Методология права - предмет, функции, проблемы философии права

 

ФИЛОСОФИЯ ПРАВА В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОГО ЗНАНИЯ

 

 

 

Вопрос о предмете философии права, равно как и любой иной науки, не так прост, как может показаться на первый взгляд. Еще Гегель справедливо указывал: «Понятие предмета не является природным нашим достоянием. Каждый человек обладает пальцами, может получить в свое распоряжение кисть и краски, но это еще не делает его живописцем. Точно так же обстоит дело и с мышлением. Мысль о праве не есть нечто такое, чем каждый обладает непосредственно; лишь правильное мышление есть знание и познание предмета, и наше познание должно быть поэтому научным» .

 

Каждый более или менее существенный этап в развитии науки всегда сопряжен с необходимостью возвращения к рассмотрению ее предмета . Это вполне закономерный процесс, поскольку само развитие не только влечет за собой количественное расширение и качественное изменение тех явлений, которые неизбежно включаются в орбиту исследования, но и представляет собой все более всестороннее и углубленное проникновение в эти явления, в их взаимосвязи и взаимоотношения. Научное овладение новыми объектами (или их свойствами), более высокий уровень их познания, необходимость системного подхода к ним и анализа во взаимодействии с другими отраслями знания со временем приводят к преобразованию науки.

 

Именно с такой ситуацией мы сталкиваемся в данный исторический период, стремясь определить предмет философии права как наиболее сложного, многогранного направления в правоведении, обслуживающего все ее отрасли.

Правовая реальность изучается не только юридическими, но и другими общественными науками. Один и тот же социальный объект оказывается в поле зрения многих отраслей общественного знания, что, однако, не означает совпадения их предметов. Общественные науки изучают, в частности, право на том или ином уровне, в том или ином аспекте, преследуют те или иные цели познания.

 

Правовая система, как и иные сложные социальные феномены, имеет в своем составе разнокачественные компоненты, различные подсистемы и многогранные в структурном и функциональном отношениях образования. В зависимости от того, какие из этих компонентов являются объектами изучения, и составляется соответственно предмет каждой отрасли общественного знания.

 

Юридические науки изучают общие, особенные и отдельные проявления правовой действительности, и в соответствии с этим определяется предмет каждой отдельной отрасли правового знания.

 

Из сказанного вытекает бесплодность попыток провести абсолютную разграничительную линию между предметами общественных и, в частности, юридических наук, поскольку сами общественные и правовые явления и процессы органически между собой связаны, взаимодействуют и взаимопроникают в ходе своего развития. Тем более невозможно провести такую разграничительную линию между предметами юридических наук, изучающими один и тот же объект — право. Однако это утверждение не означает, будто исключается возможность определения специфического предмета той или иной науки.

 

Отграничение предмета одной науки от другой должно идти не только по линии расчленения объектов исследования, но и по аспектам, уровнями целям исследования в случаях совпадения их объектов. Например, природа, общество, человек, государство, право и т. д. являются объектами исследования множества наук, хотя уровень, аспект или цель их исследования в каждой науке особые, характерные для предмета именно данной науки. Даже в пределах единого комплекса юридических наук, изучающих право в различных проявлениях, довольно четко (но не абсолютно) обнаруживается отличие предмета каждой ее отдельной отрасли. Без такого отличия юридическая наука выглядела бы как бесформенное нагромождение разнопорядковых правовых объектов.

 

Философия права представляет сложный симбиоз философии, социологии, обшей теории права, отраслевых юридических и ряда иных наук. Поэтому определение ее предмета первоначально предполагает выяснение соотношения и взаимодействия с этими науками, что позволит вскрыть общность и различие их назначения и роли в познании права.

 

Начнем с анализа соотношения и взаимодействия философии, социологии и общей теории права (в состав которой входит и философия права, что будет обосновано в дальнейшем). Эта задача осложняется тем, что сама философия внутри себя делится на два основных направления, исследующих философию природы (философия естествознания) и философию общества (социальная философия), разделяясь в этих рамках на онтологическое и гносеологическое направления (так называемые исторический материализм и диалектический материализм). Кроме того, от философии уже отпочковались, но органически с ней связаны ряд наук, развивающихся относительно самостоятельно (например, этика, эстетика и др.). Эта довольно сложная структура философии предполагает необходимость выяснения как предмета социальной философии, поскольку право является социальным феноменом, так и предмета теории познания, поскольку философия права является гносеологическим направлением общей теории права (что будет обосновано в дальнейшем).

 

Так называемый исторический материализм, твердо вошедший в отечественный научной оборот, есть фактически не что иное, как общая социология — наука об обществе в целом .

В этом легко убедиться, сравнив проблематику исторического материализма и общей социологии (бытие и сознание, базис и надстройка, производительные силы и производственные отношения, классы и классовая борьба, национальное и интернациональное, революция и контрреволюция и т. д.) .

 

Ф. Энгельс заключал, что применяет «выражение "исторический материализм" для обозначения того взгляда на ход всемирной истории, который конечную причину и решающую движущую силу всех важных исторических событий находит в экономическом развитии... в вытекающем отсюда разделении общества на различные классы и в борьбе этих классов между собой» .

 

Допустимо, конечно же, применять различные «выражения» (в том числе, например, и «исторический идеализм») для более четкой формулировки мысли, но возводить подобного рода выражения в ранг самостоятельной науки нет оснований, тем более тогда, когда уже существует наука — социальная философия или общая социология (что одно и то же), которая призвана исследовать те же проблемы, что и «исторический материализм». Другое дело, что приоритет «исторического материализма» в отечественном обществоведении был настолько безусловен, непререкаем и абсолютен, что общей социологии не оставалось ничего иного, как заняться преимущественно конкретно-социологическими методами исследования (хотя, как известно, один из методов, каким бы важным и эффективным он ни был, не может быть положен в основу предмета той или иной науки). Что же касается «хода всемирной истории», «всех важных исторических событий», то это предмет исторической науки и, если угодно, марксистской общей социологии, рассматривающей эти «ход» и «события» не в историческом, а в логическом осмыслении. Это подтверждается и современным развитием общей социологии, все больше охватывающей и поглощающей проблематику «исторического материализма».

«Исторический материализм» определяется и как распространение диалектики на социальные явления и процессы. Но такое распространение не есть исключительная прерогатива лишь «исторического материализма», поскольку при исследовании явлений и процессов, происходящих в обществе, диалектика используется не только материализмом, но даже — и в не меньшей мере — идеализмом.

 

Итак, тенденция развития общественных наук исключает «исторический материализм» в качестве самостоятельной научной отрасли знания и восстанавливает общую социологию в ее истинном предназначении.

Общая социология является наукой об основных и главных закономерностях общества как единого целостно-системного образования, о его истории в логической интерпретации, о современном состоянии и перспективных тенденциях развития. Осуществляя глобальный синтез всех отраслей обществоведческого знания, она обогащает себя и вместе с тем вооружает каждую из этих отраслей всеобщей теорией общества, на основе и в соответствии с которой каждая отраслевая общественная наука изучает свой специфический предмет как часть (или тот или иной уровень познания) общественного целого.

 

Однако было бы ошибочным полагать, что общая социология есть простая сумма выведенных за скобки общих положений обществоведения, совокупность его голых абстракций, застывших догм, мертвых схем и моделей. Общая социология развивается (должна развиваться), постоянно обогащаясь новыми достижениями отраслевых обществоведческих наук, и, обобщая эти достижения, создает концепцию общественного развития в его целостности, единстве и системности. С другой стороны, глобальный синтез всех отраслевых общественных наук вовсе не означает превращения общей социологии в единственную науку об обществе или в науку всех общественных наук. Он означает лишь ту закономерность развития науки вообще, когда одна из ее отраслей призвана осуществлять функцию интеграции всех других, обобщая, синтезируя их основные, главные, наиболее значимые достижения. Конкретизируя эти достижения в снятом виде, общая социология создает целостно-системную картину общественного бытия. И этот процесс вполне закономерен, о чем свидетельствует история науки: дифференциация и интеграция наук всегда протекали параллельно, отпочкование одной науки от другой сопровождается в перспективе их слиянием на более высоком теоретическом уровне. Подобная закономерность, как будет показано в дальнейшем, действует и в отношении различных отраслей и направлений правоведения.

Целостно-системная картина общественного бытия — это образ объективной реальности, жизнедеятельности общества, фиксирующий его главные, основополагающие, сущностные признаки, принципы, тенденции закономерного развития. Эвристическая роль формирующейся картины состоит не только в том, что она не только помогает каждой отраслевой общественной и специальной социологической науке видеть и учитывать свой предмет в контексте целого, но и ориентирует на междисциплинарное исследование общественных явлений и процессов.

 

Следовательно, общая социология в системе общественных наук играет ведущую роль. Во-первых, она выступает в качестве обобщающей, логико-синтезирующей науки, впитывающей в себя наиболее значимые достижения отраслевых общественных наук, и прежде всего отраслевой социологии. Во-вторых, общая социология является теоретико-методологической основой для развития отраслевых общественных и специальных социологических наук. Помимо общетеоретической концепции общественного развития, она разрабатывает — особенно интенсивно в последние десятилетия методологические основания — принципы, методы, используемые как ею самой, так и отраслевыми общественными и специальными социологическими науками для более углубленного и всестороннего познания соответствующих объектов. При этом общая социология, естественно, взаимодействует с философией, исследующей проблемы теории познания, гносеологии и диалектики, и опирается на нее.

 

Аналогичную функцию выполняет и общая теория права, но на более конкретном уровне, т. е. в рамках отраслевых юридических наук. Она, во-первых, интегрирует, систематизирует и обобщает знания и достижения отраслевых юридических наук и тем самым создает целостно-системную картину правовой жизни общества; во-вторых, осуществляя глобальный синтез всех отраслей юридической науки, обогащает себя и вместе с тем вооружает каждую из этих отраслей всеобщей концепцией права, на основе и в соответствии с которой каждая отраслевая юридическая наука исследует свой специфический предмет как часть (или уровень) правового целого.

Отсюда вытекают и другие признаки общей теории права, аналогичные признакам общей социологии: она не является единственной юридической наукой, не претендует на роль науки для всех юридических наук, не есть простая сумма выведенных за скобки общих положений правоведения.

 

Отмеченная тождественность (хотя и на различных уровнях) общей социологии и общей теории права обусловливает необходимость рассмотрения их взаимосвязи и взаимодействия (вопросы же структуры общей теории права, ее взаимосвязи и взаимодействии с отраслевыми юридическими науками будут рассмотрены ниже).

Взаимодействие наук вообще является необходимой и актуальной потребностью развития самой науки, повышения качества, эффективности и результативности научных исследований. Оно обусловлено объективными причинами: не только внутренней логикой и тенденциями развития науки, но и запросами практики. Современная общественная практика ставит перед наукой такие комплексные задачи, которые не в состоянии решить порознь каждая отдельная отрасль знания. Их решение возможно лишь при сотрудничестве, проникновении одних в другие и взаимодействии наук, в частности общей социологии и общей теории права. Приходится, однако, признать, что такое сотрудничество, взаимопроникновение и взаимодействие пока не налажено.

 

Общая социология выступает по отношению к общей теории права не столько в роли стабилизатора стереотипов юридического мышления, сколько в качестве катализатора и стимулятора развития этой теории. Общая социология в силу своего предназначения обязана быть «возмутителем спокойствия» применительно к общественным наукам, в том числе и к обшей теории права; ставить перед ними новые задачи, цели, проблемы.

 

Эту миссию общая социология пока выполнить не в состоянии, поскольку только еще начинает освобождаться из плена устоявшихся традиций и догм мышления. Более того, стандартная тематика «исторического материализма», автоматически перешедшая в общую социологию, свидетельствует о множестве пробелов в познании реальной действительности. Ограничимся лишь одним примером. Известно, что природа и общество органически между собой связаны, составляя единство объективного мира. Это обусловливает необходимость при изучении общества учитывать и закономерности развития природы. В предмете общей социологии должны найти место также явления и процессы природы, во всяком случае социальные аспекты влияния природной среды на общественное развитие, а именно: социальный генезис, содержание и последствия воздействия природы на общество и общества на природу. Отсюда вытекают и такие глобальные проблемы общей социологии, как экологическая, демографическая, национальная, зашита окружающей среды, воздействие человека на природу, создание «второй природы», биосоциальная природа самого человека, а также проблемы биосоциологии, биоэтики и многие другие.

 

Общая социология занимается этими проблемами, но далеко не достаточно. В решении обозначенных проблем заинтересованы и специалисты по общей теории права; ее проблематика в современную эпоху значительно расширяется. Разумеется, объектами исследования являются объективные закономерности развития правовых явлений и процессов, но для того чтобы проникнуть в их глубинную сущность, овладеть ими наиболее полно, необходимо изучить и другие смежные объекты: влияние природных условий на характер правовой системы того или иного общества, воздействие природных факторов на правотворчество и правореализацию, правомерное или противоправное поведение (действие или бездействие), правовое стимулирование научно-технического прогресса, правовая охрана природной среды, правовое регулирование отношений в связи с освоением космоса и т. д.

 

К сожалению, каждая из наук, в данном случае нас интересующих, до сих пор не выходит из своей «квартиры». Казалось бы, с общественных наук теперь уже снят тотальный пресс, в течение более чем полувека давивший свободу мысли, подчинявший ее господствующей идеологии и политике, которые сами по себе были менее всего научно обоснованными. Однако было бы наивно полагать, что высвобождение из-под пресса давления на мысль вполне достаточно для незамедлительного свободного творчества, ибо оно предполагает не только разрыв с воинствующим догматизмом, стандартными формами мышления, но и овладение новейшими достижениями мировой науки, ее методологическими возможностями. Такое преобразование научного мышления лишь на первый взгляд кажется простым и легким делом. Долгие годы насилия над мыслью закрепостили ее настолько, что выход из этого состояния потребует огромных усилий и продолжительного времени . И этот процесс окажется тем успешнее, если само мышление будет энергично стремиться к освобождению, выйдет на широкие просторы свободного творчества, использует его для критического анализа действительности, для вдохновения и смелых дерзаний в постановке и решении новых проблем общественного прогресса.

 

Распространенное мнение об «абстрактности» философии, общей социологии, общей теории права и особенно философии права, обобщенно отражающих реальную действительность общественной и, в частности, правовой жизни, нельзя понимать в том смысле, что эти науки не интересуют конкретные общественные и правовые явления, процессы, ситуации и факты. При обобщении этих конкретностей указанные науки не могут отвлекаться от них. Без опоры на конкретность невозможно образование научных абстракций, исключается аргументация положений и выводов философ- ско-социологических и правовых исследований. При этом, однако, данные науки должны учитывать не только статичное состояние исследуемых объектов, но и их движение, развитие, преобразование. И решение этой задачи не может не иметь абстрактного характера, выраженного в прогнозах. Если к тому же иметь в виду и то обстоятельство, что общественных, в том числе и правовых, явлений, процессов, ситуаций и фактов великое множество, что они находятся в определенной целостной системе, органически взаимосвязаны, взаимодействуют и проникают друг в друга, то все это бесконечное многообразие невозможно выразить иначе, как через абстракцию. Поэтому научная абстракция, будучи единством многообразного, сама по себе оказывается конкретнее любой созерцательной конкретности. И только такая научная абстракция, синтезирующая, в частности, конкретные правовые явления, процессы, ситуации и факты, обретает доказательную силу, имеющую существенное значение в юрисдикционной практике. Выбор правовых конкрет- ностей для обобщения не должен носить необоснованный характер, нельзя произвольно «выдергивать» эти конкретности из их целостно-системной правовой реальности. В огромном массиве правовых явлений, процессов, ситуаций, фактов извлекаются лишь те, которые типичны, имеют принципиальное, важное значение для характеристики состояния и развития права. Лишь обобщение таких конкретностей в правовой абстракции приобретает доказательность, которой руководствуется практика.

Эти общетеоретические положения, равно как и соотношение, взаимодействие иных наук (психологии, естествознания, кибернетики и др.) с правоведением и, в частности, с философией права, будут развиты и конкретизированы в последующих рассуждениях. Но прежде необходимо более определенно выяснить предмет философии права и ее соотношение, взаимодействие с философией, общей теорией права и отраслевыми юридическими науками.

 

 

 

 Смотрите также:

 

социология права

Предметом социологии права является право в его социальном выражении, проявлении и измерении.
Проблематика юридической практики, разработка понятия правовой системы, включение социологии права (наряду с философией права и специально-юридической...

 

Философия права принадлежит к числу основополагающих...

Правовая система является выражением социальной структуры, норм и ценностей в законах. При таком подходе единство права для всех эпох
Отношение к ним Сократа и исходная точка его философии.— Добродетель — знание.—Добродетель— благо,—Значение логических и их...

 

Социологическая юриспруденция. Социологическая школа права.

Проблематика юридической практики, разработка понятия правовой системы, включение социологии права (наряду с философией права и специально-юридической теорией) в качестве компонента в общую теорию права...