ИХТИОЛОГИЯ

 

В ВЕЧНОЙ МЕРЗЛОТЕ И В ГОРЯЧЕМ ИСТОЧНИКЕ

 

 

 

Рыбы живут почти везде, где есть вода. Но каждый вид существует при определенных условиях. Очень важна для жизни рыб температура воды. В естественных водоемах температура меняется в широких пределах, В тропических морях поверхностные слои нагреваются до 30—35 градусов, а в полярных температура воды у поверхности близка к нулю.

 

Чем глубже, тем вода холоднее. У Бермудских островов температура воды у поверхности 28 градусов, на глубине 24 метров 20 градусов, а на глубине 900 метров только 8 градусов. На больших глубинах температура воды в Атлантическом и Тихом океанах не превышает 4—5 градусов, а в глубоководных впадинах бывает даже минусовой. В полярных морях придонная температура понижается до минус 2 градусов. Вода там не замерзает только потому, что в ней содержится соль.

 

В глубинах океана вода на одном и том же уровне сохраняет примерно постоянную температуру; вертикальных течений почти нет, а теплопроводность воды очень мала. Ученые подсчитали, что для того, чтобы поверхностная температура без перемешивания проникла на глубину 100 метров, потребовалось бы 100 лет, а на глубину 5000 метров — 1 миллион лет.

Однако в океанах вблизи берегов, и особенно в реках и озерах, температура воды резко меняется. В умеренном поясе разница летних и зимних температур может достигать 20—30 градусов. Рыбы, обитающие в таких водоемах, приспособились к изменениям температуры и чувствуют себя неплохо как летом, так и зимой.

 

Зато глубоководные рыбы и рыбы, обитающие в открытых частях океана, плохо переносят резкие колебания температуры.

В конце прошлого столетия почти полностью вымерла рыба хамелионоголов, обитавшая на больших глубинах у берегов Северной Америки. Свирепствовавший шторм задержал теплое южное течение и нагнал холодные воды из Арктики. В результате температура воды понизилась— и мертвые хамелионоголовы покрыли поверхность океана на многие сотни километров.

 

В Северном море при понижении температуры наблюдалась массовая гибель камбалы, в Баренцевом — пикши, а у берегов Дальнего Востока — иваси.

 

Чувствительны к изменениям температуры рыбы, обитающие в тропических реках и озерах. Они привыкли к тому, что вода там всегда теплая, и только в очень уж жаркое, засушливое время некоторые тропические рыбы зарываются в ил и засыпают. Это помогает им переносить жару и связанный с ней недостаток кислорода.

Наш холодолюбивый налим в жаркие летние дни, когда вода становится чересчур теплой, забирается в норы под подмытыми берегами и впадает в оцепенение.

 

Но есть рыбы, которые великолепно себя чувствуют и в горячей воде. В водоемах, куда вода поступает из горячих подземных источников и имеет температуру 45 градусов, обнаружены особые угри. А рыбка лукания живет и размножается в источниках горной Калифорнии, где температура воды выше 50 градусов!

 

Рыбы наших южных водоемов — сазан, лещ, сом, осетр — зимой засыпают. Еще осенью собираются они в самых глубоких местах реки и постепенно впадают в оцепенение. При этом они покрываются густым слоем слизи, у них снижается пульс и замедляется дыхание.

 

Рыбы средней полосы СССР — щука, плотва, окунь— могут жить и при 3 и 30 градусах. Карась выживает в прудах, промерзающих до самого дна, и не гибнет, если вода нагревается до 40 градусов.

 

Снижение жизнедеятельности, в том числе и при замораживании, называют анабиозом. В подобное состояние могут впадать и рыбы. Замороженные и совершенно отвердевшие окунь, налим при медленном оттаивании начинают оживленно плавать. Только надо следить, чтобы не замерзла кровь и жабры.

 

Явление анабиоза можно широко использовать при транспортировке живой рыбы. Ученым надо только установить, при какой температуре следует замораживать тот или иной вид рыбы, чтобы затем вернуть ее к жизни.

Кстати, в замороженном состоянии рыба может находиться только определенный срок. Поэтому некоторые авторы научно-фантастических произведений грешат против истины, когда заставляют оживать рыб, найденных героями их произведений где-то в глубинах вечной мерзлоты.

 

Большинство рыб легко переносят значительные перепады температуры, если она изменяется постепенно. А вот резкое изменение температуры даже на 4—5 градусов часто ведет к их гибели. Это происходит потому, что у рыб непостоянная температура тела; она меняется вместе с изменением температуры воды и может быть лишь немного выше ее.

Температура оказывает большое влияние на расселение рыб. Исторические границы распространения рыб тесно связаны с температурой. Когда-то, в доледниковый период, в сибирских реках, впадающих в Ледовитый океан, вода была много теплее, и в них водились такие рыбы, как подуст, быстрянка, густера. Сейчас эти рыбы встречаются за Уральским хребтом только в реках, впадающих в Аральское и Каспийское моря.

 

Похолодание, вызванное ледниковым периодом, расширило границы распространения холодолюбивых рыб. В бассейнах Средиземного и Черного морей появилось в то время много лососевых рыб. Об этом говорят нам рыбьи кости, найденные при раскопках стойбищ древнего человека.

 

За последние 30—40 лет увеличилась мощность Гольфстрима. Теплые воды стали проникать дальше на север. И это сразу же сказалось на рыбьем населении. В Белом море появилась пикша; из Баренцева моря в него стали заходить морской окунь и сайда, а из атлантического океана — макрель. Треска и сельдь нашли новые кормовые угодья дальше на востоке.

Для каждого вида рыб существует северная и южная граница распространения.

Сазан и рыбец, в основном, держатся только в нижнем течении южных рек; усач, вырезуб редко поднимаются по Днепру выше Дорогобужа.

 

Некоторые рыбы в одном и том же водоеме придерживаются одной его северной части, другие — южной; так, теплолюбивые рыбы — жерех, сырть — встречаются только в южной части Ладожского озера, а любящая холодную воду палья — только в северной его части.

И

нтересный случай произошел в Ленинграде в 1951 году: из живорыбного садка в Неву ушла партия сазанов. Вскоре рыба собралась у выхода теплых сточных вод, поступающих с одного из заводов. Там сазаны держались до 1955 года.

В морях и озерах изотермы также служат границами распространения того или иного вида рыб. Это должны учитывать рыбаки: бесполезно искать треску там, где температура у дна ниже нуля, а сайку там, где она выше нуля.

Температуру воды на различных участках водоема важно знать рыболовам-любителям. В этом отношении характерен результат одних соревнований спиннингистов, состоявшихся в середине октября. Конец сентября и начало октября выдались холодными. Поникла водная растительность, рыбы ушли на глубины. За день или два до соревнований установилась теплая солнечная погода с сильным ветром. В день соревнований ветер стих, но солнце по-прежнему продолжало ярко светить.

Заняв место в лодках, большинство соревнующихся устремилось на ямы, где некоторые рыболовы еще недавно успешно ловили щук, один отправился к берегу, куда еще вчера била сильная прибойная волна, а несколько человек разбрелись вдоль ранее затишных берегов.

Когда стали подводить итоги, оказалось, что рыболов, ловивший на мели у прибойного берега, поймал больше, чем все соревнующиеся, вместе взятые. Рыболовы, которые ловили у затишного берега, поймали всего по одной или две щуки.

Такой неожиданный результат объясняется просто: ветер в течение нескольких дней, гнал нагретую солнцем воду на поверхности к одному берегу. Вода здесь в день соревнований была теплее, чем у затишного берега и на ямах. На теплую воду вышли из глубин окунь и щука.

 

Температура оказывает большое влияние на всю жизнь рыб. Каждый вид наиболее активен в определенном промежутке температур; оптимум питания для форели наблюдается при 10—12 градусах, для щуки — при 15—16, сазана — при 20—28 градусах, а арктическая рыба сайка активнее всего питается при температуре минус 1,5—2 градуса. Выше и ниже определенной температуры рыбы вообще прекращают питаться. Ручьевая форель не питается при температуре воды ниже 3 и выше 18 градусов. Налим при температуре выше 12 градусов. Сазан начинает кормиться не ранее, чем температура воды достигнет 10—12 градусов.

 

С температурой воды связано и размножение рыб. Большинство наших рыб нерестует весной; лососи, сиги и форели чаще осенью, а налим зимой. Беломорская треска мечет икру при температуре воды 1 градус, налим— около 0, сиги— 1—3, лососи — 3—8, окунь — 7—8, лещ—12—14г сазан при 15 и выше градусах. Многие экзотические рыбы, например жемчужный гурами, бойцовая рыбка, тернеция, начинают метать икру, когда температура в аквариуме повышается до 29—30 градусов.

,УМ" РЫБ

Часто рыбам приписывают исключительную сообра зительность. Рассказывают «охотничьи истории» о щуках и язях, умеющих открывать крышки садков. О лещах, которые, поднявшись по лесе на поверхность воды и увидев рыболова, сразу же исчезают в глубине. Об «умных» сазанах, — собьет такой умник хвостом насадку с крючка и спокойно лакомится ею. О «хитрых» окунях, отгоняющих своих менее сообразительных товарищей от крючка.

Большинство этих историй — плод воображения рассказывающих, но есть примеры, которые как будто подтверждают осмысленные действия рыб.

 

Разве не кажутся нам умными длительные путешествия лососей в поисках нерестилищ? Или наблюдаемая у колюшки защита потомства? Или способ, которым добывает пищу брызгун? Эта рыбка, выпуская изо рта струю воды, сбивает с деревьев, окружающих водоем, насекомых и схватывает их при падении.

Умным представляется нам и поведение рыб, остерегающихся сетных ловушек, толстых и грубых лес рыболовов. Как же объяснить эти «умные» поступки рыб? Оказывается, это уже объяснено, и не кем другим, как великим русским физиологом И. П Павловым.

 

В результате многих экспериментов и наблюдений И. П. Павлов обнаружил, что всем животным присущи два рода деятельности: безусловно-рефлекторная и деятельность, связанная с условными рефлексами. Безусловно-рефлекторная деятельность заложена у животных «от роду», она вырабатывалась в течение долгого времени и на многих поколениях и состоит из цепи инстинктивных реакций организма на происходящие вокруг изменения.

 

Первостепенную роль в жизни животных, в том числе, конечно, и рыб, играет пищевой рефлекс.

Пищевые реакции рыб очень разнообразны. Хищные рыбы питаются живой добычей, их особенно привлекают движения жертвы. Попробуйте на дне аквариума с окунями поместить мертвого мотыля, окуни не обратят на него никакого внимания. Но стоит бросить в аквариум живого мотыля, как рыбки устремятся к добыче всей Стайкой, причем мотыль достанется самому проворному.

 

Не менее показательно отношение хищников к искусственным приманкам — блеснам. На неподвижную блесну не польстится ни один хищник, а самой уловистой окажется та, которая, двигаясь, наиболее полно повторит водные колебания, создаваемые живой рыбкой.

 

Хищники обращают внимание и на положение жертвы. В некоторых водоемах щука схватывает посаженную на крючок мертвую рыбку. Однако щука никогда не схватит рыбку, если та плавает брюшком кверху или лежит боком на дне. Поэтому опытные рыболовы перед насаживанием мертвой рыбки на крючок вводят ей в брюшко через рот продолговатый кусочек свинца. Тогда рыбка при ловле на кружки или на жерлицы будет занимать в воде правильное горизонтальное положение брюшком книзу.

У мирных рыб сигналом «пища» служит не только вид предмета, но и издаваемый им запах.

 

В течение многих поколений у рыб выработались и наиболее целесообразные способы охоты. Щука, окунь мало заметны среди водных растений, и обычно они охотятся из засады. Быстро плавающие рыбы — тунец, лосось— приспособились догонять добычу. Брызгун свой удивительный способ охоты за насекомыми тоже унаследовал от предков.

Очень важна для сохранения вида цепь врожденных рефлексов, связанных с заботой о потомстве. Все рыбы инстинктивно мечут икру в таких условиях, при которых она лучше всего развивается. Поэтому одни рыбы нерестятся в тиховодье, другие на быстринах, а третьи совершают в поисках удобных нерестилищ длительные путешествия.

У некоторых рыб забота о потомстве идет еще дальше: лососи перед нерестом прогоняют с нерестилищ всякую рыбу, а затем зарывают икру в песок и гальку. Сомы охраняют икру вплоть до выклева мальков, а самец колюшки строит для икры особое гнездо и первое время сторожит мальков.

 

Однако родительский инстинкт у рыб сохраняется недолго. Даже такой заботливый папаша, как самец колюшки, как только мальки начинают самостоятельно питаться, становится к ним равнодушным. Более того, при случае он не откажется полакомиться собственными детьми, как и всякой другой движущейся добычей. Так, раньше или позднее, поступает большинство рыб, особенно в неволе, где свобода ограничена стеклом аквариума. Поэтому опытные аквариумисты следят за рыбами и, как только начнет угасать родительский инстинкт, отсаживают отца и мать. При разведении живородящих рыбок в аквариуме мальков нужно вылавливать немедленно, иначе они все могут быть проглочены матерью.

Стремление животных к свободе тоже безусловный рефлекс. Пойманный в западню зверь, попавшаяся в силок птица, запутавшаяся в сетях рыба прилагают все усилия, чтобы освободиться.

 

Рефлекс свободы очень силен. Птица, очутившаяся в клетке, или рыба, только что посаженная в аквариум, часто отказываются от пищи и иногда даже погибают от голода. Не следует, конечно, думать, что животные скучают в неволе и погибают от «тоски по свободе». Животные не люди, и очеловечивать их поступки не следует. Просто в этих случаях рефлекс свободы оказывается сильнее пищевого.

 

Большую роль в жизни животных играет оборонительный рефлекс. Рыбы боятся не только явных врагов, но и подозрительно относятся ко всяким незнакомым предметам. Их может пугать и вид предмета, и произведенный им шум, и его запах, и даже тень, падающая от него на воду. У различных видов рыб осторожность развита не одинаково. К наиболее осторожным из наших рыб следует отнести сазана, леща, форель, к наименее — окуня, налима, щуку.

 

От врагов рыбы обычно спасаются бегством или прячутся. Но есть и такие, которые пытаются напугать врага. Иглобрюх, куткутья при виде врага раздуваются и принимают форму шара; окунь, ерш поднимают колючий спинной плавник. Иногда рыба обороняется активно. Мурена, если ее потревожить, может серьезно поранить даже человека. Обороняясь, скат-хвостокол пускает в ход свои грозные кинжалы. Колюшка, защищая свое гнездо, колет врагов иглами. Рыбы с «электростанциями» при малейшей опасности приводят их в действие. Сразу же бросаются в атаку, если их потревожат, самцы бойцовой рыбки. С ожесточением дерутся они и друг с другом. В Сиаме бойцовых рыбок специально дрессируют для публичных боев. Многочисленные зрители заключают, как на скачках, пари и награждают победителя шумными аплодисментами.

Избежать опасности животным помогает также и исследовательский рефлекс, или рефлекс «Что это такое?»

 

В чем же его сущность?

Всякое животное, попав в незнакомую обстановку или завидев незнакомый предмет, приглядывается, прислушивается, принюхивается, стараясь определить, не грозит ли ему какая-нибудь опасность. Но не приблизившись к незнакомому предмету, не узнаешь, что можно от него ждать. И животное, преодолевая страх, пытается выяснить положение.

Именно учитывая этот инстинкт животных, Майн- Рид в одном из своих романов рассказал о следующем случае. У охотника кончались продукты, а ему еще предстоял длительный путь через прерии. На рассвете он заметил стадо антилоп. Как подобраться к сторожким животным, если кругом нет ни одного укрытия? И охотник нашел выход. Приблизившись к антилопам на такое расстояние, чтобы они его заметили, он опустился на руки, а ногами стал выделывать в воздухе замысловатые пируэты. Это необычное зрелище привлекло внимание животных, антилопы стали медленно приближаться к охотнику. Когда они оказались на расстоянии выстрела, охотник вскочил, схватил с земли ружье и застрелил ближайшую антилопу.

Так же поступают и рыбы. Каждому спиннингисту приходилось наблюдать, как за блесной устремляются рыбешки значительно меньше самой приманки. Это проявление исследовательского рефлекса. Возможно, что и скопление некоторых рыб у опущенной под воду электрической лампочки также является проявлением этого инстинкта.

Не исключено, что подход многих рыб на звук объясняется не пищевым, а тоже исследовательским рефлексом, который, после того как рыба обнаружила добычу, переходит в пищевой.

Инстинкты не всегда остаются постоянными. Очевидно, когда-то лососи метали икру в океане. Но в реках оказалось меньше врагов, более благоприятные условия для созревания икры, и инстинкт изменился — лососи стали откладывать икру в быстротекущих реках.

 

Ладожская форель, так же как и лосось, для нереста заходит в реки. При этом она всегда поднимается вверх по течению. А вот ладожская форель, акклиматизировавшаяся в озере Янис-Ярви, спускается для икрометания в реку Янис-Йоки, вытекающую из озера. Инстинкт изменился потому, что в озеро Янис-Ярви не впадает ни одной речки с удобными для озерной форели нерестилищами.

Не так давно сырть из Финского залива поднималась метать икру в реку Нарову и, отнерестовав, уходила обратно в залив. После постройки плотины на Нарове часть стада сырти оказалась отрезанной от залива. Сейчас сырть освоилась с новыми условиями, она живет и размножается в реках Нарове, Великой и в Чудском озере.

Однако инстинкты при изменении условий жизни меняются далеко не всегда. Например, постройка электростанции на реке Волхов закрыла сигам путь к излюбленным нерестилищам и привела к почти полному их вымиранию.

Поступки данного животного, объясняющиеся приобретенным опытом, И. П. Павлов относит к условной рефлекторной деятельности. Оказывается, что, несмотря на примитивное устройство головного мозга у рыб, условные рефлексы вырабатываются у них довольно быстро. Много интересных опытов проделали ученые с рыбами. Их нетрудно повторить каждому, имеющему аквариум.

Подвесьте в аквариуме на нитке красную бусинку — и рыбы обязательно ее «попробуют». В тот же момент бросьте в кормовой угол любимую пищу рыб. Повторяйте опыт неоднократно, и через некоторое время рыбы, подергав бусинку, будут устремляться в кормовой угол, даже если им и не предложат пищи. Замените красную бусинку зеленой, но при этом не давайте рыбам корма. Рыбы к ней не притронутся. Но можно переучить рыб — заставить их схватывать зеленую бусинку и отказываться от красной.

Вырежьте из картона два треугольника, один большой, другой маленький. Во время кормления рыб прикладывайте к стеклу один треугольник, а после кормления — другой. Через некоторое время рыбы будут подходить к треугольнику того размера, который прикладывали к стеклу во время кормления; будут подходить даже в том случае, если им не дадут пищи, но не будут обращать никакого внимания на второй. Треугольники можно заменить буквами алфавита, и рыбы скоро научатся их различать.

Или еще один пример. Среди атерин, обитающих преимущественно в тропических водах, встречаются рыбки, окрашенные в ярко-красный цвет и почти бесцветные. Так вот, красным рыбкам вложили в рот кусочки щупалец жгучих актиний и пустили их в аквариум с хищными рыбами. После того как хищники попробовали атерин с щупальцами актиний, они потеряли к ним всякий инте» рес. Пущенные через несколько дней в аквариум красные рыбки, уже без «начинки», в течение долгого времени оставались нетронутыми, в то время как неокрашенные атерины немедленно поедались.

Условный рефлекс у рыб можно выработать и на звук. Если кормление рыб производить по звонку, то вскоре они будут подходить на звонок и при отсутствии пищи. Более того, опыты показали, что у рыб можно выработать условные рефлексы на звуки различной высоты тона. Сомиков каллихтов при одном тоне звука кормили, а при другом ударяли по носу палочкой. Через некоторое время сомики подплывали, заслышав звук первого тона, а услышав второй, бросались наутек и забивались в дальний угол аквариума.

Наглядно иллюстрирует значение приобретенных навыков следующий опыт: аквариум с находившейся в нем щукой перегородили стеклом и в отгороженную часть пустили живую рыбку. Щука сразу же устремилась к рыбке, но, ударившись несколько раз о стекло, прекратила безуспешные попытки. Когда стекло вынули, щука, наученная «горьким опытом», уже не возобновляла попыток схватить рыбку.

Осторожно берет приманку рыба, побывавшая на крючке или схватившая несъедобную блесну. Вот почему в глухих водоемах, где рыба «не знакома» с человеком и удочкой, она берет насадку смелее, чем в водоемах, часто посещаемых рыболовами. По этой же причине там, где бывает много подводных охотников, к рыбе трудно приблизиться на выстрел из гарпунного ружья.

Поскольку осторожность рыб связана с приобретенным ими опытом, то естественно, что чем старше рыба, тем подозрительнее относится она ко всяким незнакомым предметам. Понаблюдайте за стайкой голавлей, плавающих около устоев моста. Бближе к поверхности держатся небольшие голавлики, а глубже видны темные сигарообразные силуэты крупных рыб. Бросьте в воду кузнечика— всплеск — и он исчезает во рту одного из крупных голавлей. Теперь проткните кузнечика соломинкой и опять бросьте его в воду; крупный голавль подплывет, но приманку не возьмет, и только мелочь будет трепать кузнечика с торчащей из него соломинкой.

Для того чтобы рыба стала остерегаться грубой снасти, ей совсем не обязательно самой побывать на крючке. Резкие броски одной попавшейся на крючок рыбы могуть напугать и надолго насторожить всю стаю, вызвав подозрительное отношение к предлагаемой насадке.

Иногда рыбы используют опыт, приобретенный соседом. В этом отношении характерно поведение косяка лещей, окруженного неводом. Сначала, очутившись в тоне, рыбы мечутся по всем направлениям. Но стоит одному из них, воспользовавшись неровностями дна, проскользнуть под тетиву, как за ним немедленно устремляется вся стая.

Теперь понятно и поведение «хитрого» окуня, отгоняющего других от крючка с насадкой. Очевидно, он уже побывал на крючке и остерегается взять насадку, а другие следуют его примеру.

Наблюдения за рыбами в аквариуме подтвердили, что рыбы действительно перенимают опыт соседа. Был проделан следующий опыт. Аквариум разделили пополам стеклянной перегородкой и в одну половину посадили несколько верховок. В углу аквариума зажигали красную лампочку, свет которой привлекал рыб. При приближении к лампочке они получали удар током и обращались в бегство. После нескольких опытов рыбы бросались врассыпную, как только вспыхивала красная лампочка. Затем во вторую часть аквариума посадили других верховок. Когда зажигали лампочку, вновь посаженные рыбки, следуя примеру своих соседей, тоже убегали от красного света, хотя никакого удара током они ранее не получали. После десяти опытов первую партию рыбок высадили, но у оставшихся сохранился отрицательный рефлекс на красный свет.

Обычно условные рефлексы у рыб долго не сохраняются, и они скоро забывают «выученное». Однако если условия, при которых возник рефлекс, из поколения в поколение повторяются, он может стать врожденным.

Посмотрите, как плавает в аквариуме телескоп. Он все время заворачивает в какую-нибудь сторону, стремясь плыть по кругу. Склонность к «круговому плаванию» появилась у него потому, что в Китае, на родине телескопов, многие поколения этих рыб содержались в аквариумах-вазах.

В большинстве рек голавль питается червями, насекомыми и их личинками, растениями, мелкими рыбками. А вот в Неву попадают всякие пищевые отходы, и голавль стал в ней почти всеядным. Здесь его ловят на удочку, насаживая на крючок кусочек колбасы, сыра или даже селедки. В реках, расположенных вдали от больших городов, голавль к такой насадке и не притронется. Так изменение условий питания привело к превращению временного пищевого рефлекса в постоянный.

Как видим, «ум», «сообразительность» и «хитрость» рыб объясняются врожденным инстинктом и приобретенным в течение жизни опытом.

 

 

 Смотрите также:

 

АНАБИОЗ - "временное прекращение жизни"

АНАБИОЗ - "временное прекращение жизни", временное замедление или. приостановка функционирования биологических объектов.

 

Полёт к звёздам и вечная молодость

Но это не сон и не анабиоз, а состояние организма, подвергнутого так называемой гибернации. Для полета к звездам.

 

процесс приспособления организма - саморегуляция, обмен...

В отдельных случаях анабиоз может продолжаться сотни и даже тысячи лет, по прошествии которых семена не теряют всхожести.