Историческое землеведение. Палеогеография

 

Суббореальный и субатлантический период голоцена

 

 

Историческим можно назвать конец суббореального и субатлантический период голоцена. Особое внимание этому периоду уделяется в связи с появлением новых источников информации о происходивших в нем событиях — исторических, в том числе и письменных, затем инструментальных, что, безусловно, повысило точность и детальность получаемых знаний о прошлом нашей планеты. Вместе с тем, скорости природных изменений большинства основных свойств геосфер оказались медленнее, чем рассматриваемый интервал времени; за такой промежуток времени по естественным причинам заметно изменялся только климат.

 

В конце суббореального и в субатлантическом периодах голоцена климатические характеристики продолжали испытывать автоколебания, которые также приводили к чередованию похолоданий и потеплений. Последние сопровождались, как правило, увлажнением или иссушением территорий. Сохранялась и асинхронность климатических событий в различных частях Земли — климатические колебания происходили с определенным расхождением во времени, изменения одного параметра вызывали неоднозначную реакцию других. Так в умеренных и субтропических широтах похолодания сопровождаются увлажнением, что связано с миграцией к югу циклонов, в высоких широтах при похолоданиях происходит рост ледовитости океанов и снижение количества осадков, при потеплениях же отмечается обратная ситуация. В тропических широтах северные похолодания вызывают рост засушливости климата, потепления — ее снижение, а вот на температурном режиме тропиков флуктуации температур в высоких широтах, практически, не отражаются.

 

В предыдущей главе уже говорилось, что в конце суббореального периода — около 3-х тыс. л. н. в северном полушарии произошло т.н. "похолодание железного века", сопровождаемое увлажнением. В это время реки Восточной Европы были более многоводными, чем сейчас, климат Средиземноморья был влажнее современного, а в горах происходила активизация ледников. Подобные условия сохранялись и в субатлантическом периоде — в Европе вплоть до VI века н.э. увлажнение продолжало увеличиваться при сохранении относительно низких температур.

 

Однако, начиная с 600-х годов нашей эры эта тенденция сменилась на противоположную — наступил т.н. малый климатический оптимум. На севере Восточной Европы травянистые тундры сменились кустарниковыми, на Украине и в Белоруссии усилилась роль широколиственных лесов, а на Русской равнине большие пространства вновь стали занимать дубравы. Во время малого климатического оптимума средние температуры на севере Европы были на 2° выше современных, но на юге Украины разница между ними уменьшилась до 0,5°. То же можно сказать о зимних температурах ( 10.1).

Мягкий климат северных широт сократил ледовитость полярных бассейнов, что сделало возможным освоение новых северных территорий. В частности, была открыта и колонизована Исландия, а затем и Гренландия, которая тогда оправдывала свое название зеленой страны, так как видимая с моря территория была покрыта зелеными лугами.

 

Вслед за Гренландией викингами были освоены Баффинова Земля, Лабрадор.

Осадков на северо-западе Европы было больше, чем сейчас, на 75 мм, на северо- востоке Европы — на 25-50 мм, на широте Москвы количество осадков равнялось современному, а южнее становилось меньше. В то же время, колебания увлажнения не всегда были столь уверенно синхронны колебаниям температуры. Так, начало малого оптимума было связано с увлажнением на севере и западе Европы и иссушением южной Европы; сократилась также водность озер и площадь ледников в Центральной Азии. На востоке Азии, в Восточном Китае и Внутренней Монголии потепление малого климатического оптимума сопровождалось ростом повторяемости засух и, как следствие, опустыниванием степей.

 

Малый климатический оптимум длился вплоть до середины второго тысячелетия, когда сменился очередным длительным похолоданием. В Европе оно наступило после 1300 года. При этом ещё в конце малого оптимума стало увеличиваться количество осадков, что вместе со снижением температуры привело, в конечном итоге, к активизации горных ледников. Наступил малый ледниковый период (см.  10.1). Экстремально холодными были рубеж XVI и XVII веков и конец XVIII — первая половина XIX веков. В среднем температура воздуха в северном полушарии понизилась на 1°.

 

О малом ледниковом периоде приводится множество разных сообщений в исторических источниках; это, например, замерзающие каналы Голландии и Темза у Лондона, гибель виноградников в центральной Европе, голод в Британии в конце XVII века. Некоторые годы выглядели абсолютно аномальными: например, 1816 год в Северной Америке и Европе был "годом без лета" (снег выпал в Нью-Йорке в июне), а в Западной Европе, кроме того — годом наводнений, бурь и эпидемий. Произошло повсеместное наступание горных ледников, в том числе и приэкваториальных в Африке. В горах Эфиопии шел снег.

 

Языки льда европейских ледников спускались ниже обычного на 250 м (по высоте), сдвигая вниз все высотные пояса; эти эпизоды отражены на картинах того времени.

Резкое похолодание климата привело к исчезновению поселений, построенных в "зоне риска". Так, в Шотландских горах найдено много заброшенных поселений первой половины второго тысячелетия; даже шотландский парламент сперва стал состоять только из жителей равнин, а в 1707 году вообще переехал в Лондон. Оказался закрытым и северный морской путь, которым ходили русские поморы до самого устья Лены. Исландия к концу XVII века оказалась блокированной льдами на срок до полугода, и ее население сократилось с 78 тыс. человек в 1095 году до 38 тыс. человек в 1780 году.

 

Наиболее показательной оказалась судьба переселенцев в Гренландии. Увеличение ледовитости северной Атлантики привело к прекращению еще в 1476 году связи между метрополией в Европе и ее колонией в Гренландии, само название которой стало звучать издевательски. Сами колонисты стали страдать от холода и болезней, среди них началось вырождение (в их могилах находили очень низкорослые скелеты, многие из них были скрючены различными врожденными болезнями). В конце концов, жители этих поселений частью погибли, а частью ушли на юг, где ассимилировались с индейцами.

 

Увеличение увлажнения климата в малый ледниковый период как зимой (снежные зимы), так и летом (дождливые периоды), было отмечено не только на севере и в морском климате, но и в континентальных южноумеренных и субтропических областях почти всего Северного полушария. Вновь увеличилась водоносность крупных российских рек, повышались уровни Каспийского и Аральского морей, Иссык-Куля и других замкнутых водоемов.

 

Вместе с тем, в отдельные периоды малого ледниковья на некоторых территориях были локальные потепления; всё так же прослеживалась асиихронность условий западных, центральных и восточных частей континентов. В Прибалтике были отмечены потепления в 1400, 1600-1700, 1850 гг.; в то время, когда жители Западной Европы и Северной Америки гибли от голода и холода, в России выращивался большой урожай.

В тропиках Африки наиболее сильные похолодания малого ледникового периода вызывали рост засушливости и наступление пустынь на юг. В частности, засухами отмечены многие периоды XIV и XV веков; сильнейшая засуха произошла как в северном, так и в южном тропическом поясе Африки в первой половине XIX века.

 

После окончания малого ледникового периода с середины XIX века началось очередное природное потепление климата, отразившееся в динамике горных ледников. Так, в Швейцарии площадь ледников в 1877 году составляла 1853 км2, а в 1932 году — только 1384 км2. Очередная флуктуация этого потепления достигла максимума в 1950-х годах XX столетия, после чего наметилась тенденция к снижению температур ( 10.2). Однако с начала 80-х годов она нарушилась, т.к. вновь стал отмечаться их устойчивый рост, С точки зрения векового тренда температур он оказался аномальным, поэтому потепление конца XX века чаще всего связывают с антропогенно обусловленным увеличением содержания углекислого газа в атмосфере, дающего, как известно, парниковый эффект. На основании расчетов тенденций роста СО, в атмосфере разрабатываются прогнозы глобального повышения температуры воздуха в ближайшие десятилетия, один из которых приведен на  10.1. Вместе с тем, многие специалисты не соглашаются с такими прогнозами, считая проблему "глобального антропогенного повышения температуры" во многом преувеличенной.

 

Как бы то ни было, потепление, особенно зимнее, реально ощущается в разных уголках Земного шара даже на бытовом уровне: все больше становится "сиротских зим" в центральном России, период таяния снега устойчиво сдвигается на более ранние периоды, а уже в апреле температуры доходят до 25° тепла. Как ожидаемую реакцию на потепление в северных умеренных широтах можно трактовать современное повышение уровня Каспийского моря (см. далее) и усиление засух в Сахеле в тропическом поясе. Вместе с тем, не следует ожидать и прогнозируемого резкого - на 4-6° роста средних температур на Земле и, как следствие, катастрофического подъема уровней океана. Расчеты на современных многофакторных моделях показывают, что антропогенный рост температуры на планете в ближайшие 100 лет не превысит 1-2,5°, а подъем уровня Мирового океана составит по разным сценариям от 15 до 80 см (в среднем 50 см) (Кислов, 2001).

 

Отмечались в историческое время и колебания уровней океана и внутренних морей, вызванные естественными причинами. Так, уже упоминались фа- нагорийская регрессия Черного моря, во время которой были построены греческие города, и ним- фейская трансгрессия, при которой эти города были затоплены, но были построены римские города. Впоследствии, в середине второго тысячелетия нашей эры наступила очередная, последняя на настоящее время корсуньская регрессия, при которой уровень Черного моря упал на 2-3 м ниже современного; затем он начал медленно возрастать.

 

На Каспийском море дербентская регрессия, сменившая на рубеже суб- бореального и субатлантического периодов новокаспийскую трансгрессию, продолжалась до V-VI веков, когда уровень снижался до отметок -35 м (самый низкий в историческое время). Затем наступили вековые колебания уровня Каспия: максимумы уровней в VII-X веке сменились понижением уровней в Х-ХИ вв. ( 10.3а). В XII-XIX веках синхронно с малым ледниковым периодом, когда сток в море увеличивался из-за влажных лет, а испарение уменьшалось, уровень Каспия поднимался до-21 --22 м.

 

За период инструментальных наблюдений — с 1837 года амплитуда колебаний уровня составила 4 м — от -25,3 м в 80-х годах позапрошлого века, до -29 м в 1977 г.

 

В последнее столетие уровень Каспийского моря устойчиво падал вплоть до 1977 года; начиная с 1978 года по 1996 год он устойчиво рос, а в настоящее время имеет нейтральную тенденцию ( 10.36). Колебания уровня Каспия принято связывать с климатическими колебаниями стока рек и атмосферного увлажнения (ростом субширотной циркуляции атмосферы), хотя возможны и другие его причины.

 

 

 Смотрите также:

 

Четвертичный период, антропоген

Разделение четвертичного периода на плейстоцен («Великое оледенение») и начавшийся 10—12 тыс. лет назад голоцен (время, в которое мы живем) в значительной степени условно: часто говорят, что на самом деле голоцен — это про...

 

схема Блитта -Сернандера, строение торфяников, исследователи...

Ее называют схемой Блитта — Сернандера. Схема эта получила широкое распространение. Она издавна применяется в нашей стране при изучении отложений голоцена Русской равнины и Урала.

 

Катастрофы: социологический анализ

Катастрофа в преддверии голоцена. Мифы, предания и священные книги разных народов являются, по существу, самыми древними источниками знаний... Катастрофы.