Историческое землеведение. Палеогеография

 

Неоплейстоцен

 

 

Развитие природы в неоплейстоцене (до позднеледникового этапа)

 

Ранний неоплейстоцен начался, как и все подразделения плейстоцена, с теплого Михайловского (на Дону — петропавловского) времени. Оно маркируется озерными и озерно-аллювиальными отложениями, говорящими о том, что в эту эпоху в Восточной Европе господствовали относительно теплые и влажные по сравнению с современными условия; избыточная вода застаивалась в многочисленных озерах и болотах. В южной части территории склоны северной экспозиции и понижения рельефа были заняты лесами, в которых наряду с липой, буком, дубом, кленом росли кипарис, виноград и маслины; на южных склонах холмов существовали субтропические прерии. Температуры января в южной части равнины составляли 0°, июля—25, средние — 12-14°, а осадков было 600-800 мм. Формировалась балашовская, ныне ископаемая почва.

 

После Михайловского потепления последовала покровская волна похолодания. Существует мнение о том, что уже в это время покровные ледники распространялись до широты Москвы — во всяком случае, в долине р. Ликовы под Москвой найдена очень древняя морена. Однако достоверно установлено только то, что в это время на широте верхнего Дона были развиты сухие холодные степи с полынно-ма- ревыми ассоциациями и карликовой березой с примесью сосны. Температуры июля были на 2-3°, а января —на 4-5° ниже современных. Резко усилились криогенные процессы, что типично для перигляциальных условий. Именно в таких условиях формировались толщи бобровского лёсса. В реках верхнего Подонья аккумулировался холодный перигляциальный покровский аллювий, который выше сменяется ильинским аллювием с теплолюбивыми моллюсками.

 

Илъинское время отличается сложностью климатических колебаний. В его пределах две теплых фазы, во время которых на широте Москвы существовали хвойно- широколиственные леса с тсугой, тиссом, дубом, грабом, буком и хмелеграбом, были разделены сетуньским похолоданием с лесотундровыми ландшафтами.

 

Около 620 тыс. л. н. вновь начинается похолодание: в центре Русской равнины на верхнеильинской ржаксинской почве и одновозрастном аллювии появляется галька, имеющая явно скандинавское происхождение. В реки она могла попасть только из отложений, принесенных в речные водосборы ледником. Все говорит о том, что ледник уж близко. И действительно, на этой гальке лежат настоящие ледниковые отложения — несортированные валунные суглинки. Это оледенение в Европейской России называется донским или варяжским.

 

По своим южным границам оно, видимо, было близко к последующему — окскому, хотя сейчас принято считать, что лопасть ледника, вытянутая на юг по Окско-Доиской низменности, которую еще недавно приписывали днепровскому леднику, на самом деле принадлежит именно донскому. Вне ледника в низовьях Дона в это время господствовали полынно-маре- вые перигляциальные степи, ближе к леднику сменяющиеся перигляциальной тундрой. Здесь накапливались горизонты сульского лесса.

Донское похолодание сменилось резким потеплением климата — мучкапским межледниковьем. В это время в Восточной Европе, климат был более мягким, чем сейчас: среднеянварская температура в районе г. Смоленска была равна -3°, июльская — +20°, осадков было много (600-1000 мм). В этот период выделяется три климатических оптимума; они разделялись похолоданиями, во время которых широко- лиственно-хвойные леса с третичными экзотами сменялись еловыми и елово-сосновы- ми иногда заболоченными лесами. На юге территории было суше, поэтому леса сменялись лесостепью. Там формировались воронские (лубенские) ископаемые почвы.

 

Растительность в межледниковье была более теплолюбива, чем сейчас. В фауне раннего плейстоцена на юге восточной Европы господствовали животные тирасполь- ского комплекса, куда входили слоны, носороги, бизоны, медведи, причем, в отличие от флоры, тираспольская фауна в целом была более холодиолюбивой, чем одесская и таманская фауна существовавшая в эоплейстоцене ( 8.3).

 

Продолжались колебания уровня внутренних морей — Каспийского и Черного, которое по-прежнему было изолировано от Мирового океана. В периоды трансгрессий оба моря соединялись друг с другом через Кумо-Манычский пролив. В частности, неоплейстоценовая история морей началась глубокой регрессией, которая соответствовала михайловскому потеплению (тюркянской на Каспии): уровень морей находился на отметке -65 м. В покров- ское время регрессия сменилась двухфазной трансгрессией (чаудин- ской и бакинской): ранняя ее стадия соответствует покровскому похолоданию, а поздняя — донскому оледенению. Не исключено, что через Босфор и Дарданеллы существовал тогда односторонний сток опресненных вод черноморско-каспийских вод в направлении Средиземного моря, уровень которого, согласно связи "оледенение = регрессия", был ниже современного.

 

Около 470 тыс.л.н. наступило очередное похолодание, которое привело к окскому оледенению, оставившему свои следы на значительной территории Евразии и Северной Америки. Отложений, оставшихся после этого оледенения сохранилось очень много, что дает возможность четко увязать его с альпийским оледенением миндель, сибирским демьянским ледниковым покровом и североамериканским канзасским оледенением. В Западной Европе ледники спускались к подножию Карпат и Судет, и даже достигали Чехии и Словакии.

 

На северо-востоке Евразии оледенение носило горно-долинный характер. Здесь наступила очередная волна развития вечной мерзлоты. На Дальнем Востоке при ув

лажненности около 800 мм осадков в год произошла трансформация лесов от широколиственных до темнохвойных.

 

Южнее границы окского ледника климатические условия в восточной Европе были весьма аридными и суровыми, существовали перигляциальные тундростепи, где накапливались лёссы тилигульского лессового горизонта. Здесь в фауне млекопитающих по-прежнему господствовали животные тираспольского комплекса. Подобные условия распространялись вплоть до северного Средиземноморья, а южнее существовали плювиальные (влажные) прохладные климаты. Аналогичные условия существовали и на юге Северной Америки.

В южных, пока еще бессточных морях отмечалась урунджикская трансгрессия.

 

420 тысяч л. н. закончилась раннечетвертичная пора развития нашей планеты — окский ледник и его синхронные аналоги растаяли, и на Земле установился очень сложный межледниковый период—лихвинский, прерываемый эпохами похолодания (вплоть до оледенений). В целом, это было самое теплое межледкиковье неоплейстоцена. Лихвинские отложения во многих регионах представлены линзами озеро-болотных глин, суглинков, торфяников. В это время на широтах Калуги — Москвы росли широколиственные леса с грабом ( 8.4). Елово-сосновые и березовые леса с широколиственными породами, включая граб, доходили до широт г. Петрозаводска, а без широколиственных пород — до широты г.Архангельска и низовьев Печоры - ведь здесь январские температуры равнялись всего -2° —5°, возрастая к югу до +1 июльские варьировали от 18 до 24°. Годовое количество осадков составляло 700 мм.

 

В южных районах Русской равнины преобладал степной тип растительности, но в некоторые периоды леса заходили на юг, вплоть до самого Черного моря. Там продолжали существовать верхнетретичные реликты — тис, гикори, грецкий орех и др., что придавало флоре архаичный облик. Считается, что здесь существовали влажные субтропические условия.

 

В Западной Сибири таежные леса распространялись до широты Томска, южнее сменяясь лесостепью и степью. Одновозрастные с лихвинскими тобольские слои сменяются на севере Западной Сибири морскими отложениями межледниковой пади- мейской трансгрессии, проникавшей в то время по долинам Оби и Енисея далеко на юг — до поселков Казым и Туруханск. Даже на северо-востоке Азии в лихвинское межледниковье тундры не было, а были лесотундры и листвинично-березовые редколесья.

Во внеледниковой внетропической области формируется завадовский почвенный горизонт на теплых (переотложенных) лессах. В долинах рек вырабатываются уступы пятых террас, на приледниковых участках долин спускаются приледниковые озера и откладываются мощные толщи погребенного ныне кривичского аллювия.

Вторая половина лихвинского межледниковья сейчас рассматривается более дробно — здесь выделяются несколько фаз потепления и похолодания. Последним в их череде является роменское (марьинское, максинское) потепление, во время которого максимально выросла облесенность центральных, западных и южных районов Русской равнины. Здесь преобладали грабово-дубовые леса на ровенских почвах; ближе к востоку происходило обеднение лесов.

 

Фауна начала среднего плейстоцена относится к сингильскому комплексу, в котором пока ещё встречались африканские типы — слоны, носороги, быки.

Черноморский бассейн, начиная с лихвинского межледниковья, стал периодически получать двустороннюю связь с мировым океаном через проливы Босфор и Дарданеллы. Связь его с Каспием еще будет возобновляться, поэтому в среднем неоплейстоцене история Черного моря — это история водоема с промежуточным режимом, который во времена межледниковий с их высоким океаническим уровнем получает воду от Мирового океана, а во время ледниковий с их регрессиями — только от Каспия. Так и во времена лихвинского межледниковья в Черное море проникли соленые воды Средиземноморья, что обусловило возникновение раннедревнеэвксин- ской и палеоузунларской трансгрессий, разделенных регрессией. На Каспийском море, в связи с усилением естественной аридизации территории наступила сингиль- ская регрессия.

 

Основным палеогеографическим событием среднего плейстоцена было днепровское оледенение, которое (вместе с другими одновозрастными) на всем северном полушарии считается максимальным ( 8.5). Днепровский ледник начал наступать с севера 205 тыс. л. н. Ранее считалось, что в пределах Европейской России он двумя языками заходил на юг до широты г. Канева и устья р. Хопра; эти языки спускались сюда по Приднепровской и Окско-Донской низменностям, обтекая Среднерусскую возвышенность (см.  7.2). Теперь восточный — донской язык определяется как более древний, относящийся к донскому оледенению. Область питания днепровского ледника находилась в Фенноскандии.

 

В Западной Сибири аналог днепровского — самаровское оледенение распространялось с Северного Урала через пос. Демьянку, что на нижнем Иртыше, на Нижневартовск, далее — на устье Подкаменной Тунгуски до начала среднего течения Нижней Тунгуски, через верхнее течение Вилюя, вдоль долины р. Оленек к устью Лены, где, по-видимому, и заканчивалось.

 

В Северной Америке иллинойсское оледенение также являлось самым большим по площади — оно доходило до широты устья р .Колорадо, устья р. Огайо и г. Нью- Йорка.

Следует отметить, что морены днепровского ледника и его равнинных аналогов к настоящему времени сохранились плохо — они сильно выветрены, размыты реками, которые уже сформировали в них широкопойменные долины, и встречаются только на водоразделах. Специфических форм ледникового рельефа после днепровского ледника уже не осталось.

 

В горных областях происходило увеличение площади горно-долинных ледников; в Восточной Сибири, где господствовали экстраконтинентальные условия, покровные оледенения запада синхронизировались также с обширными подземными оледенениями, которые выражались в распространении многолетней мерзлоты далеко на юг (на 1000 км южнее современной границы). В межледниковые фазы конти- нентальность климата уменьшалась, его увлажненность несколько увеличивалась, но при средних невысоких температурах в горах сохранялись небольшие обособленные ледники.

Во внеледниковой области вновь формировались холодные лессы, на которых росла холодолюбивая редкая северотаежная и лесотундровая растительность. В долинах накапливались верхние горизонты аллювия четвертых террас и формировались их поверхности.

 

Фауна периода днепровского оледенения соответствовала хазарскому комплексу, в котором присутствовали: трогонтериевый слон, шерстистый носорог, длиннорогий бизон, сайгак и др.

 

На Каспийском море днепровскому оледенению соответствовала самая большая в плейстоцене нижнехазарская трансгрессия, во время которой воды Каспийского моря поднимались до отметки +20 м и проникали на север вплоть до Общего Сырта, истоков рек Бол. и Мал. Узень и до г. Уральска. Следы этой трансгрессии в виде Прикаспийской низменности хорошо видны в современном рельефе. Черное море из-за регрессии Мирового океана снова стало замкнутым; через Кумо-Маныч- ский пролив оно соединялось с Каспийским морем и поэтому также испытывало трансгрессию (позднедревнеэвксинскую).

 

Период максимального оледенения закончился 170 тыс. л. н., и наступило новое межледниковье, существование которого еще и сейчас ставится под вопросом, а в некоторых регионах оно просто не выделяется, как, например, в Северной Америке. Однако геоморфологические и стратиграфические данные говорят о том, что сред- нечетвертичных оледенений было два, и они были разделены межледниковой фазой. Это межледниковье большинство называет одинцовским, так как его стратотип был описан в Одинцовском карьере под г. Москвой, ныне не существующем. В некоторых источниках сейчас его называют курским, но это название общепринятым не является. В Сибири оно соответствует ширтинскому межледниковью, а в Белоруссии — шкловскому.

Одинцовское межледниковье, как и лихвинское, было весьма неустойчивым, но в отличие от него, более холодным и сухим.

 

Распространение до широты Москвы широколиственных лесов (но без бука и граба) прерывалось в середине межледниковья периодом похолодания, во время которого здесь были условия тундростепи. Реки во внеледниковых областях врезались в поверхности четвертых надпойменных террас, формировали их уступы. Накопление холодных лессов временно прекратилось, и на отложенных ранее слоях сформировались две погребенные почвы кайдакского горизонта.

 

В жизни фауны приледниковых областей отмечается заметное событие — смена животных Хазарского комплекса, где (в Восточной Европе) преобладали степные виды, животными раннего Верхнепалеолитического комплекса с глубоким разнообразием фауны и взаимопроникновением северных лесных и тундровых и южных степных видов. Здесь впервые появляется мамонт, сохраняются шерстистый носорог, олени, лоси, овцебык, сайга, пещерный медведь, тигролев ( 8.6).

 

Мировой океан испытывал в это время трансгрессию, во время которой его уровень располагался на отметках около 20 м над современным. Черное море в одинцовское межледниковье вновь получило двухстороннюю связь с мировым океаном через Босфор и Дарданеллы, поэтому на нем наступила узунларская трансгрессия — часть общемировой трансгрессии, в результате которой почти пресное море с соленостью 2-10%о превратилось в относительно соленое (16—18%о). Эта связь Черного моря с мировым океаном оказалась более устойчивой, чем предыдущие — она нарушилась теперь только в конце позднего неоплейстоцена. На Каспийском море в одинцовское межледниковье существовала глубокая регрессия со снижением уровня моря до -30 м. Условия на его берегах отличались аридностью.

 

Около 155 тыс. л. н. похолодание климата привело к наступлению нового ледника — московского. Его граница интересна тем, что затрагивая устье р. Угры и г. Калугу, пересекала затем Московскую область с юго-запада на северо-восток . В Сибири этому оледенению соответствует Тазовское — там границы установлены по линии севернее устья р. Иртыша, через истоки рек Пура и Таза к устью р. Подкамен- ной Тунгуски, затем параллельнее границы самаровского оледенения к северу от нее.

 

Московское оледенение отличается от всех предыдущих тем, что оставило свои ощутимые следы в современном рельефе. Это отчетливо видно на примере Московской области, северные, северо-западные, западные и юго-западные районы которой заметно отличаются от остальных по рельефу и ландшафтам. Валунные суглинки московской морены имеют красно-бурый цвет и мощность от 10-30 м до 60-100 м в краевых образованиях. К югу и востоку от границы оледенения холмисто-моренный "темный" еловый ландшафт сменяется "светлыми" сосновыми лесами на покровных и водно-ледниковых отложениях, господствуют волнистые эрозионные и плоские зандровые равнины.

 

Во внеледниковых областях накапливались лёссы тясминской толщи, а в долинах происходило накопление холодного карбонатного аллювия третьих надпойменных террас. Здесь преобладали животные Верхнепалеолитического комплекса.

 

Черноморский бассейн в это время не потерял связи с океаном, а по-прежнему сохранял ее через Босфор и Дарданеллы, поэтому на нем, как и во всем Мировом океане, произошла регрессия, называемая среднеэвксинской. На Каспийском море с некоторым опозданием относительно начала оледенения наступила верхнехазарская трансгрессия, по размерам меньшая, чем предыдущая — уровни воды поднимались здесь всего до отметки -5 м, отчего соединения его с Черным морем не было. На востоке плювиального пояса озеро Иссык-Куль было в этот период также многоводным и переливалось через свой западный край в реку Чу.

 

По рубежу 140 тыс. л. н. проводится граница среднего и позднего (верхнего) плейстоцена — она соответствует началу микулинского межледниковья . В Сибири оно соответствует казанцевскому межледниковью, в северной Европе -г- эемскому, в Северной Америке — сангамону. В Восточной Европе климат микулинской поры отличался особо сильным потеплением, с чем связано возвращение сюда с юга теплолюбивой флоры и фауны. Во время оптимума межледниковья на широте Москвы и севернее, вплоть до побережья арктических морей, господствовали широколиственные леса: последовательно —- дуб, вяз, липа, граб, и только на севере, в пределах современных Вологодской и Кировской областей начинали преобладать елово-бе- резовые леса ( 8.7). Очень теплым было и казанцевское межледниковье в Западной Сибири. В Западной Европе отмечено преобладание теплолюбивой фауны: там жили не только бурые медведи, лесные свиньи и другие современные животные, но и древние слоны и носороги.

 

Во внеледниковых внетропических областях межледниковью соответствует этап формирования прилукских почв; на юге это мощная черноземовидная почва, на севере — серые лесные почвы. Там, где сейчас простираются степи, рос широколиственный лес. На крупных внеледниковых реках произошел врез русел в поверхности третьих террас.

Океанические просторы переживали трансгрессию с повышением уровня моря на 80 м выше современных значений, причем в разных морях она называлась по- разному. В Балтийском море была эемская трансгрессия, в Баренцевом и Печорском — бореальная (1-я), при которой море проникало по долинам Северной Двины и Печоры до устьев рек Вычегды и Цильмы. В Карском море во время синхронной с ними казанцевской трансгрессии были затоплены Ямал, Гыданский полуостров и северный Таймыр, морские воды распространялись по долинам Енисея и Оби до широты устья Иртыша.

 

В Черном море наступила карангатская трансгрессия, обусловившая формирование 18-30-метровых морских террас на побережьях Крыма и Кавказа; вода, при этом, заходила в Западный Маныч, но до Каспийского моря не доходила. Во время этой трансгрессии климат был более теплым и в районе Средиземноморья, поэтому вода в Черное море поступала с соленостью около 24%о. Каспийское море испытывало очень глубокую ательскую регрессию во время которой уровень моря падал до отметки -55 м.

 

Следы калининского оледенения, южная граница которого проходит севернее Москвы (в районе Твери-Талдома), очень хорошо выражены в современном рельефе; в частности, почти все речные долины, протекающие в области его распространения, до сих пор не выработали свои продольные и поперечные профили и врезаны в морену. Очень свежими являются камы и озы у внешнего края ледника, конечно- моренные гряды и холмы буквально нашпигованы валунами, каждый год вырастающими из земли. В Сибири калининское оледенение соответствует ермаковскому, но площадь распространения последнего ограничивается севером Западной и Средней Сибири, проходя не южнее лини 65° с.ш. В Северной Америке позднечетвертич- ное оледенение называют висконсин и делят на две стадии, ранняя из которых называется айова, а поздняя — классический висконсин. Любопытно, что в Северной Америке висконсинское оледенение по площади было почти таким же, как и максимальное иллинойсское, тогда как в Восточной и Северной Европе, не говоря уж о Западной Сибири, предпоследнее и последнее оледенения занимали значительно меньшие территории, чем днепровское.

 

В прилед'никовой области формировался удайский лёссовый горизонт. На реках перигляциальных областей накапливались верхние горизонты поверхностей, которые потом стали вторыми террасами этих рек.

 

Флора и фауна калининского оледенения соответствовали классическим представлениям о биоте ледниковых эпох — перигляциальная тундростепь, холодолю- бивые шерстистые млекопитающие, состав которых почти не менялся теперь до самого позднеледниковья.

Оледенению соответствовала регрессия Мирового океана. В северных морях во время нее осушались обширные площади шельфа, в том числе и Берингия — участок нынешнего шельфа Чукотского моря и Берингова пролива. Возникал сухопутный перешеек между Северным Ледовитым и Тихим океанами (мост), по которому в Америку, пользуясь тем, что ни на Чукотке, ни на Аляске покровного оледенения не было, проникала Евроазиатская фауна. На Черном море эта регрессия называется гирканской.

 

На Каспийском море во время калининского оледенения произошла крупная раннехвалынская трансгрессия, при которой уровень моря достигал отметки 50 м; она была почти такой же, как и раннехазарская трансгрессия. В это время площадь моря почти в три раза превышала современную — речной сток увеличился вдвое, причем около 5 % его составлял сток от подпруженных рек бассейна Северного Ледовитого океана. Испарение в это холодное время, когда температура была ниже современной на 5-10°, было минимальным. Поэтому воды оказалось очень много, море ингрессировало даже выше Самарской луки, заняло всю Прикаспийскую низменность и по Кумо-Манычской впадине соединялось с Черным морем, причем сток был односторонним — из Каспия в Черное море. Поднятие уровней воды испытали в это время другие озера плювиального пояса: Ван, древний Севан.

 

Начиная с позднего плейстоцена прослеживается детальная история озер плювиального пояса Североамериканского континента; одно из них, ставшее ныне Большим Соленым, называлось тогда озером Бонневилл, другое, лежащее западнее — озером Лахонтан. Именно во время калининского оледенения (айова) уровни этих озер поднялись настолько, что вода из оз. Бонневилл стала переливаться в бассейн р. Колумбия.

Около 50 тыс. лет назад в северном полушарии наступило потепление и началось молого-шекснинское межледниковье (в Западной Сибири — каргинское). Судя по многочисленным озерным, озерно-болотным и аллювиальным отложениям, климат в это время отличался высоким увлажнением, однако это межледниковье было значительно более холодным, чем микулинское, и очень неровным — выделяют три фазы похолодания, во время которых везде господствовала тундростепь, разделен

ные двумя фазами потепления с преобладанием лиственных пород, в основном, березы.

 

В межледниковье, которое продолжалось с 50 до 30 тыс. л. н., во внеледниковых областях существовали условия, способствующие формированию черноземовидных почв — образовались витачевские бурые почвы под лесостепным спектром растительности. В речных долинах в это время происходил врез в поверхности ныне вторых надпойменных террас.

 

Мировой океан испытывал трансгрессию. В северных бассейнах она также носит название бореальной — в это время море заливало приморские участки суши и ингрессировало вверх по долинам крупных рек на сотни километров — так, морские воды достигали устья р. Вычегды, расположенного в 900 км выше устья Северной Двины. В Черном море происходила сурожская трансгрессия. Каспийское море и внеледниковые субтропические озера, характеризовались в то время низким стоянием уровней воды.

 

30 тысяч лет назад началось последнее поздневалдайское оледенение — осташковское (вюрм-3, сартанское, классический висконсин). В Восточной Европе его граница проходила немного северо-западнее и почти параллельно границе Калининского оледенения. В Сибири это оледенение считается горно-долинным — оно было распространено в горах Урала, Путорана, возможно Таймыра, откуда захватывало прилегающие территории. Следы этого оледенения выражены в рельефе еще лучше, чем следы калининского: на протяжении 500 км вдоль его границы вытянулся пояс краевых морен, заидров, приледниковых, ныне спущенных, озер. Морены осташковского оледенения отличаются особо большим количеством валунов; их мощность увеличивается к краям ледника от 20 до 100 м.

 

Почти все реки восточной Европы, текущие на север, осташковский ледник останавливал, в результате чего перед его краем возникали в речных долинах обширные подпрудные озера, сток из которых происходил по т.н. "антируслам" в южном направлении ( 8.8). Не избежала подпружи- вания даже р. Обь.

 

Климат во время осташковского оледенения был наиболее суровым в плейстоцене; зимние температуры были на широте Москвы на 10-14° ниже современных. В пределах перигляциальной зоны и южнее откладывались толщи бугского лёссового горизонта; преобладала тундростепь на многолетней мерзлоте, причем южная граница перигляциальной зоны проходила в районе Смоленска-Можайска-Рыбинска. В Прикаспии же климат был относительно мягкий — там существовали хвойно-ши- роколиственные леса, сменившиеся к концу эпохи травянистыми ценозами.

 

Осташковскому оледенению соответствовала регрессия Мирового океана, во время которой вновь осушились обширные шельфы арктических морей и на них выработались речные долины, по которым осуществлялся сток рек, впадающих в Северный ледовитый океан. Ныне их следы находят на шельфах под слоем морских осадков — они продолжают долины современных рек — Печоры, Оби, Енисея, Лены и др. ( 8.9). Возможно, по Берингии в Америку проник человек. Эта регрессия сменилась трансгрессией только после начала таяния основной массы льда около 16 тыс. л. н.

 

Черное море вновь, как и в среднем неоплейстоцене, оказалось отрезанным от Средиземного моря — на нем наступила новоэвкеинская регрессия, уровень воды при которой понизился на 65 м относительно современного. Азовского моря в это время не было, а устье Дона находилось в районе Керченского пролива. Соленость воды в Черном море снизилась до 5%о.

 

На Каспии в период осташковского оледенения произошла очередная трансгрессия — позднехвалынская. Считалось, что она не была столь грандиозной, как ран- нехвалынская — уровень моря доходил только до отметки 0 м. Вместе с тем, в последнее время стали появляться данные о том, что позднехвалынская трансгрессия была ничуть не меньше своей предшественницы, и уровень моря достигал в это время до отметок 50 м (данные А.А. Свиточа). Соленость Каспия в период поздиехвалынской трансгрессий падала до 7-11%о. Заполнялись водой Северо-Американские озера, а также озеро Иссык-Куль, которое вновь получило сток через долину р. Чу.

 

 

 Смотрите также:

 

Книги плиоцен, неоген

Моек в и тин А. И. Вюрмская эпоха (неоплейстоцен) в Европейской части СССР. М„ Изд-во АН СССР, 1950.