ДРЕВНИЙ КЛИМАТ

 

Меловой период, Мел

 

 

Меловой период (135—65 млн. лет)

 

Изменение температуры и влажности в течение мелового периода привело к существенному видоизменению площади климатических областей, аридных и гумидных секторов. Так, в начале неокома отмечается аридиза- ция климата, в аптском и особенно в альбеком веках, наоборот, гумидизация климата достигла максимума, а в позднемеловую эпоху во многих районах вновь отмечается усиление аридизации. Наряду с сокращением площади аридных областей и расширением зон с переменным и равномерным увлажнением в альбеком веке происходило общее похолодание, достигшее максимума к концу этого интервала. Эти глобальные изменения климата отразились на особенностях денудации, выветривания и осадконакопления, а также на составе органического мира. В частности, к этому рубежу приурочена смена мезофитной флоры кайнофитной, в кото- рои господствующее положение занимают покрытосеменные.

 

Положение тропического и экваториального поясов в ранне- меловую эпоху выделяется по развитию разнообразных моно- миктовых терригенных, экстракарбонатных, сульфатно-карбонат- ных и эвапоритовых формаций, присутствию большого количества протяженных рифовых тел, развитию мощных кор выветривания латеритного и каолинитового типа и различных в генетическом отношении бокситовых месторождений.

Моря тропического и экваториального поясов отличаются богатством и большим разнообразием фауны. Среди них необходимо отметить присутствие крупных колоний кораллов, многочисленных рудистов, орбитолин, кокколитофорид, разнообразных головоногих, брюхоногих и двустворчатых моллюсков.

 

Важное значение для характеристики климата имеют палео- температурные определения изотопным и магнезиальным методами. Хотя данные палеотермометрии по раннемеловой эпохе фрагментарны и проведены по различным группам организмов, тем не менее они дают возможность охарактеризовать температурные условия и наметить общие тенденции в их изменениях.

 

Согласно данным Р. Боуэна [13], Р. Боуэиа и Ф. Фонте [116], Г. Лоуэнстама [157, 158] и др., наиболее высокие температуры в Западной Европе были в берриасе — до 20—23°С. В дальнейшем наблюдается постепенное снижение температуры. В валан- жинском веке она достигала 21 °С, в готериве—19—22 °С, а в барремском веке—17—21 °С. В процессе изотопного анализа Боуэном [13], Лоуэнстамом и Эпштейном [158] для альбского века Франции и Южной Англии были получены температуры, равные 20—25 °С. Однако эти высокие значения изотопных температур противоречат литологическому составу и комплексам фауны и флоры. Геологические и палеонтологические данные свидетельствуют о наступившем в конце альбского века похолодании. Об этом говорит и то, что в пределах Западной Европы в течение неокома и аптского века развивались исключительно теплолюбивые (тропические) группы фауны, а в альбском веке исчезли кораллы, рудисты, изменился видовой состав брахиоподовой и ам- монитовой фауны, прекратилось образование рифовых массивов, появились бореальные и суббореальные формы не только среди бентосных мелководных, но и среди свободноплавающих организмов, большое развитие получили космополитные эвритермные головоногие моллюски. Постепенно изменялись характер и условия осадконакопления. В то время как на протяжении большей части раннего мела в морских бассейнах формировались экстракарбонатные формации, в альбе осадконакопление стало терри- генно-олигомиктовым, а среди континентальных образований существенно сократилась роль каолинита.

 

По другим регионам имеются только единичные определения палеотемператур. По данным зарубежных авторов, в позднем альбе Индии температуры достигали 22 °С. Близкие значения получены для апта и раннего альба Мозамбика и Северной Австралии.

 

В США температуры апта и альба изменялись в пределах 19-21 °С.

На территории обширного тропического пояса выделяются области с различным режимом увлажнения ( 5.6). Его центральную часть занимал экваториальный пояс. Он охватывал значительную часть Бразилии, Эквадор, северные районы Перу, центральную часть Африки, юг Аравийского полуострова и Индостан. В его пределах осуществлялось формирование угленосных отложений (Эквадор, Перу, северо-восток Омана, п-ов Кач, Индокитай) и континентальных мономиктовых осадков, обогащенных растительным детритом. В основном эти толщи представлены кварцевыми песками со значительными прослоями каолинитовых и углистых глин.

 

В бассейне Амазонки, на северо-востоке Бразилии, в Камеруне, Судане, Таиланде, Кампучии, на юго-западе Вьетнама известны континентальные слабокарбонатные и бескарбонатные красноцветы. Континентальные терригенные отложения Центральной Африки в основном представлены кварцевыми песками с ка^ олинитовым цементом, в которых встречаются большЪе количество оолитов железа, обломки кирасы и латеритных бокситов (юг впадины Конго, Камерун). В Нигерии и Камеруне распространены пизолитовые латериты.

 

К северу и югу от экваториального пояса располагались об-* ласти с аридным тропическим климатом. В северном полушарии аридные сектора устанавливаются по развитию солей, гипсов, ангидритов, карбонатных и гипсоносных континентальных красноцветов. Эти образования известны на юге США, в Мексике, Центральной Америке и Колумбии, на северо-западе и севере Африканского континента и в пределах южной Евразии. В то время как на Северо-Американском континенте аридные условия сохранялись практически неизменными на протяжении всей раннемеловой эпохи, в Африке и Евразии во второй половине раннего мела влажность увеличилась и климат стал умеренно-влажным. К этому времени относится накопление лигнитоносных отложений в Алжирской Сахаре, формирование угленосных толщ в Южном Ливане, Афганистане (Сабзан, Герат), Монголии и Китае (Хэйлунцзян, Ги- рин, Сычуань, Фуцзень).

 

В неокоме аридный сектор Евразии разделяется на сухую центральную и умеренно-сухую периферическую области [80]. В наиболее сухой части, охватывающей Аравию, Иран, юг Средней Азии, Таримский бассейн и Западный Алашань, наряду с соленакоплением и обильной гипсоносностью распространены красноцветы, насыщенные известью и сложенные полимиктовым грубообломочным материалом. Глин очень мало и они состоят из гпдрослюды и монтмориллонита. Современными аналогами ландшафтов аридного сектора Евразии В. М. Синицын [80] считает сухую саванну Африки, которая получает менее 500 мм осадков в год. Продолжительность засушливого периода здесь 5— 8 мес.

 

В периферических областях аридного сектора (Южная Европа, Закавказье, север Средней Азии, Казахстан, Джунгария, Южная Монголия, Ордос, Тибет) соленакопления не происходило, но при изменении солености в заливах формировались доломиты. Красноцветы содержат мало аркозового материала и извести, но в них возрастает количество глин.

 

В областях ослабленного аридного климата известны многочисленные находки остатков ксерофильной растительности (клас- сополис, подокарповые, подозамитовые и др.). Пресные озера населены богатой фауной пелецинод, гастронод, остракод, фил- лопод и рыб. В динозавровой фауне небольшую роль играли зауроподы, обитавшие в пресных водоемах, а господствующее положение занимали игуанодонты. Последние в основном обитали в прибрежных зарослях. Игуанодонтовая фауна распространена главным образом в областях наибольшего увлажнения, расположенных на перифериях аридного сектора (Амурский бассейн, Северо-Восточный Китай, Франция, Бельгия). В более ари- .дизированных ландшафтах Южного Казахстана, Монголии и Китая обитали мелкие орнитоподобные — пситтакозавры.

 

В течение неокома происходила смена аридных условий менее засушливыми. В целом в аптском и альбском веках отмечается существенное улучшение условий увлажнения, что привело к зна- чительному сокращению площадей накопления аридных красно- цветов и смене их сероцветными карбонатными осадками, к нарастанию объемов аутигенного минералообразования, увеличению содержания каолинита в глинистых толщах, усилению роли фаций увлажненных ландшафтов, расширению ареала мезофильной растительности и появлению лигнитоносных и угленосных отложений. В течение альбского века площадь аридных областей сократилась по крайней мере вдвое. Аридные условия продолжали существовать в центральной и южной частях Северо-Амери- канского континента, в Аравии, Иране, на юге Средней Азии, в Тибете и центральных районах Китая. Однако степень аридизации по сравнению с началом раннемеловой эпохи была более слабой. На это, в частности, указывает присутствие довольно многочисленных внутриматериковых пресноводных бассейнов. К альб- скому веку приурочено и ослабление рифообразования и органогенного карбонатообразования в аридных секторах, а также проникновение в тропические моря представителей бореальной фауны.

 

Аридные условия в южном полушарии в течение раннемеловой эпохи существовали в Южной Бразилии, Парагвае, Боливии, Аргентине, Чили, Сомали, Кении, Танзании, Заире и Анголе. В крупных мелководных лагунах на востоке Бразилии формировались гипсы и соленосные отложения. Соленакопление происходило в провинциях Мендоса и Неуки в Аргентине, вдоль западного побережья Центральной и Южной Африки. В Габоне, Анголе и на Мадагаскаре известны не только каменные, но и калийные соли. Во впадине Кванза (Ангола) и на юге впадины Конго накапливались гипсы и гипсоносные сильно карбонатные красно- цветы, состоящие в основном из грубых аркозовых песков с небольшим количеством глин гидрослюдистого состава. Гипсы и карбонатные красноцветы известны также в Сомали.

 

Ксерофильная растительность произрастала на периферии аридных секторов. В Африке она представлена засухоустойчивыми папоротниками и Weichlelia, Classopollis, Araucariacites, Podo- carpidites, а на Южно-Американском континенте — ксерофильными редколесьями, состоящими из классополисов и засухоустойчивых цикадофитов.

В морях южноафриканского аридного сектора обитала богатая коралловая фауна и разнообразные головоногие моллюски. Особенно большую роль играли белемниты родов Hibolites, Du- valia, Pseudobelus, Neohibolites, орбитолины, двустворчатые моллюски (крупные и толстостворчатые раковины устриц, руди- стов, реквении, пектинид и т. д.). Прибрежные заросли являлись местообитанием черепах, динозавров (стегозавры, зауро- поды, Ornithopoda, Elaphrosaurus, Megalosaurus, Iguanodon, Carchurodosaurus, Baharijasaurus) и крокодилов. По характеру растительного покрова и составу животного мира раннемеловые ландшафты южноафриканского аридного сектора, и особенно его периферических участков (Кения, Танзания), напоминали современную саванну.

 

Северный влажный тропический пояс простирался от Калифорнии до п-ова Лабрадор, охватывал значительную часть Европы и Дальнего Востока. В мелководных эпиконтинентальных морях тропического пояса Северной Америки и Евразии формировались экстракарбонатные, карбонатно-глинистые и карбонатно-терриген- ные формации. На приморских низменностях и во внутриконти- нентальных равнинах распространены мономиктовые (каолинн- товые глины и кварцевые пески) и терригенно-олигомиктовые формации, заключающие пласты лигнита, лигнитовых и углистых глин. Небольшие прослои угля известны в бассейне р. Колорадо и на побережье залива Джеймса. Сероцветные терригенные отложения, обогащенные углистым веществом с прослоями углей, известны в Южной п Центральной Европе, в Днепровско-Донецкой впадине, на юге Западной Сибири, в Северном и Центральном Казахстане, на севере Монголии и на Дальнем Востоке.

 

Во влажной экваториальной области Евразии известны тер- ригенно-сланцевые толщи с линзами рифогенных известняков. Среди континентальных осадков наиболее распространены пестро- цветные и фераллитные образования, содержащие остатки тропической мезофильной растительности и динозавровую фауну. Довольно широко распространены озерные известняки и мергели с большим количеством пресноводных моллюсков и каолинитовые и каолинитово-гидрослюдистые глины с остатками костей динозавров.

 

В то время как в раннем неокоме в этих районах преобладали ксерофильные редколесья с цикадофитами и тропическими засухоустойчивыми папоротниками, во второй половине раннего мела они уступили место папоротниковым и цикадофитовым лесам.

Начиная с барремского века во все возрастающем объеме происходит латеритное выветривание и формируются разнообразные бокситоносные отложения. Латеритные бокситы известны во Франции (Арьеж) и в Казахстане (Орская депрессия, Мугод- жары). Однако наибольшим развитием пользуются осадочно- элювиальные бокситы во Франции (Бриньоль), в Румынии, Югославии, Италии, Северном Казахстане, Салаире и т. д.

О достаточно хорошем увлажнении свидетельствует развитие большого количества пресных озер с заболоченными берегами (Казахстан, юг Сибири, север Монголии). Пышные заросли являлись основным местообитанием пситтакозавров, крупных хищных динозавров, зауропод и игуанодонтов. Особенно богаты остатками динозавровой фауны вельдские слои Англии и Бельгии, которые были сформированы в условиях приморской заболоченной низменности.

 

Морские бассейны влажной тропической области Евразии были заселены кораллами, морскими ежами, орбитолинами, белемнитами (Duvalia, Hibolites, Mesohibolites, Neohibolites), весьма многочисленными представителями аммонитовой фауны, брахноподами, рудистами, крупными устрицами и пектинидами, тригониями, реквениями, неринеями, мшанками и т. д.

 

Палеотермометрические исследования, проведенные магнезиальным методом по рострам белемнитов и кальцитовым раковинам фораминифер, двустворчатых моллюсков и брахиопод, по скелетным образованиям мшанок и кораллов, подтвердили изменения температурного режима, установленные по палеогеографическим данным, и в свою очередь позволили более наглядно представить общий ход этих изменений применительно к отдельным регионам.

 

Температуры Крымского бассейна в валанжине, установленные по рострам белемнитов, изменялись в пределах 19,5—23°С, а по брахиоподам из мелководных участков моря — 20,5—23 °С. Температура Северокавказского бассейна по белемнитам рода Hibolites равнялась 19,5—21 °С. В этом же море средние температуры среды обитания брахиопод колебались от 21 до 25,5 °С. Максимальные температуры для валанжинского века установлены для зоны развития экстракарбонатной формации Северного Закавказья, где средние температуры среды обитания брахиопод в открытой части моря достигали 25—27 °С.

 

В западной части Средней Азии температуры среды обитания бентосных организмов (устрицы и брахиоподы) колебались в пределах 13—15°С. По устрицам из литоральной части установлены температуры, равные 17—18°С. Вместе с тем распространение тропических литогенетических формаций, а также единичные результаты, полученные по плохо сохранившимся остаткам ростров из мелководной части, равные 20—21°С, свидетельствуют о существовании жаркого климата.

 

В готеривском веке на юге Восточно-Европейской платформы средняя годовая температура достигала 20 °С. В Крымском бассейне средняя годовая температура поверхности воды колебалась в пределах 20—22,5°С. Аналогичные результаты получены по кальцитовым раковинам брахиопод, обитавших в мелководных условиях. На Северном Кавказе средние температуры среды обитания брахиопод родов Sellithuris, «Terebratula» и устриц (Ostrea, Amphidonta, Exogyra) оказались равными 18—21 °С. Наиболее высокие температуры характерны для Закавказья, где в среднем за год они превышали 22 °С.

Средние температуры среды обитания белемнитов в баррем- ском веке Крыма и Северного Кавказа колебались в пределах 18,5—20°С, брахиопод— 18—24°С, а устриц— 18—20°С. В северной части Закавказья средняя годовая температура 18—22 °С, на юге она изменялась от 20,5 до 27 °С. На западе Средней Азии температура поверхности воды составляла 18—21°С [104, 105].

 

В аптском веке, по литологическим и палеонтологическим данным, намечается небольшое похолодание. В это время происходит сокращение карбонатонакопления, снижение роли тропических организмов и появление эвритермных и бореальных форм. В Крымском бассейне в раннем апте температура по белемнитам оказалась равной 19°С, а в позднем апте понизилась до 17,5— 18°С. На Северном Кавказе в раннем апте средние температуры среды обитания белемнитов и мелководных брахиопод колебались в пределах 17,5—20 °С, в среднем апте они понизились до 13—16,5°С, а в позднем апте составили 18—19 °С.

 

Температурный режим морей Закавказья был более высоким, но здесь также отмечается тенденция к похолоданию. По данным изотопной палеотермометрии, средние температуры в аптском веке по сравнению с барремом понизились до 16—17 °С. Однако по магнезиальному методу получены более высокие значения. Так, в раннем апте температура среды обитания белемнитов изменялась в пределах 20,5—24 °С, в середине апта—14—18,5°С, а в позднем апте колебалась от 17,5 до 18,5 °С. Более высокие температуры определены по брахиоподам из литоральной зоны. В раннем апте они изменялись от 20 до 26 °С, а в позднем апте —от 19 до 23 °С. В более глубоководных частях температуры, установленные по бентосным свободнолежащим пликатулам и ауцеллинам, оказались на 6—7°С ниже белемниговых.

 

В Средней Азии аптские температуры, определенные по раковинному веществу устриц родов Ostrea, Lopha, равны 15—16 °С. Они оказались близки к барремским. Лишь для середины апта, так же как и для бассейнов Кавказа и юга Восточно-Европейской платформы, характерно понижение температур до 12—13 °С.

 

В раннем альбе температуры среды обитания белемнитов на Северном Кавказе и в Крыму равнялись 18—21°С, в среднем альбе— 13—15°С, а в позднем альбе они повысились до 17—20 °С. Аналогичные изменения в температурном режиме установлены по бентосным относительно глубоководным организмам. Температуры среды их обитания в раннем и позднем альбе составляли 13,5— 15,5 °С, а в среднем альбе — 9—10 °С. Причина изменения температур не может быть объяснена простым увеличением глубины местообитания, так как этот вывод не подтверждают ни геологические, ни палеогеографические данные.

 

В раннем и позднем альбе Закавказья температуры по белемнитам колебались в пределах 17—20 °С, а в среднем альбе составляли 12—13°С. Близкие результаты получены по мелководным бен- тосным организмам, а по соответствующим формам из неритовых зон моря температуры раннего альба составляли 12—13 °С, а в среднем альбе они снизились до 9,5—10,5°С. Температуры на западе Средней Азии в делом близки к северокавказским.

Таким образом, начиная с валанжинского века температуры Крымско-Кавказской области и Средней Азии закономерно уменьшались, но в барреме вновь повысились. Однако их максимальные значения все же были ниже, чем в начале раннемеловой эпохи. Далее температуры понижались до середины аптского века, после небольшого максимума в начале альба произошло существенное снижение температуры в конце альба.

 

Южный влажный тропический пояс охватывал южные районы Южно-Американского и Африканского континентов и север Австралии. Наибольшее количество фактических данных имеется для Африки. Континентальные отложения в Замбии состоят из кварцевых песков с небольшой примесью аркозового материала и с пластами каолинитовых глин. В Танзании и Мозамбике к нижнему мелу относятся слабокарбонатные и бескарбонатные пестроцветные осадки. В морских бассейнах Танзании происходило накопление осадков экстракарбонатной формации и интенсивно протекало рифообразование. Среди растительных остатков известны главным образом мезофильные формы, состоящие из разнообразных папоротников, таксодиумов и цикадофитов. Основным экологическим типом динозавровой фауны являлись Gigan- thosaurus, Megalosaurus, Iguanodon, обитавшие на приморских заболоченных йизменностях.

 

В более высоких широтах располагался субтропический пояс. В его пределах распространены терригенно-олигомиктовые и карбонатно-глинистые формации. Общая известковистость осадков уменьшается и более обильной становится угленосность. В растительном покрове преобладающую роль играют голосеменные, а фаунистические комплексы состоят как из тропической, так и из бореальной фауны.

 

Влажный субтропический климат на Северо-Американском континенте достаточно хорошо выделяется по обильной угленосности на юго-западе провинции Альберта и Саскачеван (Канада) и центральных районов США, по распространению терригенно- олигомиктовых континентальных морских формаций с высоким содержанием растительного углерода. Для этой территории свойственны слабая известковистость осадков, сравнительно высокое содержание среди терригенных толщ неразложившихся полевых шпатов, развитие каолинитово-гидрослюдистых и гидрослюдистых глин. На западе США образовалась кремнистая формация, в составе которой наряду с хемогенным кремнеземом имеются биогенные кремнистые отложения (диатомиты, спонголиты), свидетельствующие о температурах умеренного климата.

 

В строении растительного покрова наряду с папоротниками зоны теплого умеренного климата принимали участие субтропические и тропические покрытосеменные Salix, Populites, Magnolia, Platanus, Rhamnites, цикадофиты Pterophyllum, Nilssonia.

В Евразии субтропические условия характерны для севера и северо-запада Европы, значительной части Восточно-Европей- ской платформы и Западной Сибири, юга Восточной Сибири, Дальнего Востока и Японии. Данный тип климата устанавливается по развитию каолинитово-гидрйслюдистого профиля выветривания, по распространению терригенно-олигомиктовой и слабокарбонатной формаций, смешанному типу морской фауны, в которой наряду с тропическими формами известны и бореаль- ные. Существенно мезофильный тип растительных остатков и спорово-пыльцевых комплексов, угленакопление и широкое распространение осадков фаций увлажненных ландшафтов (русловые, пойменные, старичные, озерные, озерно-болотные и болотные фации) свидетельствуют о высоком и равномерном увлажнении.

 

По данным магнезиальной палеотермометрии в валанжине максимальные температуры на севере Восточно-Европейской платформы достигали 15°С. Пределы колебания температуры по рострам Pachyteuthis, Acroteuthis составляют 12—15 °С. В готериве в Печорском бассейне они изменялись в пределах 12—14 °С. В барремском веке в Поволжье средние годовые температуры достигали 14—15°С, а в Печорском бассейне—10—12°С. Близкие значения установлены для севера Западной Сибири. Температуры в аптском веке на севере европейской части СССР изменялись в пределах 14—17°С. В раннем альбе на границе с тропическим поясом они достигали 19—20 °С, а на севере (Печорский бассейн, север Западной Сибири) — 15—18°С, но в середине альба температуры понизились до 8—12 °С.

 

Ввиду малочисленности данных судить о климате Гренландии трудно. Однако присутствие в морских терригенно-карбонатных и карбонатно-глинпстых отложениях значительного количества белемнитов (Hibolites, Pseudobelus) одновременно с бореаль- ными представителями Pachyteuthis, Cylindroteuthis позволяет сделать заключение о существовании климата, близкого к субтропическому.

 

В южном полушарии субтропический климат с равномерным увлажнением свойствен крайнему югу Африканского континента и значительной части Австралии. На юге ЮАР наряду со слабокарбонатными пестроцветами встречаются сероцветные толщи, иногда с прослоями углей и лигнитов. В них обнаружены остатки относительно теплолюбивых папоротников Onychiopsis, Clado- phlebis, цикадофитов (Cycadolepsis, Zamites, Nilssonia) и хвойных.

 

В Австралии произрастали влажные папоротниковые и па- поротниково-цикадофитовые леса с небольшой примесью гинкго- вых. Широко распространены сероцветные слабокарбонатные песчано-глинистые отложения, обогащенные углистым веществом. В морях наряду с тропическими формами головоногих моллюсков, и в частности белемнитами родов Perotobelus, Pseudobelus, обитали умеренные бентосные двустворчатые моллюски (Aucella, Aucellina, Inoceramus).

 

Согласно Ф. Дорману и Е. Жиллу [131 —133], в аптском веке в Австралии температуры колебались в пределах 12—17°С, а в альбе они не превышали 15°С. Близкие значения (15— 16,5°С) установлены для альбского века и другими исследователями.

Умеренный климат в северном полушарии в течение ранне- меловой эпохи существовал в северо-западной части Северной Америки и на северо-востоке Евразии, а в южном полушарии, по фрагментарным данным, он, по-видимому, был характерен для Антарктического полуострова. Северный умеренный пояс выделяется на основании развития сероцветных терригенных мезо- миктовой и полимиктовой формаций, в ряде мест с прослоями и линзами лигнитов и углей. Угленакопление осуществлялось на приморских и внутриматериковых низменностях на Аляске (бассейн Лисберн-Колвилл), на островах Канадского Арктического архипелага (острова Аксель, Хейберг, Принца Патрика, Элсмир, Баффинова Земля), в Кордильерах и Скалистых горах, в Хатангской, Лено-Вилюйской и Колымской впадинах. Карбонатность осадков очень слабая и выражена только в редком появлении горизонтов с известковыми конкрециями. Процессы аутигенного минералообразования и выветривания протекали в резко ослабленной форме.

 

Несмотря на развитие обильно увлажненных ландшафтов, и в частности широкое распространение русловых, пойменных и озерных фаций, фауна пресноводных моллюсков в значительной степени обеднена и представлена в основном мелкими формами. Основной причиной этого, с одной стороны, являлись низкие средние годовые температуры, а с другой— высокая влажность. Обильная увлажненность способствовала зарастанию и заболачиванию обширных пресноводных водоемов, что приводило к снижению содержания в воде кислорода и извести.

 

В морях умеренного пояса распространен бореальный комплекс бентосной и свободноплавающей фауны. Это аммониты родов Freboldiceras, Kennicottia, Brewericeras, Hulenites, Arcthophites, Claspedites, Polyptichites, белемниты Cylindroteuthis, Pachyteu- this и двустворчатые моллюски.

 

Основу растительности этого пояса составляли хвойно-листо- падные и хвойно-цикадофитовые леса. В ее составе принимали участие Coniopteris, Elodophlebis, Baiera, Czekanowskia, Nilssonia, Ctenis, Cladophlebis, Sapondopsis, Gleichenites, Athrotaxites, Trochodendroides, Mennispermites, Cinnammonoides.

 

На северо-востоке СССР в неокомское время произрастали хвойно-гинкговые леса с папоротниковым подлеском. В юго- западном направлении роль хвойных и гинкговых сокращалась и появлялись цикадофиты. Основным районом развития хвойно- гинкгово-цикадофитовых лесов являлись север Сибири, значительная часть Сибирской платформы, Верхояно-Колымская область и Приморье. Согласно В. М. Синицыну [80], цикадофиты Восточной Сибири в основном являлись эндемиками и, по-видимому, были менее требовательными к теплу. Наряду с якутиелла, алдания, хейлунгия известны ктенис и нильссония. Хвойные и гинкговые Восточной Сибири обладают годичными кольцами нарастания. Гинкговые сбрасывали побеги, что свидетельствует о низких температурах.

Для областей умеренного пояса Евразии установлены наиболее низкие значения палеотемператур. Так, температуры среды обитания белемнитов Приполярного Урала и Таймыра не превышали 13—14 °С, а на севере Восточной Сибири — 14 °С.

Основанием для выделения южного умеренного пояса послужили находки на Антарктическом полуострове остатков морской фауны. Она заключена в сероцветную толщу полимиктовых песков и гидрослюдистых глин (глинистые сланцы). Фауна состоит из представителей умеренных родов головоногих и двустворчатых моллюсков (Aufacoceras, Bochianites, Surasinella, Aconeceras, Acrioceras, Ertnoriceras, Aucella, Aucellina, Inoceramus).

 

В течение позднемеловой эпохи на Земле существовали экваториальный, обширный тропический, субтропический и умеренный пояса ( 5.7). Тропический пояс выделяется по развитию мономиктовых терригенных формаций (кварцевые песчаники, пестроцветные малокремнистые и высокожелезистые глины), каолинитовой глинистой, эвапоритовой и экстракарбонатной формаций. Последняя слагается высокомагнезиальными органогенными известняками. Наряду с перечисленными в этом поясе известны элювиальные (латеритные) и осадочно-элювиальные бокситы.

 

Главной особенностью тропического пояса является широкое развитие теплолюбивого комплекса морской и наземной фауны и тропический облик растительного покрова. В морских бассейнах тропического пояса были широко распространены колониальные и одиночные кораллы, гидроидные полипы, рудисты, орбито- лины, разнообразные морские ежи и морские лилии и планктонные фораминиферы (глоботрунканы, кокколитофориды), а также богатый и своеобразный комплекс двустворчатых и головоногих моллюсков. Только на северной и южной окраинах тропического пояса обитали белемниты родов Actinocamax, Gonio- сатах, Cheidobelus, Belemnitella, массовое развитие которых свойственно субтропическому поясу. По ареалу фаунистических комплексов выделяется целый ряд палеобиографических областей и провинций (Средиземноморская, Индийская, Тихоокеанская, Мадагаскарская, Центрально-Американская и т. д.), которые свидетельствуют о различных условиях среды обитания организмов.

 

Основываясь на палеотемпературных исследованиях Р. Боуэна [13], Г. Лоуэнстама [157], С. Эпштейна [158] по Западной Европе, Северной Америке и Австралии, а также на магнезиальных палеотемпературах, определенных для южных районов СССР [104, 105], удается достаточно подробно охарактеризовать температурный режим тропического пояса. Хотя на палеоклимати- ческой карте (см.  5.7) отражены средние значения температурного режима тропического пояса для всей позднемеловой эпохи, тем не менее имеющееся значительное количество результатов позволяет наметить глобальные региональные тенденции в изменении температурного режима.

В самом начале позднего мела в Западной Европе существовали сравнительно низкие температуры (Дания — 15 °С, Англия — 13,5—17 °С, Польша — 16—17 °С), но на рубеже сеномана и турона температуры повысились и достигли максимума в конь- якском веке. В Южной Швеции и Дании они колебались в пределах 18,5—22°С, в Польше—19—21 °С, в Англии — 20—25°С, а во Франции они составляли 22 °С. В раннем кампане температуры начали понижаться. В конце кампана в Южной Англии они понизились до 19 °С, в Швеции — до 17 °С, во Франции — до 19 °С, а в Бельгии — до 18 °С. В маастрихе продолжалось дальнейшее понижение температур, но средние их значения в Западной Европе не опускались ниже 15—17°С.

 

Для южных районов СССР имеются весьма многочисленные и представительные определения температур по различным группам фауны. В отличие от Западной Европы в Карпатах, Крыму, на Кавказе и в Средней Азии в сеномане были высокие температуры. Причем установленные значения температур полностью согласуются с составом органического мира, типом литогенеза и особенностями аутигенного минералообразования. В сеноман- ском веке в Карпатах, на юге Восточно-Европейской платформы, в Крыму и на Северном Кавказе температуры колебались в пределах 18—21,5°С. Несколько более низкие значения установлены для Средней Азии (17—18 °С). В Закавказье температуры среды обитания белемнитов и мелководных двустворчатых моллюсков, как правило, превышали 20 °С. В то время как в туронском веке во многих южных районах Советского Союза температурный режим оставался на прежнем уровне, в Закавказье и в Средней Азии наблюдалось существенное повышение температуры. Средние годовые температуры в Средней Азии достигали 20—21 °С, а в Закавказье — 22—27 °С.

 

В раннем сантоне намечается понижение температур в Крыму, на Северном Кавказе и особенно в Средней Азии. В позднем сан- тоне температуры повысились и в кампанском веке на Северном Кавказе они составляли 16—18°С, в Крыму—17—21 °С, в Закавказье— 18—21 °С и только на крайнем юге Средней Азии оставались на прежнем уровне (18—19 °С). В позднем Маастрихте по всем группам фауны снова отмечается повышение температур на Северном Кавказе до 20 °С, в Крыму —до 22 °С, в Закавказье—до 22—25 °С, в Средней Азии —до 18—21 "С.

 

В то время как температуры, определенные по раковинам устриц и брахиопод из нижних горизонтов датского яруса, практически мало отличаются от позднемаастрихтских, для середины датского века для всего юга СССР фиксируется понижение средних годовых температур на 5—8°С.

 

Таким образом, на протяжении позднемеловой эпохи здесь в отличие от Западной Европы устанавливается два максимума температуры: один из них в турон — коньякское время, а другой — в позднем Маастрихте — начале датского века.

 

По другим континентам в настоящее время имеются разрозненные палеотемпературные определения, по которым хотя и трудно представить общий характер изменения термического режима в течение позднемеловой эпохи, однако можно судить о температурах тропического пояса. Согласно исследованиям зарубежных авторов, в туроне в шт. Колорадо температуры достигали 26 °С, в коньяке в шт. Монтана — 24 °С, в кампане в шт. Калифорния— 27 °С, в Мексике они изменялись в пределах 18—24 °С, на востоке США—17—23°С, а на юге Канады — 20—24°С. Близкие значения установлены для турона и коньяка на севере Австралии.

 

В центральной части тропического пояса предполагается существование экваториального влажного пояса. Для него характерны не только высокие значения температур, но и значительное количество атмосферных осадков с равномерным распределением их в течение года. Об этом, в частности, свидетельствует наличие мономиктовых формаций (кварцевые пески и каолини- товые глины) с большим количеством растительного углерода, присутствие пачек лигнитов и доминирующая роль среди растительных остатков и спорово-пыльцееых комплексов влажных тропических форм. Кроме того, свидетельством влажного экваториального климата являются обнаруженные в Египте (долины рек Нила, Дахла, Кусейра) в пестрых глинистых сланцах окремне- лые стволы деревьев, аналогичные современным, произрастающим в экваториальных лесах.

По обе стороны от экваториального пояса располагались области с аридным климатом. В северном полушарии выделяются два аридных сектора. Один из них охватывал север Африканского континента, север Аравии, Восточное Средиземноморье, а другой простирался от Средней Азии через центральные районы Китая до современного побережья Тихого океана. Аридные области хорошо оконтуриваются широким развитием континентальных красноцветных карбонатных и гипсоносных формаций (Алжирская Сахара, Афгано-Таджикская впадина, центральные районы Китая) и эоловых песков. В пределах аридных секторов широко распространены экстракарбонатная и эвапоритовая формации. Залежи гипса известны в Марокко, Алжире, на севере

Аравийского полуострова, в Средней и Малой Азии. Крупные залежи солей сконцентрированы в Марокко, Алжирской Сахаре, Ливии, Египте, Сирии, Иордании и на юге Средней Азии.

 

Аридными были западные районы Южно-Американского континента, центральные области Африки и Индокитай. Наряду с интенсивным соленакоплением (Перу, запад Аргентины, Эквадор, Чили, Мали-Нигерийская впадина, Судан, Лаос, Таиланд) здесь, так же как и в других районах, происходило формирование гипсоносных и карбонатных красноцветных континентальных образований.

 

В целом для областей аридного климата характерно слабое развитие речной сети, небольшая площадь пресноводных водоемов, присутствие в осадках типично пустынных трещин усыхания (Центральный Китай, западная Бразилия и Аргентина) и очень слабое развитие растительного покрова. Лишь в периферических частях аридных секторов появлялся растительный покров, состоящий в основном из ксерофильного редколесья. Здесь увлажнение постепенно возрастало и сокращалась продолжительность засушливого сезона. Это обстоятельство отражено в ландшафтах и в типе осадконакопления. Ксерофильное редколесье постепенно сменялось растительной ассоциацией, характерной для сезонно- увлажненных условий. Области с переменно-влажным тропическим климатом располагались в пределах Северо- и Южно- Американского континентов, в Южной Европе и Центральной Азии.

 

В областях с переменно-влажным климатом особенности выветривания, тип осадконакопления и характер растительного покрова обладают двойственными чертами и сочетают в себе особенности гумидного и аридного типов климата. В районах господства переменно-влажного климата формировались высокомагнезиальные органогенные карбонаты, в прибрежных зонах мелководных морей возникали крупные рифовые постройки, а в мелководных заливах при изменении солености иногда осаждались доломиты и соли, как, например, в Колумбии. Довольно широко распространены гипсы (Колумбия, юго-западная часть Мексики, Гондурас, Пиренеи, запад Средней Азии), а также красноцветные континентальные слабокарбонатные формации. Лигниты и маломощные залежи углей известны в Колумбии, Пиренеях, на северо- востоке Афганистана. О засушливых условиях можно судить и по значщельному содержанию монтмориллонита, присутствию большого Жличества неразложившихся полевых шпатов и малой роли бассейновых континентальных фаций. В растительном покрове принимали участие как влажные тропические, так и засухоустойчивые ассоциации. Наряду с папоротниковыми лесами, зарослями кокосовых орехов и пальм произрастали ксерофильные брахифиллум, секвойи.

 

Среди пресноводной фауны в Центральной Азии большое распространение получили крупнораковинные моллюски — тригонио- дес, являющиеся основными обитателями водоемов аридной области. Изменчивость в распределении влаги устанавливается и по развитию экологических типов динозавровой фауны. Представители этой фауны постепенно утрачивали связь с водоемами и обогащались сухопутными формами. На протяжении позднеме- ловой эпохи постепенно сокращался ареал динозавровой фауны, которая занимала периферические участки аридного сектора, но в основном была сосредоточена в областях переменно-влажного тропического климата.

 

Расположение северной влажной тропической зоны определяется по развитию угленосных отложений в Евразии (Франция, ФРГ, Австрия, Венгрия, Болгария, Югославия, Северный Афганистан) и Северной Америке (угольные бассейны США и Мексики). В этих районах распространены также мономиктовые тер- ригенные морские и континентальные формации, толщи каолинитовых глин и элювиальные (латеритные) бокситы (Франция, Греция, Турция). Кроме них известны и осадочно-элювиальные бокситы (Франция, Италия, Венгрия, Югославия и Центральный Казахстан).

В морских бассейнах влажной тропической зоны формировались экстракарбонатные формации, состоящие из рифогенных и органогенных известняков. Немаловажную роль для выявления влажных тропических условий играют растительные остатки и спо- рово-пыльцевые комплексы, среди которых ведущее положение занимают формы, произрастающие при высокой и равномерной увлажненности. На северных окраинах тропического пояса (Центральная Европа, юг европейской части СССР, Казахстан) произрастали широколиственные леса, состоящие из платановых, лавровых, южных дубов, каштанов с участием кедров и кипарисовых. Значительную роль в растительном покрове играли теплолюбивые папоротники. Коэффициент ксерофильности был довольно низким и обычно не превышал 0,2. В сторону экватора возрастала роль вечнозеленых (лавры, магнолии, пальмы, вечнозеленые дубы, древовидные папоротники, миртовые).

 

Такой же тип растительности характерен для тропических областей Северной Америки.

Несмотря на относительную бедность индикаторами климата удается установить существование южной влажной тропической области. Она охватывала северо-восточную оконечность Южной Америки, центральные и южные области Африки, Индостан, Малайзию и Северную Австралию. На Южно-Американском континенте эта область выявляется по довольно высокому содержанию растительного углерода в олигомиктовых континентальных и прибрежно-морских осадках, по наличию прослоев углей в северо-восточной части Колумбии и в Венесуэле, по распространению лигнитов, слабокарбонатных и бескарбонатных континентальных красноцветов в Бразилии, а также толщами чистых кварцевых песков и каолинитовых глин в бассейне р. Амазонки. Немаловажным показателем отсутствия засушливости является развитие влаголюбивой растительности. Северо-восточная часть Бразильского щита была покрыта влажными тропическими лесами, в составе которых принимали участие кокосовые и другие пальмы, магнолиевые, миртовые и др.

 

В Южной Африке в условиях достаточно равномерного увлажнения происходило формирование угленосных толщ и континентальных терригенных мономиктовых образований, обогащенных растительным детритом. В районе Кейптауна и на побережье Индийского океана присутствуют слабокарбонатные пестроцветные и красноцветные континентальные осадки. Аналогичные образования известны также и во впадине Конго. В этих осадках широко представлены устойчивые к выветриванию минералы, а также обломки элювиальных (латеритных) бокситов.

Среди осадочных образований Индии наряду с морскими карбонатными осадками (Бомбейская синеклиза) распространены образования приморских низменностей, состоящие из пестро- цветных кварцевых песков с каолинитовым цементом и каолинито- вых глин, с повышенным содержанием растительного углерода. Растительные остатки состоят из вечнозеленых влаголюбивых форм (древовидные папоротники, вечнозеленые дубы, пальмы и т. д.).

 

На палеоклиматической карте видно определенное несоответствие климатической зональности современному расположению материков. Южная граница тропического пояса проходила по юго-восточной оконечности Индостанского полуострова и его продолжение трудно представить в Евразии. Влажная тропическая область Индостана граничит то с экваториальной, то с переменно-влажной тропической, то с аридной тропической областями. Это противоречит закону географической зональности и связано, вероятно, с совершенно другим расположением материков в эту геологическую эпоху.

К южной влажной тропической зоне относятся также Индонезия и север Австралии. Здесь развиты увлажненные ландшафты с соответствующими типами осадочных образований. Большую роль играют мономиктовые терригенные морские и континентальные отложения. Присутствуют толщи каолинитовых и каолини- тово-монтмориллонитовых глин с высоким содержанием растительного углерода.

 

За пределами тропического пояса располагались области с более низкими температурами. Субтропический пояс в северном полушарии охватывал европейскую часть СССР, центральные и южные районы Западной Сибири, Дальний Восток, Приморье, Японию, северо-запад США и северо-восток Канады. В южном полушарии его аналоги выделяются на значительной части Австралии и на юге Южно-Американского континента.

 

В условиях субтропического климата накапливались морские олигомиктовые (кварцево-глауконитовые), карбонатные (органогенные известняки, писчий мел), кремнистые, а также континентальные олигомиктовые формации, обогащенные растительным углеродом. В морских бассейнах наряду с тропическим комплексом фауны существенная роль принадлежала бореальным элементам. На континентах были распространены смешанные хвойно-широколиственные леса с папоротниковым подлеском. О довольно высоких температурах свидетельствует не только большое распространение разнообразных аутигенных минералов железа (глауконит, сидерит, лептохлорит), каолинитовых кор выветривания, залежей бокситов осадочно-элювиального и осадочного генезиса, но и палеотемпературные данные. Особенно большое число определений имеется по территории Советского Союза. Они установлены изотопным методом благодаря многолетним исследованиям Р. В. Тейс и Д. П. Найдина [86] и методом магнезиальной палеотермометрии Т. С. Берлин и А. В. Хабаковым [8— 11] и автором [104, 105]. Анализ результатов по европейской части СССР позволяет дать развернутую характеристику температурных условий, которые полностью согласуются с типом литогенеза и составом органического мира и дают представление об изменении термического режима на протяжении всей позднемеловой эпохи.

 

В сеномане (около 95—100 млн. лет назад) средние температуры составляли 16,5 °С. В раннем туроне в центральных частях Восточно-Европейской платформы температуры обычно не превышали 13—14 °С, но увеличивались в южном направлении. Наиболее высокие температуры отмечались в Закаспии и южном Приаралье, где их средние годовые значения достигали 18СС. Изменение температурного режима при изменении широты места характерно и для последующих веков позднемеловой эпохи. В коньякском веке в районе 54° с. ш. средние годовые температуры составляли 13—18°С, а на 43° с.ш,—18—20°С, в сантонском веке они соответственно равнялись 15—16 и 17—19°С.

В кампанском веке в наиболее северных районах Восточно- л Европейской платформы (65° с.ш.) средние температуры среды обитания белемнитов рода нарактинокамаксов оказались равными 9—10°С, а малых актинокамаксов—14—15°С. По-видимому, парактинокамаксы обитали в несколько более глубоких частях моря и поэтому по их рострам были получены столь низкие температуры, в целом не характерные для субтропического пояса. Вместе с тем более высокие значения установлены автором по магнезиальности раковин двустворчатых моллюсков, обитавших в прибрежной части моря. Так, средние температуры среды обитания двустворчатых моллюсков рода Oxytoma изменялись в пределах 17,5—21,5 °С. В раннем Маастрихте были сравнительно прохладные условия (13—15°С), но в позднем Маастрихте средние годовые температуры повысились до 15—17°С.

 

В пределах субтропического пояса располагались области с различным характером увлажнения. Субтропический климат был свойствен северной окраине современных аридных секторов Центральной Азии (Монголия, север Китая, Зайсанская впадина) и Южной Америки (юг Аргентины и Чили). Области ч с переменным увлажнением располагались на севере Средней Азии, в Казахстане, на севере Монголии, в Забайкалье, на юге Аргентины и Чили, а на остальной части субтропического пояса

количество атмосферных осадков было достаточно высоким с равномерным распределением в течение года.

 

Аридные области субтропического пояса отличались от их тропических аналогов главным образом температурными условиями и более резко выраженной суточной и сезонной изменчивостью, которые отражались на некоторых особенностях литогенеза и состава органического мира. В этих областях отсутствует соленакопление и слабо выражено гипсонакопление. Континентальные осадки в основном представлены пестроцветными гипсоносными глинами. Остатки динозавровой фауны довольно малочислены или вообще неизвестны. По-видимому, не только значительная засушливость и, как следствие этого, уменьшение количества и размеров пресноводных водоемов и сокращение поверхностного стока, но и резкие перепады температур не могли благоприятствовать жизнедеятельности крупных рептилий.

 

К областям переменного увлажнения тяготеют осадочно-элю- виальные и осадочные месторождения бокситов Казахстана. Однако надо иметь в виду, что районы развития бокситов в раннем мелу располагались в равномерно-влажном климате, а переменно- влажный климат существовал только во второй половине поздне- меловой эпохи. В это время произошел размыв и переотложение более древних латеритных покровов, а температурный режим и общее количество атмосферных осадков благоприятствовали дополнительной химической переработке исходного материала и способствовали захоронению бокситового материала. Процессы выветривания приводили к образованию мощной каолинитовой коры выветривания (Чулымо-Енисейская впадина, Тунгусская сине- клиза, Центральный Казахстан, Саяны, Салаир) и в некоторых местах в верхней части профиля выветривания встречаются минералы свободного алюминия.

 

На континентах в гумидном субтропическом поясе произрастали хвойно-широколиственные леса. В Евразии, Америке росли платаны, лавры, дубы, каштаны и клены. Наряду с ними в лесной формации принимали участие сосновые, кедровые, кипарисовые. Во второй половине позднемеловой эпохи доминантами растительности становятся троходендроны, макклинтокия, вибурнум, зизи- фус. В конце позднего мела появляются и широко распространяются различные теплоумеренные листопадные (ореховые, буковые, березовые), которые свидетельствуют о начале похолодания, достигшего максимума в середине датского века.

 

В наиболее влажных областях, а такими являлись обширные приморские озерно-дельтовые и озерно-аллювиальные низменности юга Западной Сибири, Приморья, Дальнего Востока, Сахалина и Японии, произрастали папоротниковые леса. Если в первой половине позднего мела были широко распространены глейхениевые и осмундовые фитоценозы, то в дальнейшем происходит постепенное исчезновение теплолюбивых форм с одновременным усилением роли теплоумеренных листопадных (клен, каштан, дуб, ольха, береза). Аналогичные изменения в составе растительного покрова наблюдаются и на Северо-Американском континенте. Здесь к концу позднемеловой эпохи исчезают не только вечнозеленые, но и теплолюбивые папоротники и хвощи и появляются тепло- умеренные— дубы, ореховые, буковые, березовые, ольха, лещина и др.

По характеру растительности, состоящей как из вечнозеленых широколиственных листопадных, так и из хвойных, устанавливается существование субтропического климата в Южной Индии.

 

Умеренный пояс в северном полушарии охватывал северовосточную часть Евразии и северо-западную часть Северо-Амери- канского континента. Его аналоги в южном полушарии выделяются на юго-восточной окраине Австралии, в Новой Зеландии и, по- видимому, в Антарктиде.

 

В пределах северного умеренного пояса накапливались морские терригенно-полимиктовые, терригенно-мезомиктовые и биогенные кремнистые осадки. Среди континентальных образований в наибольшем количестве встречались бейделлитово-гидрослюдистые и гидрослюдистые глины, полимиктовые пески, обогащенные растительным углеродом. Нередки залежи углей и лигнитов. По характеру осадконакопления, составу растительного покрова и фау- нистическим комплексам условно намечается разделение единого гумидного пояса на две термические зоны. В северной, собственно умеренной зоне угленосные отложения известны в бассейне рек Анадырь и Колвилл (Аляска). В этой зоне произрастали хвойпо- широколиственные леса со значительной долей участия реликтов древней флоры (цикадофиты, гинкговые, подозамиты, кладофле- бисы и др.). Основными лесообразующими породами были трохо- дендроны, протофиллум, зизифус, норденсклольдия, сосны, пихты, тсуги, кедры, а также ивы, березы, ольховые. Комплекс морской фауны также был существенно обеднен и сохранял бореальные черты более ранних периодов [80].

 

Умеренный пояс, занимавший значительную часть северо-запада Северо-Американского континента, Восточную Сибирь, Приморье и северо-восток Западной Сибири, характеризовался мезо- миктовым осадконакоплением. Наряду с гидрослюдистыми и гид- рослюдисто-бейделлитовыми глинами на южных окраинах пояса появляется каолинит. Морские толщи практически бескарбонатны, иногда среди них, особенно в южной части, встречаются прослои мергелей и включения известковых конкреций. Спорадически распространены аутигенные минералы железа (лептохлорит, сидерит, глауконит) и фосфоритовые конкреции. Угленакопление осуществлялось в отдельных изолированных впадинах Лено-Хатангской, Колымо-Индигирской областей в Евразии, в бассейне Юкона и на Канадском Арктическом архипелаге на Северо-Американском континенте.

Лесной покров умеренного пояса составляли хвойно-широко- лнственные деревья и кустарники. Основную роль играли платаны, креднерии, протофиллум и другие, а также сосновые, кедры и секвойи. Морская фауна хотя и была обеднена в видовом отношении, но состояла из относительно теплолюбивых форм (фораминиферы, пелециподы, аммониты и белемниты), которые в более низких широтах отличались значительным видовым разнообразием и богатством.

 

С течением времени климат, по-видимому, приобрел черты континентальное™. Об этом можно судить только лишь по косвенным признакам, так как прямые данные, т. е. увеличение контрастности сезонных температур, отсутствуют. Косвенным показателем этого являются значительно возросшие площади континентального осадконакопления и областей размыва, а также расширение ареала пресноводной фауны, развитие светолюбивой покрытосеменной растительности, сокращение роли папоротников и постепенное смещение мест их обитания в приморские районы.

Для умеренного пояса имеются только единичные определения палеотемператур. По данным А. Туртело с соавторами [178 а], в пределах современной Аляски в кампан-маастрихтское время летние температуры составляли 18—20°С. Наряду с палеонтологическими и литологическими данными это дает основание предполагать, что средние годовые температуры были не более 10—12 °С.

 

Реликты южного умеренного пояса выделяются на крайнем юге Южной Америки, на юго-западе Австралии и в Новой Зеландии. В этих районах осуществлялось интенсивное угленакопление и обнаружены остатки растительности, близкой по составу к субтропической. В этих районах произрастали главным образом хвойные и южные виды буков, но роль последних в течение позднемеловой эпохи все больше снижалась. По данным Р. Клаутона и Д. Сте- венса [124], в позднемеловую эпоху наблюдается постепенное падение температуры от 20—22 °С в турон-коньяке до 14—16°С в кампан-маастрихте. В морских бассейнах южного умеренного пояса отсутствовали тропические формы и были широко распространены двустворчатые и брюхоногие моллюски, белемниты и планктонные фораминиферы — обитатели относительно тепловод-^ ных областей.

 

 

 Смотрите также:

  

Меловой период. Головоногие моллюски аммониты. В меловое...

Мел во многих местах выходит на поверхность. Город, лежащий среди меловых гор, носит название
Меловой период является последним периодом мезозойской эры в жизни земли.

 

Мел. Меловой период (или мел) назван в связи с образованием...

В конце мела климат изменяется в сторону резкой континентальности и общего похолодания.
распространением в течение юрского и безвозвратно угасают в меловом периоде.

 

Загадка кислорода. Древние гиганты и кислород

А птицы и летучие мыши появились в меловой период - тогда тоже наблюдалось высокое содержание кислорода в атмосфере.

 

Эволюция. Развитие жизни на планете. Карлики и гиганты

Меловой период – 70 млн. лет.
Антропогеновый период – он уже длится около 2 млн. лет...