МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ ФИЛОСОФИИ ПРАВА

 

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ И ВОЗМОЖНОСТЬ

 

 

 

Дальнейшее углубление познания права, законодательства и законности предполагает анализ соотношения действительности и возможности, их проявления в интересующих нас сферах.

 

С помощью категорий действительности и возможности осуществляется проникновение в глубинные пласты сущности права, выявляются связи и зависимости развивающейся правовой системы, выясняется, в какой степени ее прошлое детерминирует настоящее, а настоящее — будущее. Это содействует познанию закономерностей развития правовых явлений и процессов, целей и механизма правового регулирования соответствующих общественных отношений, научному предвидению, прогнозированию и планированию основных направлений эффективного воздействия права, законодательства и законности на прогрессивное общественное движение.

 

Право, законодательство и законность как определенная система принципов, норм и требований, действующих в обществе, являются объективной реальностью. Но не все реально существующее реализуется. Нужно отличать существование правовых принципов, норм и требований от их действия. В связи с этим под действительностью права, законодательства и законности следует понимать лишь ту систему принципов, норм и требований, которые, отражая потребности общественной жизни, реализуются, действенным образом регулируют соответствующие общественные отношения. Только с учетом этого можно понять истинную природу того или иного правового явления, объективный процесс его развития, роль в общественной жизни, механизм правового регулирования соответствующих отношений, его эффективность и т. д.

 

Богатство и многообразие сторон объективного мира раскрываются в процессе его развития не только в явлениях, реально существующих в действительности, но и в тех явлениях, которые могут или должны наступить. Развивающаяся действительность именно в силу того, что она развивается, не может быть чем-то статически однообразным; она порождает многочисленные и разнообразные возможности, судьба каждой из которых зависит от объективных закономерностей и сложившейся в данный момент конкретно-исторической ситуации, от потребностей, интересов и целей государства, общества, нации.

 

Возможность, предшествуя новой действительности, превращается в нее при наличии соответствующих условий. Следовательно, действительность и возможность едины, находятся во взаимодействии между собой.

 

Отражая объективное развитие общества, право, законодательство и законность постоянно движутся и изменяются, переходят от старого состояния к новому. Этот закономерный процесс осуществляется через реализацию правовой возможности, которая потенциально содержится в действительности в виде предпосылки, тенденции ее развития. Именно развитие действительности ставит вопрос о необходимости возникновения, изменения или отмены правового регулирования соответствующих общественных отношений и тем самым является причиной, порождающей правовую возможность, а затем и ее реализацию, превращение в действительность правовой жизни.

 

Правовая возможность является лишь потенцией социальной действительности. Однако правовая возможность неразрывно и органически связана с социальной действительностью, будучи ее продуктом, свойством, стороной, следствием развития. Она характеризует состояние данной действительности с учетом ее движения и изменения, является «промежуточным звеном» между существующей действительностью и ее будущим состоянием.

 

В этой связи необходимо остановиться на традиционной юридической проблеме — на соотношении «сущего» и «должного».

 

А. А. Пионтковский отмечал, что «между "сушим" и "должным" нет непроходимой пропасти. "Сущее" порождает "должное", и "должное" превращается в "сущее". Связь "должного" и "сущего" в общественном развитии есть в логическом смысле взаимоотношение "возможности" и "действительности". "Должное", имеющее опору в сущности, есть реально возможное. Оно в результате практической деятельности людей превращается в действительность. Общее решение вопроса о связи "сущего" и "должного" в общественном развитии имеет непосредственное отношение и к праву»1.

 

Однако эту позицию не приемлют некоторые западные и дореволюционные отечественные ученые-юристы2. Так, например, С. П. Мокринский писал: «Не каузальная оценка права, как явления социальной жизни, но само право, как таковое, нормативная природа права составляет предмет юриспруденции. Юрист изучает право не как элемент сущего, не как частицу реальной действительности, но как нечто, лежащее вне действительности, относящееся к совершенно иной сфере человеческого сознания, — как непосредственное выражение должного» .

 

С таким разрывом сущего и должного согласиться невозможно. Между сущим и должным отсутствует непроходимая пропасть, они находятся в диалектическом единстве. Сущее порождает должное, и должное в результате правоприменительной практики превращается в сущее. Отношения должного и сущего в общественном развитии есть в логической интерпретации нечто иное, как взаимодействие и взаимопреходы правовой возможности в правовую действительность. Должное, имеющее в качестве своего источника сущее и опираясь на него, есть реально существующее правовое возможное. Оно в результате практической деятельности по ее реализации превращается в правовую действительность.

 

При анализе правовой возможности следует различать два взаимосвязанных аспекта проблемы: возможность возникновения того или иного правосознания, создания того или иного правового акта и возможность того или иного варианта, пути, способа практической реализации данного правосознания, данного правового акта. Тем самым обнаруживается процесс превращения правовой возможности в действительность, в практику правового развития. Первоначально правовая возможность как определенное правосознание возникает как предпосылка создания правового установления — лишь первая стадия превращения возможности в действительность; вслед за этим наступает действие самого правового установления, регулирование соответствующего общественного отношения. С этой точки зрения право (правосознание, правовые нормы, правоотношения и т. д.) может рассматриваться как действительность — поскольку оно является уже объективно существующим и действующим, и как возможность — до той поры, пока оно не реализовалось, не воплотилось в регулируемых общественных отношениях и не принесло практических результатов. В силу этого правовая возможность имеет сложную природу. С одной стороны, она характеризует существующую и действующую правовую систему, а с другой — связь данной системы с условиями ее существования и действия. Именно это обстоятельство детерминирует и то, что правовая возможность вовсе не является неизменной, она изменяется и развивается вместе с изменением и развитием социальной действительности, которая обладает многочисленными признаками, чертами, свойствами, содержит в себе не только разные, но и противоположные, несовместимые, противоречивые возможности.

 

Тем самым социальная действительность не только создает условия для борьбы противоположных правовых возможностей, но и, в зависимости от результатов этой борьбы, в зависимости от ряда как объективных, так и субъективных факторов, детерминирует свое развитие. Социальную действительность нельзя понимать лишь как то, что необходимо и закономерно. Если бы она состояла только из необходимого и закономерного, то ее развитие приобрело бы вид фатальной неизбежности, и значение субъективного фактора свелось бы к нулю. Но дело, как известно, обстоит значительно сложнее. Социальная действительность включает в себя также и случайное, а поэтому незакономерное. Одна из функций права в том и состоит, что, отражая необходимое (а не вообще действительное), она охраняет его от случайного или, во всяком случае, ограничивает влияние случайного на закономерное развитие действительности, способствуя тем самым наиболее благоприятному развитию необходимого. В связи с этим следует различать реальные и формальные, общие и конкретные, необходимые и случайные правовые возможности.

 

 Правовая возможность реальна лишь в том случае, если она соответствует социальной действительности и тенденциям ее развития. Отрыв от фактов, событий, обстоятельств действительности, пренебрежение предпосылками и тенденциями развития, игнорирование реальных взаимосвязей и отношений правовой жизни превращают правовую возможность в фикцию, лишенную объективного содержания, обрекают ее на нереализуемость. Такая формальная правовая возможность по существу есть невозможность, поскольку она, как правило, не осуществляется. Поскольку в обоснование существования формальной возможности приводятся лишь формальные основания, постольку вероятность ее превращения в действительность ничтожна. Это достаточно ясно выразил Гегель .

 

Однако формальную правовую возможность не следует отождествлять с абстрактной правовой возможностью, которая фактически реально существует в социальной действительности в виде наиболее общей тенденции ее развития, отдаленной предпосылки ее возможного преобразования в будущем .

 

Всякая абстрактная правовая возможность уже в силу того факта, что она является возможностью, обладает известной долей реальности, равно как и всякая реальная правовая возможность, поскольку она не есть действительность, в известном смысле является абстрактной. С другой стороны, абстрактная правовая возможность при отсутствии достаточных условий может исчезнуть, ликвидироваться, но также может со временем и при благоприятных условиях превратиться в конкретную. Степень зрелости различных возможностей различна. Абстрактная (общая) правовая возможность, по мере своего вызревания и создания необходимых предпосылок и условий для реализации, превращается в конкретную правовую возможность. Следовательно, развитие действительности превращает абстрактную возможность в конкретную, которая, практически реализуясь, в свою очередь, изменяет эту действительность. Этот методологический вывод довольно убедительно иллюстрирует Гегель: «Чтобы понять, что такое развитие, мы должны различать, так сказать, двоякого рода состояния: одно есть то, что известно как задаток, способность, в-себе-бытие... Если мы, например, говорим, что человек от природы разумен, то он обладает разумом лишь в потенции, в зародыше; в этом смысле человек обладает от рождения и даже в чреве матери разумом, рассудком, фантазией, волей. Но так как дитя обладает, таким образом, лишь способностью или реальной возможностью разума, то выходит то же самое, как если бы оно совсем не обладало разумом; последний еще не существует в нем... ибо дитя еще не способно совершать что-либо разумное и не обладает разумным сознанием. Лишь тогда, когда то, что человек, таким образом, есть в себе, становится для него, следовательно, когда оно становится разумом для себя, человек обладает действительностью в каком-нибудь отношении; лишь тогда человек действительно разумен...»1

 

Но не всякая реальная и конкретная правовая возможность является вместе с тем и необходимой. Таковой выступает лишь возможность, которая отражает закономерную тенденцию развития социальной действительности. В сущности эффективность действия права есть не что иное, как степень реализованности необходимой правовой возможности.

Та же правовая возможность, которая возникает как продукт случайного стечения обстоятельств, противоречит закономерному ходу общественного бытия и его естественным потребностям, является не необходимой, а случайной. Ее реализация ничего, кроме вреда, принести не может, а поэтому рано или поздно она либо отменяется, либо сама по себе отмирает. Однако этот общий вывод имеет иногда исключения, когда «счастливое» сочетание случайностей может быть эффективно использовано в правотворчестве, но, как правило, на ограниченный период времени.

 

Проведенная детализация понятия правовой возможности и ее классификация имеет важное методологическое значение для более глубокого проникновения в существо соотношения философии права с юридической практикой, позволяет наглядно видеть процесс превращения теоретического как возможного в практическое как действительное, управлять этим процессом в оптимальном и наиболее эффективном правовом регулировании соответствующих общественных отношений.

 

Если социальная действительность изменяется, развивается и превращается в новую действительность через реализацию, в частности, правовой возможности, то и юридическая наука должна не только отражать объективно существующую в данных условиях места и времени действительность, но и вскрывать правовые возможности, определять среди них реальные, конкретные и необходимые, указывать рациональные пути их практического перехода в действительность; не только описывать, комментировать и систематизировать правовые явления и процессы, но и логически «вычислять» вероятности совершенствования и преобразования правовой действительности, предвидеть возможности ее развития.

 

Мир возможного бесконечно многообразен. Будущее всегда предстоит перед нами в виде богатейшего спектра возможностей. В действительности же воплощается только несколько возможностей. Взаимоисключающие возможности могут рассматриваться как потенциально существующие в действительности до тех пор, пока практическая реализация одной из них не стала самой действительностью. Смысл правотворческой и правореализующей практики в том именно и состоит, чтобы избрать ту именно возможность (или несколько возможностей), которая в наиболее полной мере отвечает потребностям прогрессивного общественного развития. Однако между избранием той или иной возможности для реализации в действительность и самой ее фактической реализацией — дистанция довольно значительная. Преодоление этой дистанции, т. е. превращение правовой возможности в действительность, зависит в основном от комплекса взаимосвязанных обстоятельств, а именно: действия определенных объективных закономерностей, их познания и практического использования для нужд правового регулирования соответствующих общественных отношений; наличия благоприятных условий для такого познания и использования; отбора той именно правовой возможности, которая в наибольшей степени отвечает потребностям прогрессивного развития; зрелости избранной правовой возможности для практической реализации; учета случайных факторов и, наконец, практической деятельности в правотворческой и правореализующей сфере.

 

Действие определенных объективных закономерностей является не только источником и причиной возникновения самой правовой возможности, но и основанием для ее превращения в действительность. Но одного лишь основания еще недостаточно для перехода возможности в действительность. Необходимо также теоретическое познание объективных закономерностей, возникающих правовых возможностей и их использования в практической правотворческой и пра- вореализующей деятельности, в определении зрелости этих возможностей для воплощения их в действительность. А это, в свою очередь, предполагает наличие таких демократических условий жизни общества, которые позволяют осуществлять практический переход правовой возможности в действительность легко, беспрепятственно, свободно.

 

Зависимость каждой реальной возможности от данных конкретно-исторических условий выражает закономерную связь этих условий с тем явлением или процессом, возможность возникновения которого она создает. Поскольку же каждая реальная возможность является своего рода совокупным выражением и проявлением главным образом внутренней специфики данных конкретно-исторических условий, постольку внутренние специфические факторы этих условий играют непосредственно решающую роль в определении характера и зрелости существующих возможностей, в определении того, какая из реальных, в частности правовых, возможностей может и должна быть реализована. Вот почему как правотворческая, так и правореализующая деятельность может претендовать на научную обоснованность лишь в том случае, если она опирается не только на глубокое знание объективных закономерностей, но и на всесторонний учет тех конкретных условий места и времени (в том числе и случайных факторов). И это понятно, поскольку объективные закономерности, определяя лишь основное направление, главную тенденцию, наиболее общие потребности социального развития, вовсе не исключают возникновения различных возможностей в зависимости от конкретных условий. Поэтому, для того чтобы превратить желаемую возможность в действительность, исключая все другие возможности, для того чтобы дать простор тем объективным закономерностям, действие которых наиболее выгодно для общества, или ограничить действие других закономерностей, тормозящих движение общества вперед, необходимо не только изучить требования самих объективных закономерностей, но и тщательно проанализировать условия, в которых они действуют, использовать в практической деятельности как сами эти закономерности, так и конкретные условия их проявления.

 

Нельзя думать, что во всех случаях правотворческие органы обладают достаточными сведениями о сущности и характере тех общественных отношений, которые подлежат правовому регулированию в силу потребностей общественного развития. Эти потребности могут вполне созреть, а познание их в той мере, в какой это необходимо для правового регулирования соответствующих отношений, может отсутствовать. Именно этим объясняются пробелы, несовершенство, противоречивость различных актов действующего законодательства.

 

Аналогичным образом дело обстоит и с реализацией правовых установлений: даже при наличии научно обоснованной системы действующего законодательства и благоприятных условий для его реализации в практике, как известно, имеют место так называемые административные и судебные ошибки.

 

Конкретно-исторические условия сами по себе, разумеется, не являются причиной перехода правовой возможности в действительность, но их познание необходимо для того, чтобы обнаружить содержащиеся в них причины, вызывающие определенное следствие — превращение возможности в действительность. С другой стороны, неправильно представлять дело так, будто бы познание объективных закономерностей и наличие благоприятных условий (также познанных) сами по себе являются достаточными предпосылками для перехода правовой возможности в само право, а права в социальную действительность. При таком упрошенном понимании проблемы оказалось бы, помимо прочего, неясным, по какой именно причине из всего множества правовых возможностей реализуются только некоторые из них.

 

В общественной жизни, и в частности в правовой ее сфере, развитие происходит значительно сложнее. Здесь, как и во всех иных областях жизни общества, действуют противоположности во всем многообразии проявлений их противоречивых тенденций, противостоящих сил, факторов и обстоятельств. Можно отметить три основные и взаимосвязанные линии, по которым проявляются эти противоположности: во- первых, между социальной действительностью и действующей правовой системой; во-вторых, между социальной действительностью (в том числе и действующей правовой системой) и порождаемыми ею правовыми возможностями; в-третьих, между самими правовыми возможностями.

 

Многообразие существующих правовых возможностей является выражением различных тенденций развития социальной действительности. Следовательно, борьба противоположных тенденций в сфере действительности имеет существенное, более того, определяющее значение в выборе той правовой возможности, которая должна оказаться практически осуществимой. Иначе говоря, разрешение противоречий в области действительной жизни в конечном счете обусловливает исход борьбы в области отбора правовых возможностей. И это понятно, поскольку компетентный государственный орган призван правовыми средствами не только разрешать возникающие противоречия, но и закреплять те тенденции социальной действительности, которые отражают закономерный процесс ее развития. В этом пункте рассуждений мы вплотную подошли к вопросу о соотношении категорий действительности, необходимости и возможности в праве, рассмотрение которого позволит глубже проникнуть в диалектику теоретического и практического. На этой проблеме мы остановимся подробно в последующем. Здесь же отметим, что необходимость развития объективной действительности, проявляясь в форме случайности, может породить также возможности, которые при определенных условиях не обязательно должны превращаться в действительность. В этом случае событие, наступление которого ожидается или предполагается, является только возможным, но не необходимым.

 

Наряду с этим та же необходимость, выражая внутреннюю тенденцию развития объективной действительности, порождает такие возможности, которые рано или поздно, но в конечном счете обязательно превратятся в действительность. В этом случае событие, которое должно произойти, является не только возможным, но и необходимым. Действительность, порождая такие возможности, вместе с тем создает и условия, при которых их превращение в действительность является неизбежным. Следовательно, в зависимости от исторического характера действительности необходимость ее развития порождает возможности, которые имеют характер либо необходимой возможности, либо случайной возможности . Сложившаяся конкретно-историческая ситуация вместе с тем предопределяет как то, какая из наличных взаимоисключающих возможностей на данном этапе развития будет реализована, так и быстроту превращения возможности в действительность.

 

Нетрудно видеть, что данные общие положения имеют методологическое значение, в частности и в особенности, для правотворчества. Если развитие действительности порождает как необходимые возможности, так и возможности случайные, то прогрессивное воздействие на действительность может быть достигнуто прежде всего тогда, когда правотворчество опирается на необходимые возможности, способствует правовыми средствами их превращению в действительность. Если не всякий процесс превращения возможности в действительность есть вместе с тем превращение возможности в необходимость, то ориентация прежде всего на необходимую возможность является условием научного правотворчества.

 

Если, наконец, развитие действительности порождает наряду с необходимыми случайные возможности, не отражающие закономерных тенденций развития этой действительности, то, следовательно, в процессе правотворчества следует учитывать и контролировать случайные возможности, предотвращать их превращение в действительность или, по крайней мере, использовать их временно, ограниченно и в интересах правового регулирования соответствующих общественных отношений. Из положения об обязательной ориентации прежде всего на необходимую возможность при создании правовых норм вовсе, разумеется, не вытекает, что при познании действительности допустимо в процессе правотворчества игнорировать случайные возможности.

 

Изменчивость социальной действительности, выступающей в разнообразных формах необходимости и случайности, ставит перед правотворчеством задачу познания этих форм в их единстве и соотношении к моменту создания правовой нормы. Лишь в этом случае законодатель не только обнаружит закономерное развитие необходимости, пробивающей себе дорогу через массу случайностей, но и сможет контролировать действие случайных факторов и даже использовать их при благоприятной ситуации в интересах общества.

 

Таким образом, научно обоснованное правотворчество, отражающее объективность общественного развития, исходит прежде всего из необходимой тенденции этого развития, опирается на нее, реализует ее и тем самым открывает простор социальному прогрессу и обеспечивает его правовыми средствами. Необходимость поэтому оказывается тем мостом, по которому в основном проходит путь превращения правовой возможности в правовые нормы, а затем — в результате их практической реализации — в социальную действительность.

 

Отмеченное соотношение необходимости и случайности в правотворчестве носит всеобщий характер и в силу этого не исключает использования благоприятного стечения случайных обстоятельств, которые в конечном счете способствуют быстрому и полному достижению целей законодателя.

 

Обнаружение необходимой правовой возможности еще не является достаточным основанием для ее превращения в правовую норму и для реализации в социальной действительности. Требуется, помимо этого, определить ее обоснованность, зрелость для практического перехода в действительность. Мерой развитости возможности является вероятность, которая характеризует величину основания для осуществимости возможности, силу действия причин и условий, ее породивших. Иначе говоря, вероятность характеризует «параметры» возможности, ее осуществимость, реализуемость.

 

У правовой возможности иногда отсутствует достаточно обоснованная вероятность осуществления в данных конкретных условиях места и времени. В этом случае мы будем иметь дело с абстрактной правовой возможностью, которая связана с действительностью значительным временно-пространственным расстоянием и переход которой в действительность происходит посредством множества других, более конкретных правовых возможностей. При этом нередко переход абстрактной правовой возможности в действительность осуществляется не через сумму однозначных правовых возможностей, а через их систему. Познание этой системы позволяет не только обнаружить всю сложность механизма перехода абстрактной правовой возможности в действительность, но и определить, в какой степени прошлое и настоящее детерминируют и предопределяют основные черты будущего состояния правовой системы и ее действия.

 

Процесс перехода от абстрактной правовой возможности к конкретной есть процесс нарастания тех условий и причин, которые увеличивают вероятность ее реализации. Отсюда следует, что практика правотворчества и правореализу- ющей деятельности, опираясь на необходимые возможности и определяя степень их зрелости, для перехода в действительность должна своевременно создавать правовые нормы и осуществлять их предписания. В равной мере недопустимо как преждевременное превращение правовой возможности в действительность, так и запаздывание в этом деле. Эффективное правовое регулирование соответствующих общественных отношений предполагает обнаружение возникших возможностей, определение их зрелости, развитости, обоснованности для перехода в действительность и — при наличии таковой — изучение путей, способов и средств их практической реализации.

 

В этой связи возникает важный для правовой практики вопрос об определении момента превращения возможности в действительность, своевременного разрешения с помощью права намечающихся противоречий. Не каждая только что возникшая правовая возможность должна быть тут же превращена в действительность. Преждевременность принятия правового акта не способствует созданию условий для реализации соответствующей возможности, для ее наиболее безболезненного перехода в действительность, для успешной ликвидации образовавшегося противоречия. В процессе создания правового акта и его осуществления необходимо предвидеть те конкретные препятствия и трудности, которые могут возникнуть при разрешении назревших или назревающих противоречий, и с учетом этого установить не только наиболее целесообразные пути, способы и средства, но и сроки реализации правового акта, при которых практическое разрешение противоречий, переход возможности в действительность будут осуществлены в максимальной степени безболезненно, легко и гармонично.

 

Изложенное со всей очевидностью показывает, что переход правовой возможности в социальную действительность предполагает единство познания и действия. Только на этой основе теоретическое воплощается в практическом; благодаря этому последнее обретает в полной мере сознательность. Но прежде чем перейти к непосредственному рассмотрению этого процесса, необходимо подробно остановиться на проблеме цели права и средств ее достижения, что раскроет смысл перехода возможности в действительность.

 

 

 

 Смотрите также:

 

Проблема деятельности в психологии. Рубинштейн.

...структурно-функциональный аспект (определяет возможности анализа психического как сложной
· Деятельность — процесс активного отношения человека к действительности, в ходе

Проницаемость границ между символикой художественных обра...

На это обращал внимание любой теоретик, размышлявший о соотношении действительности и ее образа в искусстве.
Подобная нерасчлененность художественных форм ограничивает возможности семиотического анализа искусства, оставляющего «за кадром» все живое...

 

МАРКЕТИНГ. Маркетинговый контроль. Планирование маркетинга

Четырьмя основными средствами контроля являются: анализ возможностей сбыта, анализ доли рынка, анализ соотношения между затратами на маркетинг и сбытом и наблюдение за отношением клиентов.

 

Содержание и направления сотрудничества...

Схема предпринимательских действий как раз дает возможность выбрать ее для каждого партнера.
Анализ платежеспособности и ликвидности предприятия. Оценка структуры источников средств. Анализ оборачиваемости а