История Земли

 

Позднемеловое вымирание

 

 

«Ангиоспермизация мира» захватывает не только насекомых, но и все прочие компоненты континентальных экосистем. С начала мела на суше стремительно распространяются птицы (это особенно хорошо видно по укрупнению птерозавров, которые полностью уходят в нишу крупных парителей) и териевые млекопитающие; в пресных водоемах настоящие костистые рыбы вытесняют ганоидов. После апт-альбского кризиса мир обретает вполне знакомый нам облик; правда, в нем наличествуют динозавры (и не просто «наличествуют», а процветают на протяжении большей части позднего мела). Однако судьба этой группы была рассмотрена нами выше (глава И), и нет оснований напрямую связывать ее вымирание с драматическими изменениями в морской биоте на границе мела и кайнозоя. Итак, мезозойско-кайнозойская смена на суше произошла много раньше, чем в море.

 

Ну, а каковы же всё-таки причины позднемелового «Великого вымирания»? Если не падение астероида и прочие «импакты», то что же? Давайте прежде всего попытаемся найти какие-нибудь общие черты для этого события и для другого морского вымирания - пермско-триасового. Оно было самым крупным в истории Земли: тогда в морских группах вымерло 50 % семейств, 70 % родов и более 90 % видов (для сравнения: при мел-кайнозойском вымирании исчезло менее четверти семейств). Помимо прямого исчезновения множества палеозойских групп (трилобиты, палеозойские кораллы - ругозы и табуляты), произошла радикальная смена структуры морских экосистем. Роль основных рифостроителей перешла от мшанок к кораллам, донных фильтраторов — от брахиопод к двустворчатым моллюскам и т. п. Причины этой грандиозной фаунистической смены остаются загадкой; стандартные объяснения вроде «глобального катастрофического вулканизма» или морской регрессии, резко сократившей площадь шельфов (основной зоны обитания морских организмов) производят впечатление явно придуманных «за неимением лучшего». Мне лично наиболее остроумной и логичной (хотя и не бесспорной) представляется гипотеза X. Таппан — специалиста по фитопланктону.

 

В 1986 г. Таппан опубликовала работу под названием «Фитопланктон: за солью на планетарном столе (Phytoplanc- ton: below the salt at the global table)»; название это требует пояснения. В средневековом английском замке представители всех социальных слоев ели за общим длинным столом.

 

Дворяне, рыцари и почетные гости сидели во главе, и большая солонка, стоящая примерно посередине стола, как бы отделяла их места от мест слуг, солдат и «гостей второй свежести», занимающих другой его конец; места эти называли, соответственно, «перед солью» и «за солью» («above and below the salt»). Кушанья, как легко догадаться, подавали сперва на тот конец, что «перед солью», а «за соль» доходило уж что останется...

 

Так вот, по мысли Таппан, наземная биота планеты всегда занимает место «во главе стола», а океанская оказывается «за солью». Необходимые для жизнедеятельности фитопланктона биогены (прежде всего азот и фосфор) поступают с суши, за счет эрозии; наземная растительность между тем стремится подавить эрозию и оставить как можно больше биогенов для собственного потребления (помните замыкание геохимических циклов?). Таким образом, все заметные эволюционные успехи наземной растительности замедляют поступление биогенов в океан, что со временем вызывает вымирание соответствующих групп фитопланктона; фитопланктон же составляет основу первого трофического уровня любых морских экосистем, так что дальше разваливается вся цепь.

 

Следует помнить, однако, что инерция такой системы огромна, и между «прогрессивным изменением» в наземной растительности и вызванным им «фитопланктонным шоком» в океане проходит ощутимый срок.

 

Подойдя с этих позиций к пермо-триасовому и мел- палеогеновому морским вымираниям, мы увидим, что в поздней перми и в позднем мелу действительно произошли два серьезных изменения в структуре наземной растительности, прямо влияющие на регуляцию потока биогенов с суши. В перми высшая растительность впервые начинает заселять водоразделы, тормозя их прежде беспрепятственный размыв; этому способствует возникновение засухоустойчивых голосеменных (типа вольциевых) с пикноксилической древесиной и мелкими, сильно склеротизованными листьями (а также, как мы помним по главе 9, появление насекомых с водными личинками). В позднем мелу появляется трава, образующая дернину; это наиболее эффективным образом подавляет эрозию.

 

Что же касается импактов, то они, по всей видимости, не представляют угрозы для сбалансированных, «здоровых» экосистем, но вот если те уже находятся в состоянии кризиса (вроде планктона, столкнувшегося с серьезными глобальными изменениями в порядке поступления биогенов), то кратковременная «астероидная зима» вполне способна сыграть роль камешка, вызвавшего лавину. Тут возможна аналогия с выпадением соли из перенасыщенного раствора: никому ведь не придет в голову считать причиной этого процесса упавший в сосуд кристаллик, непосредственно инициировавший его начало.

 

 

 Смотрите также:

 

ВЫМИРАНИЕ ФАУНЫ. Голоцен. Валдайское...

Вымирание мамонтовой фауны, вернее, разрушение комплекса видов, глубоко
Видимо, эта лошадь была предметом охоты, что и ускорило ее исчезновение ( 16).

 

Вымирание животных. Эволюция биосферы и климат будущего.

В течение юрского периода происходит обновление одних групп и вымирание других.
Вместе с тем необычайно быстрое развитие получили в позднемеловую эпоху наннопланктон (кокко...

 

массовое вымирание биологических видов.