История гипноза

 

 

ЦЕЛЬ — ПРЕДОТВРАТИТЬ БОЛЕЗНЬ  

 

 

 

 

Одному из авторов этой книги довелось немало поездить по свету, принимая участие в международных форумах ученых-медиков и врачей-практиков, посвященных гипнозу и связанным с ним состояниям. Хочется, хотя бы вкратце, в настоящей главе поделиться с читателями отдельными запомнившимися впечатлениями, вынесенными из этих многочисленных поездок...

Вспоминается, как по приглашению знаменитого исследователя подводного царства Жака Ива Кусто я посетил в Монако его Океанографический институт и богатейший музей, в котором собраны экзотические обитатели моря; мы разговаривали о гипнозе, его настоящем и предположительных путях развития в будущем. А вечером, на приеме у него дома, капитан Кусто подарил мне свою хорошо известную у нас в стране книгу «В мире безмолвия» с примечательной надписью: «Профессору Владимиру Рожнову, который хорошо поступил, приехав повидать нас в Музее Монако, в предвидении, когда мы начнем эксперименты по гипнозу над рыбами... Сердечно! Жак Ив Кусто. 8 марта 1964».

 

Надпись, конечно, включала элемент шутки, и сам ее автор искренне смеялся, рассуждая о том, как он будет на большой глубине в акваланге подплывать к загипнотизированным акулам и покровительственно похлопывать их по смертоносным челюстям... Но, несмотря на юмористический характер нашего разговора, в тоне Кусто явно проступала немалая доля уважения к тому делу, которое таит в себе возможности оказания помощи труженикам моря в их нелегкой и зачастую такой опасной профессии.

 

Спустя всего несколько лет после той беседы мне довелось участвовать в практическом применении гипноза в Центральной Атлантике, где на судах рыболовецкой флотилии изучались возможности оказания помощи морякам-рыбакам методами психической саморегуляции. Но об этом поговорим несколько позже, а сейчас еще об одном впечатлении из той поездки на Средиземноморье, тесно связанном с гипнозом.

 

Это было в Марселе, через два дня после посещения Океанографического института. По лазурным волнам Средиземного моря меня везли к крохотному островку, всю территорию которого занимает мрачная крепость, средневековый замок Иф, сооруженный по приказу короля Франциска I и предназначенный быть государственной тюрьмой для противников королевской власти. Кто из нас не увлекался захватывающей книгой Александра Дюма «Граф Монте-Кристо»? Мы помним, как красочно описывал Дюма тот трепет, который охватил несчастного Дантеса, когда он увидел выросшую из моря громаду замка-тюрьмы, куда его везли для пожизненного заключения, ни в чем не виновного, оклеветанного людьми, которых он принимал за своих друзей...

 

И литературное произведение, гениальный вымысел писателя делают чудо: толпы туристов устремляются к замку Иф для того, чтобы осмотреть камеру, в которой томился никогда не существовавший Эдмон Дантес— плод пылкого воображения автора. Организаторы туристического бизнеса подливают масла в огонь. Они охотно идут навстречу желаниям толпы: две маленькие клетушки-камеры соединяются специально прорытым ходом — это через него аббат Фария проник в камеру Дантеса, ошибившись в своем расчете подкопа, который должен был его вывести на свободу...

 

Так вот, оказывается, португальский аббат Фария, долго томившийся в каземате замка Иф, вполне реальное историческое лицо!

Есть весьма веские основания предполагать, что заключенным в замке Иф был тот португальский миссионер, аббат Фария, который, проведя долгие годы в Индии, обучался там у браминов технике гипноза и, вернувшись в Европу, практиковал гипнотизацию путем словесного внушения на лицах с повышенной нервозностью. Для этой цели Фария усаживал своих пациентов в кресло, предлагал им закрыть глаза, чтобы устранить посторонние впечатления, и громким повелительным голосом приказывал: «Усните!» Иногда он оставлял больных с открытыми глазами и тогда пристально и не мигая устремлял на них свой взор. На многих такое смотрение также действовало гипнотизирующим образом. Какие обстоятельства могли привести его к заточению в замок Иф — не установлено. Но нам понятно, что полная приключений жизнь аббата-гипнотизера разожгла пылкое воображение Александра Дюма, и тот сделал его героем бессмертного литературного произведения...

 

И когда я стоял на изъеденных морскими брызгами камнях вековых бастионов, смотря в бесконечную даль синего Средиземного моря, как-то особенно остро почувствовал романтику интригующей, уходящей в глубь веков истории гипноза, так властно влекущую к себе и историков, и ученых, и писателей, а по правде сказать, всех людей вообще...

Невольно побежали ассоциации: вот он, португальский аббат Фария, после долгих месяцев трудного путешествия, на заре XIX века, из самой западной точки Европы попадает в сказочную страну чудес, в окутанную легендами Индию, и там его взору предстают самые удивительные вещи, и больше всего его поражают факиры. Повергая людей в состояние какого-то оцепенения, сна, они заставляют их ходить, говорить, видеть несуществующее... Любознательный аббат изучает приемы, какими манипулируют факиры, перенимает их методики усыпления людей и погружения в это таинственное состояние...

 

Так кочуя по странам и частям света, проходя через эпохи и века, гипноз неизменно удивляет и заинтересовывает всех, кто с ним встретится. Пройдет еще одно столетие, и в Индию специально поедет любознательный немецкий психотерапевт, применяющий гипноз в своей практике, Иоганн Шультц, поедет для того, чтобы взять от системы йоги, системы самогипноза ее рациональное зерно в виде разработанных поз и упражнений дыхания при одновременном общем расслаблении мышц всего тела. От могучего ствола гипноза начнет отходить мощная ветвь аутогенной тренировки, ветвь психической саморегуляции. Ветвь, которой было суждено пышно разрастись во второй половине нашего века. Почему это произошло, мы уже говорили.

Скажем еще раз. Эпоха научно-технической революции, в которой мы живем, предъявляет к человеку, в первую очередь к его нервно-психической сфере, повышенные требования. Общий динамизм жизни, выражающийся в росте скоростей передвижения и темпов работы, в беспрестанно увеличивающемся потоке информации и усложнении производственных операций — все это ставит человека перед необходимостью быстрого принятия решений в условиях зачастую тяжелого для него «бремени выбора» (необходимость выбора между многими возможностями, отсутствовавшими при более простом укладе жизни). Присоединение дополнительных вредоносных факторов в виде загрязнения окружающей среды, скученности населения в городах, при возрастающей из года в год урбанизации в известной степени создает общую атмосферу жизни.

 

Все это не может не сказываться на здоровье человека, на его душевном состоянии, способно вызывать болезненные отклонения. Надо сделать так, чтобы начинающийся пожар не разгорелся. Болезненные проявления нужно устранять не тогда, когда они приобрели уже выраженный характер и требуется специальное вмешательство врача, а на том уровне, который в медицине называется субклиническим, т. е. предболезненным: тогда, когда человек к врачам не ходит и потому практически считается здоровым, работает, но уже внутри себя испытывает известное неудобство, взволнован целым рядом ранее не ведомых ему ощущений — стал раздражительнее, снизилась его активность, работоспособность, повысилась утомляемость, ночной сон не приносит освежения, а иногда и нарушается.

 

Вот тут-то и нужна психопрофилактика в самом широком смысле слова. И наряду с советом врача одно из первых мест в этой профилактике принадлежит аутогенной тренировке, занятиям психической саморегуляцией.

И хочется опять предаться воспоминаниям...

Атлантический океан, конец ноября 1976 года. Я на палубе рыболовецкого траулера «Казантип», который держит курс к западному берегу Африки...

 

С какой целью, могут спросить читатели, немолодой человек, профессор-психотерапевт оказался в промысловых квадратах Центральной Атлантики на судах РМТ (рыбоморозильных траулерах) Министерства рыбного хозяйства СССР?

Сразу отвечу: не для экзотического путешествия и не ради испытания сильных ощущений. Два министерства — Минздрав и Минрыбхоз СССР организовали специальную экспедицию, руководить которой я был приглашен, для установления возможности и целесообразности в условиях океанического промыслового плавания научить моряков-рыбаков системе психической саморегуляции в форме аутогенной тренировки профильного назначения. Длительные полугодовые плавания, трудные профессиональные обязанности и часто сложные климатические условия не всеми переносятся одинаково хорошо, причем даже и те, кто наиболее закален и привычен к подобной работе и жизни в океане, все же под конец плавания испытывают переутомление и связанные с ним последствия, другие же вообще декомпенсируются в значительной степени. Встал закономерный вопрос: как им помочь? Остановились на методах психотерапии. И как показала практика — поступили правильно!

 

Обучение аутогенной тренировке моряков-рыбаков (они себя называют — моряки вдвойне, моряки с двойной нагрузкой: и с океаном борись и рыбу лови) пошло весьма успешно по причине их активной заинтересованности в этом деле. Как всегда бывает в таких случаях, вскоре определилась группа энтузиастов, которые выполняли роль положительных лидеров. Вокруг них группировались и другие члены команды, и потому равнодушных почти не было. Интересно отметить, что на многих судах, где мы побывали, всегда находились один, а то и два человека, которые задолго до знакомства с членами нашей экспедиции, уже на суше начали заниматься аутогенной тренировкой, для чего использовали всякого рода статьи о ней в популярных журналах, у некоторых были на руках перепечатанные на машинке, истертые, но бережно хранимые кустарно составленные рекомендации по занятию аутотренингом. Естественно, что такие любители этого дела, жаждавшие получить курс обучения у хороших специалистов, так сказать, из первых рук, особенно тянулись к нам. Занятия аутогенной тренировкой не только укрепляли общее самочувствие моряков, но и повышали их работоспособность и производительность труда, поскольку в значительной степени изменяли общий фон настроения, прибавляли им оптимизма, юмора, улучшали психологический климат на судне. Потребность в этом в известной степени ощущалась — ведь рейсы продолжаются по полгода, а иногда и дольше, и, естественно, под конец промысла, особенно если не было хорошего улова, нервы у экипажа натянуты, и порой незначительный повод порождает конфликтную ситуацию. Занятия аутогенной тренировкой, по всеобщему признанию,— лучшее профилактическое средство для купирования подобных срывов.

 

Разумеется, у рыбаков огромный интерес вызывал к себе гипноз и все, что прямо или косвенно к нему относится. Помню, как, стоя на рейде Лас-Пальмаса, главного города Канарских островов, мы беседовали с бывалым моряком, рассказавшим, как в Индии его поразили виденные им «чудеса» факиров, демонстрировавших свое искусство на людной рыночной площади.

— Скажите, доктор, это все гипноз или что-то иное?

Характерно внутреннее убеждение в том, что все необычное, из ряда вон выходящее так или иначе связано с гипнозом, приводит к нему. С такой позицией приходится встречаться очень часто. И когда я ответил своему собеседнику, подкрепив сказанное личными впечатлениями, которые вынес из посещения Индии, и в частности госпиталя Экспериментальной йоги в Дели, что, помимо феноменов гипноза, индийские факиры используют и искусство иллюзиона и технику йоговских упражнений,— все же чувствовалось, что я доставил бы ему больше удовольствия, если бы сказал: да, это все гипноз!

 

И как часто замечаешь на лицах разочарование, когда начинаешь доказывать очевидную истину о том, что и в прославленной системе индийской йоги нет ничего чудесного, сверхъестественного. Мне довелось услышать из уст доктора Сина, руководителя одной из клиник госпиталя Экспериментальной йоги, такие слова: «Йог не ест много, но йог и не голодает, йог — не спит, как сурок, но и не бодрствует 24 часа,— йог живет в умеренности, но не в крайностях, потому что йог вопреки рекламным глупостям, распространяемым о нем,— нормальный человек!»

Сказанное о йогах и йогизме — как все это подходит к гипнозу! Да, в нем и на сегодняшний день очень много непознанного для нас, людей конца XX века, неразгаданного, но в нем нет ничего сверхъестественного, чего-то такого, что принципиально непознаваемо. Неизвестное сегодня станет известным завтра — таков обычный поступательный ход развития науки, развития человеческой практики...

 

Побывав в море, давайте спустимся под землю на глубину в километр. Шахта им. Поченкова в Донецке. Мы, три психотерапевта — С. И. Табачников, А. Т. Филатов и В. Е. Рожнов,— в буквальном смысле продираемся сквозь угольный пласт, проход в этом месте залегания очень невысок, тут и согнувшись не пройдешь, надо продвигаться ползком. Одетые в плотную шахтерскую робу, мы обливаемся потом — жара стоит невероятная. С непривычки тяжело, но очень интересно, а главное, это необходимое для нас посещение подземных глубин. Мы здесь всего несколько часов, не работаем, только продвигаемся, а каково же шахтеру, проводящему в забое ежедневно шесть, а бывает, и более часов, и так в течение многих, иногда десятков лет в напряженном и тяжелом физическом труде, в жаре, в угольной пыли!

 

Да, если не побывать здесь хотя бы раз, нельзя представить себе, в какой атмосфере трудится шахтер, и, как бы ни облегчались современной техникой сложности и тяготы этого испокон веков считавшегося одним из тяжелейших трудов, он и сейчас нелегок. И поэтому, естественно, все, что может облегчить этот труд и помочь людям шахтерской профессии, встречает, как правило, заинтересованный отклик и у самих шахтеров, и у тех, кто следит за их здоровьем.

 

Для этой цели непосредственно на шахтах разворачиваются специальные кабинеты психо-эмоциональной разгрузки, в которых после окончания тяжелого рабочего дня поднявшийся на поверхность шахтер, расположившись в удобном кресле, занимается системой психической саморегуляции для снятия физического утомления, и в первую очередь того нервно-психического напряжения, которое у него возникло в течение рабочей смены. Специально подобранная классическая музыка, записанная на пластинку, сопровождает и делает эмоционально насыщенным сеанс аутогенного погружения в мышечную релаксацию и в своеобразное гип- ноидное состояние, в которое входит занимающийся. Вся работа проводится по методике групповых, коллективных занятий, так что одновременно снимают усталость и получают заряд живительной бодрости 10—12 человек. Нуждающихся в более углубленной профилактической работе врачи-психотерапевты берут под свой особый контроль и работают с ними, уже используя специальные психотерапевтические методики, среди которых на первом месте в данных случаях стоят приемы прямой гипнотизации с целью вызывать более длительный сон-отдых. Этим самым профилактически не допускается возникновение нервно-психических срывов и предупреждается развитие таких соматических заболеваний, какими являются гипертоническая болезнь, язва желудка и двенадцатиперстной кишки, нарушения других важных органов и систем.

Кабинеты психо-эмоциональной разгрузки оформляются таким образом, чтобы максимально положительно воздействовать на эмоциональную сферу людей. Тут широкий простор для творческой изобретательности и фантазии организаторов и тех энтузиастов, которые занимаются этой работой. Не раз приходилось видеть замечательные образцы прекрасных находок такого рода. Ну, например, представьте себе кабинет, оборудованный в виде палубы бригантины. Вы садитесь в одно из кресел — впереди вас волнуется море, вдали виднеются очертания берегов Крыма, вы узнаете знакомые курортные города. Свежий ветер дует вам в лицо, ваше кресло вместе с палубой ритмически покачивается — полная иллюзия плавания на корабле. Звучит успокаивающая музыка, знакомые мелодии... И вдруг небо начинает темнеть, за характерной картиной заката на нем вспыхивают звезды... Вас захватывает очарование южной ночи. Такое оформление кабинета авторам этой книги показывали в Сызрани, на заводе синтетического каучука.

 

Приходилось видеть кабинеты, утопающие в буйной растительности тропического леса: пальмы, обвитые лианами, у подножия которых кактусы невероятных форм, некоторые из них украшены распустившимися цветами бело-розовых и ярко-красных тонов. В развешанных между пальмами клетках верещат попугайчики, подают свои мелодичные голоса другие представители пернатого царства. Используется все, что способно усилить иллюзию естественных природных условий: краски, звуки, запахи, дуновения освежающего ветерка...

 

Иногда взору занимающихся предстают картины средней полосы России — березовые рощи, хвойные леса, волжские просторы, безбрежное раздолье степей— дорогое и любимое с детских лет, обнимаемое священным понятием Родина! Попадая в такую обстановку, сразу оказываешься во власти светлых чувств, приподнятого настроения: хочется осознавать себя здоровым, активным, полезным людям, хочется радоваться, что ты причастен великому делу, которым живет весь народ, вся страна, хочется работать, творить. И тогда всякая немощность, слабость, болезненность, усталость оставляют тебя... Само собой понятно, что подобная обстановка служит прекрасным фоном для занятий по системе психической саморегуляции, способствует реализации заложенного в ней животворного эффекта.

Вот мы с вами, дорогие читатели, побывали и на море, и на земле, и даже спустились в глубины шахт. Теперь настала пора подняться в небеса.

 

Система аутогенной тренировки привлекает внимание и имеет своих поклонников и энтузиастов и среди пилотов гражданского воздушного флота. Свидетельством этому является прекрасно оборудованный кабинет саморегуляции в аэропорту Минеральные Воды, где врачи-психотерапевты, совместно с летным составом и работниками аэродромной службы, вкладывают немало творческой фантазии в подыскание оптимальных вариантов физико-психологического воздействия на психоэмоциональную сферу своего контингента. Как все убранство и оформление оборудованных для занятий помещений, так и некоторые специфические воздействия, например ионизация воздуха, создающая дополнительное ощущение комфорта и знакомая летчикам в их полетной практике для целей облегчения дыхания, подчинены опять-таки одной задаче—настроить человека на максимум сосредоточения его внимания на внутренней цели, которую он себе ставит, концентрировать и слить воедино все его мыслительные, волевые и эмоциональные уровни, дать возможность почувствовать уверенность в себе, в своих возможностях. И когда все это возникает на фоне мышечного и телесного успокоения, создаваемых специальной техникой расслабления, представители профессий, требующих особого напряжения и концентрации воли и внимания, и испытывают особо приятные и полезные для их здоровья ощущения.

 

Есть нашему герою — гипнозу что рассказать и о его знакомстве с космонавтикой. На протяжении ряда лет специально изучается состояние человека в космическом полете. При этом в числе других методик используются и психотерапевтические. При непосредственном участии одного из авторов этой книги — В. Е. Рожнова — профессорами Л. П. Гримаком и Л. С. Хачатурьянцем ставились длительные экспериментальные исследования по моделированию состояния невесомости человека в гипнозе. Исследования продолжались много суток в приближенных к реальности макетах космического корабля. Испытуемые работали, отдыхали и находились в состоянии ночного сна, предварительно получив в глубоком гипнозе внушение о том, что после сеанса их тело пребывает в состоянии невесомости или весит чрезвычайно мало: пять-шесть килограммов. Согласно самоотчету испытуемых, у них развивалось выраженное субъективное чувство необычайной легкости во всем теле, близкое к тому, что испытывается во время космического полета.

 

Большой интерес представляют отчеты испытуемых после проведенного эксперимента. Например: «Испытываю почти полное отсутствие веса. Сидя, держусь за кресло: кажется, что улечу, если не буду держаться, не ощущаю давления кресла. При ходьбе ощущение парения в воздухе... При каждом вдохе в положении стоя кажется, что слегка отрываешься от пола. Вес тела 5—6 килограммов стал еще более каким-то моим. В кресле еще легче сидеть... При ходьбе неустойчивость возросла: покачивание тела в стороны и вперед-назад». (Из кн.: Гримак Л. П. Моделирование состояний человека в гипнозе.—М., 1978.—С. 122—123.)

Интересно происходило освобождение испытуемых от внушенной «невесомости». Для этого по истечении нескольких суток, которые продолжался эксперимент, их опять погружали в глубокое гипнотическое состояние и специальными формулами словесного внушения возвращали прежний вес тела, после чего выводили из гипноза. В самоотчете тогда фигурировали такие заявления: «Ощущение большой тяжести во всем теле, появилась какая-то дрожь, небольшое головокружение. Ноги очень тяжелые, сильно давит кресло, трудно держать голову: ее тянет вниз. Рука такая тяжелая, что кажется, легко может пробить стенку. Ходить тяжело».

 

Вот такие поистине удивительные возможности открывает гипноз! С его помощью можно человека, находящегося на земле, как бы поднять в космос: причем не только его субъективные ощущения, но и целый ряд полученных данных о работе различных органов и систем в их сопоставлении с тем, что имеет место в реальном космическом полете, свидетельствуют о чрезвычайно большом сходстве, можно даже сказать, тождестве показателей, полученных от людей, находящихся на Земле и в космосе. Таким образом, лишний раз находит подтверждение факт большой практической значимости использования гипноза и связанных с ним состояний для решения самого различного круга вопросов труда и жизнеобеспечения людей, находящихся и работающих в сверхнагрузочных и экстремальных условиях.

 

О практической роли гипноза говорят и в педагогике, и в спорте, и в искусстве, и во многих других сферах человеческой деятельности. Невозможно сколько-нибудь подробно остановиться на всех этих примерах, но об использовании внушения в гипнотическом состоянии для педагогических целей скажем несколько слов. Гипнопедия— обучение, чаще всего иностранному языку (в первую очередь для обогащения словарного запаса), в состоянии гипноза или, как предлагают иногда, в состоянии сна. Мнения здесь различны, и наряду с горячими поклонниками таких методов есть и немало противников (особенно в отношении обучения во время ночного сна). При организации ночной работы обучающемуся советуют ставить у изголовья своей постели магнитофон с записанными на нем словами изучаемого языка, рассчитывая, что вводимая во время сна информация будет усваиваться и таким образом произойдет или прямое запоминание новых слов или проторятся пути для их лучшего запоминания днем. Можно предполагать, что это действительно так, и более того, в этом убеждает и сам опыт подобной работы. Однако возникает очень существенный вопрос: а безразлична ли для нервно-психического здоровья обучающегося подобная нагрузка, вторгающаяся даже в ночной сон? Большинство психотерапевтов возражают против подобного метода обучения. Другое дело, когда непереутомленного человека днем погружают в гипнотическое или гипноидное состояние и проводят с ним занятия на усвоение грамматических правил и слов, так же как это делается и с бодрствующим человеком. Здесь за счет повышения концентрации внимания в строго заданном направлении, при снятии всех посторонних впечатлений можно без труда для организма обучающегося достичь большей продуктивности и успеха в усвоении материала.

 

Наконец, гипноз и искусство. Поскольку мы только что упомянули психологию, то невольно на ум пришли такие ее разделы, как психология художественного творчества. И тут гипноз имеет перспективу проявить себя с положительной стороны. Но хочется поговорить даже не об этом, а о возможности использовать гипноз и внушение в театрально-сценической деятельности в качестве средства управляемого овладения необходимыми эмоциями и артистическим вдохновением, средства поставить их в независимость от колебаний настроения и иных случайных вещей, из-за которых даже великие актеры играют на сцене иногда не только хуже себя, но и хуже самых посредственных исполнителей, а знаменитые певцы поют так, что никто не узнает их голоса. Известно это с незапамятных времен всем театральным деятелям и любителям сцены, но рецептов борьбы с этим нет. Вот и следует подумать, чем может помочь гипноз и направленное внушение.

 

Таковы, коротко говоря, перспективы, которые открывает гипноз для улучшения качества и достижения более высоких результатов в различных сферах человеческой деятельности. Устранение конкурирующих представлений, сомнений и колебаний, часто присущих человеку в бодрствующем состоянии, объективно повышает качество его труда.

Следует определенно заметить, что на сегодняшний день это только отдельные и скромные попытки. Весьма возможно, что в дальнейшем подобная практика расширится и станет более совершенной. Но это относится, скорее, к будущему гипноза, о чем и пришла пора теперь поговорить.

 

 

 

 Смотрите также:

 

Аутогенная тренировка

Аутогенная тренировка используется для различных целей: снятия усталости, нервного напряжения, для борьбы с бессонницей...

 

Формулы аутотренинга. Формулы аутотренинга читаются...

Аутогенная тренировка доступна каждому, а затраченное время (это главное) и увлеченность – девиз Вашего успеха.

 

Гипноз и аутотренинг

Спящие люди, врач чтото внушает. Опять гипноз? Нет, аутотренинг. Сокращенно.
Аутогенную тренировку разработал и ввел в широкую медицинскую практику в 30-х годах...

 

АУТОТРЕНИНГ. Методика аутотренинга. Методики...

Все формулы аутогенной тренировки условно делят на 2 группы: • способствующие мышечному расслаблению (релаксации) и успокоению нервной системы

 

Гипноз. Самоучитель. Техника самогипноза

АУТОГЕННАЯ ТРЕНИРОВКА. 2.1 Развитие гипнотических способностей через AT. Аутогенная тренировка -- активный метод психотерапии, психогигиены и.