен и детей; скот уводили или забивали, дома и всякие постройки жгли, хозяйство и всякое имущество грабили или уничтожали. Так поступали на Руси не только хищные орды диких кочевников, не только чужеземные полчища литовцев, но и свои православные христолюбивые воины при междоусобных войнах князей и в особенности при борьбе Москвы с ее наиболее сильными и упорными противниками в России — с тверитянами и новгородцами.

 

Летописи XV и XVI вв. полны кровавыми описаниями диких избиений, зверств и систематических опустошений, которые чинились войсками великих князей московских в городах и селах тверского великого княжества и в землях Великого Новгорода, пока эти земли не были наконец подведены «под высокую руку» собирателей русской земли. Что же сказать о расправах и опустошениях, чинившихся татарами при нашествиях, которым периодически подвергалась русская земля в XV, XVI и XVII вв., особенно со стороны крымских татар?! Не так велика была убыль населения в сражениях, как от постоянного увода мужчин, женщин и детей в плен и неволю. Чтобы охранить границы от степных хищников, приходилось прежде всего устраивать целый ряд засек и сторожевых постов, которые тянулись на сотни верст, огибая южную границу, начиная от берегов Оки с притоками под Рязанью и далее на западе. Кроме того, каждую весну приходилось мобилизо- вывать полки на защиту этой границы, поднимая ежегодно на ноги многотысячную рать2.

 

 

Стремясь обезопасить себя от степных хищников, московское правительство строило все новые и новые города, отодвигая сторожевую цепь все более и более к югу, поселяя здесь ратных людей, -стремясь устроить из них как бы живую изгородь. Так шла постепенная колонизация плодородных степных пространств к югу от московской границы. В то же время на западе шла упорная борьба с Литвой, Польшей, ливонскими рыцарями и шведами. Здесь в течение столетия, протекшего с конца XV по конец XVI в., происходили три большие войны со Швецией и семь затяжных, многолетних войн с Польшей (при участии и Ливонского ордена). На эти войны в сложности ушло не менее полных 50 лет. Число войск, с которыми приходилось здесь оперировать, по показаниям современников, иногда достигло 200—300 тыс., а между тем все население тогдашнего Московского государства не превосходило нескольких миллионов душ обоего пола. Хозяйство было в то время натуральное. Следовательно, о том, чтобы содержать армию на деньги, не могло быть и речи. В руках московского правительства в это время был, как выражается В. О. Ключевский, только один капитал, приобретенный им при собирании Русской земли,— это огромные земельные пространства, частью пустые, частью населенные крестьянами.

 

Этот капитал и был пущен в ход для содержания огромного, неимоверно разросшегося служилого сословия. Отсюда, как известно, произошла сперва поместная система, а затем на этой же почве подготовилось под влиянием ряда экономических условий и крепостное право3. Содержание служилого сословия сделалось господствующим интересом в Московском государстве, поглощавшим все остальные интересы страны. Этому интересу все приносилось в жертву, ради него напрягались до крайности все жизненные силы страны.

 

Эта же неизбежность постоянного, многовекового напряжения всех средств страны, малонаселенной и вынужденной отстаивать, охранять и постоянно расширять и без того непомерно растянутые границы, при наличности натурального хозяйства привела к тому, что все население обращено было к постоянному обязательному отбыванию тяжелой государственной повинности того или иного рода. Идея всеобщего государственного тягла и другая сопутствовавшая ей идея закрепощения сословий вытекли из такого положения дел. Эта же постоянная мобилизация всех сил страны на борьбу за образование и укрепление государственной территории повела за собой и еще одно чисто уже политическое последствие — чрезвычайное усиление центральной власти.

 

Под гнетом постоянных бедствий и опустошений вследствие иноземных нашествий и княжеских усобиц и смут все население Руси еще с XIV в. стало помогать московским князьям установить мало-помалу гегемонию и своего рода диктатуру московской великокняжеской власти. В дальнейшем ходе вещей интересы сложившейся и постепенно оперившейся центральной государственной власти надолго совпали с интересами служилого класса. В жертву интересам этого класса верховная власть не задумалась принести свободу крестьян; в свою очередь, служилый класс помог ей сломить домогательства боярского класса, когда этот последний пытался установить в свою пользу значительные политические прерогативы.

 

Большая часть обрабатываемой земли в центре государства, на западе, юге и юго-востоке сосредоточилась так или иначе — в виде поместий и вотчин — в руках служилого сословия. В интересах этого последнего крестьяне были мало-помалу прикреплены к земле и отданы своим господам — сперва фактически, а потом и юридически — в личную крепостную зависимость.

 

Между тем войны и военные потребности не умалялись, а, наоборот, все разрастались.

Борьба не на живот, а на смерть с западными соседями вынуждала тянуться за ними в организации военной силы на западный образец. Приходилось выписывать дорогостоящее огнестрельное оружие и иностранных инструкторов в огромном числе, чтобы создать способную к войне с западными врагами армию. Это требовало уже не только поддержания служилого сословия, но и значительных денежных средств. Приходилось напрячь платежные силы населения. В поисках за платежными силами возникает и укореняется мало-помалу своеобразная финансовая система, в основание которой кладется идея всеобщего тягла, которая, в свою очередь, при отсутствии государственных учреждений на местах приводит к круговой поруке внутри каждой тягловой группы, а затем и к закрепощению этих тягловых групп-сословий Московского государства4. Этот процесс охватил как сельское, так и городское население.

 

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов  ИСТОРИЯ РОССИИ 18 века  РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Общественно-политические движения в России 19 века  Химия в России в первой половине 19 века.

 

Две линии в истории русской культуры XIX 19 века

 

Последние добавления:

 

Монгольское нашествие   Удельные княжества   ДРЕВНЯЯ РУСЬ  Девон. Карбон. Пермь   История России 15-16 веков