Историческое землеведение. Палеогеография

 

Гомо хабилис. Гомо эректус

 

 

Человек и его материальная культура

 

После появления на исторической арене человека умелого, его навыки, орудия труда, общественное устройство стали меняться быстрее, чем биологические виды человека (род Homo уже не менялся). Поэтому дальнейшие этапы эволюции и истории рода человека выделяются не только по биологическим отличиям (их становится все меньше и меньше), но и по его морфологии, времени существования, общественному устройству и набору предметов материальной культуры ( 11.1). В частности, по последнему критерию выделяются эпохи камня (каменный век) и металла; в пределах каменного века выделяются древнейший, древний, средний и верхний палеолит, мезолит, неолит, (это уже около 7 тыс. л.н., и все — каменный век), эпоха металла делится на бронзовый и железный века. Люди из вида habilis жили и владели культурой галек в древнейшем каменном веке — археолите.

 

На рубеже 1,6-1,5 млн. лет вид гомо хабилис сменился на Африканских просторах следующим, более прогрессивным видом гоминин — homo erectus — человеком прямоходящим. В хронологической шкале начинается время архантропов, к которым принадлежат атлантропы, питекантропы (обезьяночеловеки), синантропы, и др. Они существовали на Земле вплоть до рубежа 200 тыс. л. н., причем уже не только в Африке, но и в других частях нашей планеты. Об этом говорят места находок их останков: в Азии на острове Ява в 1891 году был найден питекантроп (первая находка архантропа), а несколько позже недалеко от Пекина - синантроп, в Европе, в Германии в 1907 году обнаружили челюсть гейдельбергского человека, кости атлантро- пов находили в Африке — как в южной и восточной, так и в северной части континента.

 

Резкое расширение географии находок древнейших людей вызвало к жизни проблему мест происхождения человечества. Были разработаны две гипотезы. Одна из них - моноцентризм, говорит о том, что и австралопитеки и homo habilis возникли и развивались только в одном месте — в зоне рифтовых разломов Восточной Африки, и уж потом, на уровне архантропов стал расселяться по Европе и Южной Азии. Эта теория особенно отстаивает происхождение человека в одном месте из-за предположения, что рубеж между австралопитеком — еще животным, и человеком умелым, несмотря на все морфологические предпосылки (бипедия и др.), мог быть преодолен только в условиях повышенной радиоактивности Восточной Африки, так как именно она обусловила протекание активных мутаций у древних гоминин.

 

Вторая гипотеза — полицентризм допускает образование различных человеческих рас из древних австралопитеков одновременно в разных уголках земного шара. Следует отметить, что находки всех разновидностей австралопитеков, а также первого человека — homo habilis приурочены к юго-востоку и востоку Африки; кроме того, восточноафрикаиские архантропы оказались значительно старше своих одно- видовых аналогов: их возраст датируется 1,6 млн. лет, тогда как возраст питекантропов — 600-700 тыс. лет, синантропов — всего 360 тыс. лет, гейдельбергского человека — 500 тыс.лет, наконец североафриканских (марокканских) атлантропов - около 200 тыс. лет.

 

Следовательно, истина, скорее, тяготеет к моноцентризму: человечество возникло в одном месте Земли — в Восточной Африке, и на ранней стадии (homo habilis) развивалось только там. Но уже на уровне архантропов в эоплейстоцене, в интервале 1,5-0,5 млн. лет человечество взялось заселять всю землю.

 

В последнее время некоторые западные антропологи, основываясь на находках ископаемых людей в Кении и в Грузии, выделяют промежуточный вид homo, живший около 1,8 млн. л. н. — homo ergaster (человек трудящийся).

 

Вид homo erectus отличался по сравнению с homo habilis большей прогрессивностью своих черт, еще ближе приближающих его к современному облику. Объем мозга составлял 880-1100 см3, рост— 1,5-1,8 м, вес — 40-75 кг. Голова, почти лишенная затылка, была посажена низко — вперед выдавались челюсти без подбородка, но уже не так далеко, как у его предшественника. Строение зубов и костей конечностей почти не отличалось от современных. Речевой и трудовой центры мозга получили дальнейшее развитие; это говорит о возникновении у архантропов примитивной членораздельной речи (лепета) и появлении более тонких, чем раньше, движений. Вместе с тем, между питекантропами, синантропами, атлантропами и другими архантро- пами существовали определенные различия.

 

Все архантропы жили в древнем каменном веке (палеолите) и использовали сначала аббевильскую (шелльскую — 1 млн. 500 тыс. л. н.), а затем ашёльскую (500- 300 тыс. л. н.) культуры орудий труда, которые сменили олдувайскую культуру. Типичным орудием во времена ашёля являлось ручное рубило, которое изготовлялось из целого куска гальки длиной 17-35 см путем двусторонней оббивки. Принципиально важным было начало использования отщепов, отлетавших при этом от рубила, для производства более тонких ручных работ: свежевания туш, их выскребания. Отщепам придавался вид кливеров (топоровидных лезвий) и скрёбел. В конце ашёля возникла техника изготовления орудий "леваллуа" — специальное получение отщепов от кремнистых кругов-сколов (см.  11.3). Появились, по-видимому, и деревянные орудия.

 

Любопытно, что ашёльские предметы распространились из Африки и Европы к востоку только до Индии (включительно), а дальше в то же время (400-200 тыс. л. н.) всё ещё продолжали использоваться олдувайские орудия; сосуществовали они с ашёльской техникой и в Европе.

 

Архантропы были уже охотниками, в том числе и загонными, благодаря чему они уже могли охотиться на крупную дичь. Все большее значение в их рационе приобретала мясная пища, случался и каннибализм. Загонная охота требует слаженности действий, поэтому жили архантропы сообществами из 3-6 самцов, 6-10 самок и ] 5-20 детенышей. Продолжительность их жизни не превышала 20-25 лет. Широкое расселение архантропов и крайняя неоднородность и изменчивость климатических условий раннего и особенно среднего неоплейстоцена обусловили различия в развитии их культуры и быта. Архантропы Европы жили при периодических похолоданиях климата и изменениях прочих природных условий их местожительства. У них были постоянные жилища, сделанные из камней и шкур, подобно нынешним эскимосским чумам; существовали временные лагеря и стоянки. Объектом их охоты были небольшие стада копытных и одиночные животные. Они вынуждены были защищаться от холода, накрывая себя шкурами животных, однако шить из них одежду они еще не умели. Африканские и азиатские архантропы в это же время совершенствовались в методах охоты на большие стада копытных, на крупных животных (слонов, носорогов и др.). В конце ашёльской стадии отмечено массовое появление на стоянках огня — он получался трением или поддерживался после удара молнии.

 

Увеличивающийся объем мозга способствовал дальнейшему прогрессу гомо эректус в части цивилизации (огонь, жилище, охота, речь); в то же время, овладение всеми этими цивилизациоиными признаками вело к дальнейшему изменению антропологического и социального облика человека. Во-первых, пользование огнем, наличие одежды и теплых жилищ означали уменьшение зависимости архантропов умеренного пояса от внешней среды; следовательно, возможность размножения потеряла свою зависимость от времен года, и в начале ашёля у человека исчез эструс — ограничение времени сексуальной возбудимости самок. Это не только сохраняло популяцию архантропов в периоды похолоданий, но и расширяло заселенную ими территорию. (У южных архантропов эструс, возможно, исчез еще раньше, что способствовало их расселению по миру).

 

Во-вторых, возникновение загонной охоты, использование огня, изготовление орудий и совместное противостояние неблагоприятным внешним условиям резко увеличило роль половой и социальной дифференциации стада и, в дальнейшем, стимулировало'замену биологических законов сосуществования социальными отношениями. Половая дифференциация, до того происходившая, по-видимому, только на уровне скелета, затронула весь организм, причем в большей степени это коснулось самок: им не надо было бегать на охоту — их задачей стало неторопливое собирательство, очаг и дети — ведь они появлялись теперь в любое время года. Иной стала психика самки — поневоле замкнутая в ограниченном мире жилища, она стала более чувствительной к незначительным внешним изменениям; этому способствовало и все увеличивающееся детство, растянувшийся период обучения — ведь теперь детенышей надо было учить еще и общественным отношениям, готовить к разделению труда. В сообществах архантропов возникла и социальная дифференциация — она выразилась в появлении групп населения, как самцов, так и самок, занимавшихся разным делом — изготовлением орудий труда, обороной, охотой; собирательством, приготовлением пищи на огне, воспитанием и т.д. Усложнились взаимоотношения, а, следовательно, и процесс управления — слабо дифференцированные дородовые общества преобразовались в родственные коммуны. Не исключено, что эксплуатация огня привела к утрате волосяного покрова, который просто сгорал на кострах.

 

 

 Смотрите также:

 

Гомо эректус. Человек прямо ходящий. Череп гомо эректуса

Черепа. Австралопитек Гомо хабилис Гомо эректус Неандерталец Кроманьонец. Гомо эректус, человек прямоходящий.

 

Гомо хабалис. Человек умелый. Череп гомо хабилиса

Черепа. Австралопитек Гомо хабилис Гомо эректус Неандерталец Кроманьонец. Гомо хабилис, человек умелый.

 

Реконструции облика предков человека

Реконструкции. Австралопитеки. Гомо хабилис. Гомо эректус.

 

Австралопитек. Череп австралопитека

Всемирная История. Черепа. Австралопитек Гомо хабилис Гомо эректус Неандерталец Кроманьонец.

 

Неандерталец. Череп неандертальца

Всемирная История. Черепа. Австралопитек Гомо хабилис Гомо эректус Неандерталец Кроманьонец.