Знаки воинской доблести

 

Нагрудные знаки РККА «Снайпер», «Отличный пулеметчик», «Отличный минометчик», «Отличный артиллерист», «Отличный танкист», «Отличный подводник», «Отличный торпедист»

 

знаки РККА «Снайпер», «Отличный пулеметчик», «Отличный минометчик», «Отличный артиллерист», «Отличный танкист», «Отличный подводник», «Отличный торпедист»         

 

 

Одновременно с нагрудным знаком «Гвардия» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 мая 1942 года были учреждены нагрудные знаки: «Снайпер», «Отличный пулеметчик», «Отличный минометчик», «Отличный артиллерист», «Отличный танкист», «Отличный подводник», «Отличный торпедист».

 

Они, как сказано в Указе, учреждены «...в целях поощрения особо выдающихся стрелков, пулеметчиков, минометчиков, артиллеристов, танкистов, подводников и торпедистов из числа рядового и младшего начальствующего состава Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД».

 

Знаки носили на правой стороне груди. Право награждения ими было предоставлено командирам соединений от бригад и выше. Позднее это право получили и командиры частей.

 

Интересна история создания этих знаков. Весной 1942 года техническому комитету Главного интендантского управления Красной Армии было поручено разработать проект ордена для награждения всех категорий военнослужащих. Его эскизы готовили художники С. И. Дмитриев и А. И. Кузнецов.

 

По нескольким отобранным рисункам изготовили пробные образцы будущей награды в металле, и 18 апреля представили их в правительственные инстанции на одобрение. Его получил с некоторыми изменениями рисунок А. И. Кузнецова. 25 апреля 1942 года были окончательно утверждены образцы ордена Отечественной войны I и II степени. А проект С. И. Дмитриева послужил основой нагрудных знаков для поощрения отличных воинов.

Указ Президиума Верховного Совета СССР об учреждении нового ордена был издан 20 мая 1942 года, а на следующий день последовал Указ об учреждении нагрудного знака «Гвардия» и первых семи знаков отличников.

 

Согласно положению знаками награждались воины указанных специальностей, систематически показывающие высокие образцы:

 

отличного владения личным оружием, пулеметом, противотанковым ружьем, минометом, орудием, танком и другими техническими средствами и умелого применения их в бою с нанесением потерь противнику;

быстрого открытия и ведения меткого, поражающего противника огня по закрытым и открытым целям;

маскировки личной и маскировки материальной части (пулемета, миномета, противотанкового ружья, орудия, танка и других технических средств);

сохранения личного оружия и боевой техники во всех условиях боевой обстановки;

бережного содержания в боевой обстановке личного оружия и боевой техники;

отличного сбережения конского состава в кавалерии и артиллерии.

 

Нагрудные знаки представляли собой фигурный щит, наложенный на позолоченный дубовый венок, ветви которого, перевитые лентой, выступают по краям щита.

 

Поверхность щита покрыта рубиново-красной эмалью, а края окаймлены оксидированной полоской с симметрично расположенными на ней точками. В верхней части щита полоска переходит в витое украшение.

 

В верхней части знака на щит наложена рубиново-красная эмалевая круглая пластинка, в середине которой — позолоченное изображение серпа и молота. По краю пластинка имеет белый эмалевый поясок с одной из следующих надписей: «Снайпер», «Отличный пулеметчик», «Отличный минометчик» и т. п. Белый эмалевый поясок имеет по краям позолоченные ободки, а в нижней части — пятиконечную звездочку.

 

В нижней части щита соответственно надписи помещается покрытое позолотой одно из изображений; две скрещенные винтовки, станковый пулемет, миномет, два скрещенных орудийных ствола, танк, подводная лодка, торпеда. Размер знака по высоте — 46, по ширине — 37 миллиметров.

 

В передовой статье от 22 мая 1942 года «Правда» писала: «Пусть заблистают величием совершенных подвигов нагрудные знаки гвардии и знаки отличников-воинов Красной Армии и войск НКВД! Пусть они послужат маяком, зовущим к новым проявлениям доблести и геройства! Пусть награжденные орденами, медалями и нагрудными знаками будут и впредь в первых рядах богатырей, сокрушающих немецко- фашистские войска и освобождающих советскую землю от гитлеровских мерзавцев!»

Кому же в годы войны вручались знаки отличных специалистов?

 

Огромный ущерб врагу нанесли солдаты и сержанты, отмеченные знаком «Снайпер». Среди них было немало тех, кто научился искусству меткой стрельбы в Осоавиахиме. Это — герой Сталинграда В. Зайцев, герой Одессы и Севастополя Л. Павличенко, воспитанник Ленинградской снайперской школы прославленный снайпер Ленинградского фронта В. Пчелинцев, выпускницы Центральной женской школы снайперской подготовки 3. Попова и В. Яковлева и многие другие.

 

О снайпере лейтенанте Николае Галушкине на фронте ходили легенды. За годы войны он из своей винтовки уничтожил 418 фашистов, а подготовленные им 156 снайперов — около 3000 вражеских солдат и офицеров.

 

...В феврале 1943 года в деревне Сидорово, отделенной от позиций наших войск рекой Северский Донец, произошла смена вражеских частей. Гитлеровцы среди дня ходили по деревенским улицам чуть ли не в открытую, проезжали машины. Захватчики прекрасно понимали, что советская артиллерия не откроет по селу огонь, опасаясь поразить мирных жителей. И тогда командир дивизии генерал-майор Н. Лебеден- ко приказал направить к Сидорово Галушкина с пятью-шестью его учениками.

 

Ночью у кромки крутого берега реки были вырыты и тщательно замаскированы окопы для снайперов. А утром первым же выстрелом Галушкин сразил мотоциклиста, вторая его пуля уложила поспешившего к убитому офицера. Затем такая же участь постигла двух кавалеристов...

 

По приказу Галушкина находившиеся с ним снайперы зажигательными пулями подожгли сарай и склад. Кинувшиеся тушить его фашисты один за другим падали от метких выстрелов. В считанные минуты потеряв до сорока солдат, противник открыл сильный артиллерийско- минометный огонь по всем местам, где только могли укрыться снайперы. Кроме... пустынной кромки берега.

 

Вскоре у захваченного в плен гитлеровца нашли листовку: «На участке советских войск, стоящих против нас, действует группа снайперов, руководителем которой является лейтенант Галушкин. Всем подразделениям и вне боевой обстановки следует быть осторожными, иначе могут быть напрасные жертвы».

 

За Галушкиным начали охоту вражеские снайперы, за его голову сулили вознаграждение.

12 апреля 1943 года командующий фронтом генерал-полковник Р. Я. Малиновский вручил комсомольцу именную снайперскую винтовку (в настоящее время она выставлена в Кировском краеведческом музее). Галушкин истребил к тому времени 135 фашистов. Снайпер удостоился ордена Ленина.

 

О многих подвигах Галушкина рассказывалось во фронтовой печати. В том числе — о семнадцати поединках с вражескими снайперами, о разных тактических приемах и «секретах» мастера меткого огня. И о том, как он вместе со своим напарником сержантом Т. Саджая однажды захватил вражеский танк с экипажем и привел его в расположение наших войск. Лейтенант был неистощим на хитрость, выдумку, охотясь на оккупантов, учитывал малейшие их слабости и пристрастия. И бил врага всюду, в любое время.

Лейтенант Галушкин на фронте стал коммунистом. Весь полк, вся дивизия любили и уважали его не только за отвагу и бесстрашие, но и за товарищескую душевность. Каждый солдат мечтал, чтобы его приняли в команду «галушкинцев».

 

Летом 1943 года в боях на подступах к Славянску (Донбасс) Галушкин и еще два снайпера участвовали в отражении вражеской контратаки. Вскоре лейтенант остался один. Раненые его товарищи отползли и направились в медсанбат. Из своего укрытия в бурьяне Галушкин продолжал вести истребительный огонь. Вокруг рвались вражеские снаряды. Тяжелый осколок одного из них ударил лейтенанта по голове, и он потерял сознание.

 

Когда очнулся, увидел над собой двух рослых гитлеровских автоматчиков. Тот, что слева, держал в руках его именную винтовку.

— Галушкин? — самодовольно улыбался гитлеровец.— Гут, Галушкин...— И ударил лейтенанта кованым сапогом.— Ауфштеен! Встать!

 

Снайпер с трудом поднялся. Голова кружилась, лицо, гимнастерка — все было в крови.

Фашисты, увлекшись осмотром винтовки и предвкушая награду за пленение знаменитого снайпера, плохо обыскали щуплого, слабого на вид Галушкина. А при нем были нож, лимонка и трофейный пистолет.

 

Все произошло мгновенно. Под ноги заднему конвоиру полетела граната, а сам лейтенант бросился в сторону, упал и откатился. Раздался взрыв. Передний конвоир оглянулся, попытался помочь упавшему напарнику и тоже свалился после меткого выстрела снайпера. Безмерная радость переполнила лейтенанта. Он нагнулся, чтобы забрать у врагов документы. А когда выпрямился и обернулся, то увидел наведенный на себя автомат. В падении он выстрелил в фашиста. Но и тот перед смертью успел нажать на спусковой крючок. Пули попали офицеру в живот.

 

Перевязавшись рубашкой, Николай пополз. Истекая кровью, он терял последние силы, а временами — и сознание. Но винтовку не потерял. В тот день товарищи его искали — не нашли, а с рассветом следующего дня началось наступление наших войск.

Галушкина в бессознательном состоянии подобрали солдаты из соседней части. Примерно через месяц с незатянувшимися еще ранами он возвратился в родной полк. И остался тем, кем был: снайпером — командиром и воспитателем, снайпером — инициатором новых тактических замыслов. Его снайперская команда всегда оставалась «особым резервом командования».

 

В марте 1944 года 50-я стрелковая дивизия наступала на город Новоукраинку. Из-за весенней распутицы отстала артиллерия. Основной ударной силой стали группы снайперов. Последователи Галушкина метким огнем уничтожали расчеты вражеских пулеметов, наблюдателей, офицеров и унтер-офицеров.

 

В боях на Одере снайпер снова получил тяжелую рану. И, как прежде, после лечения возвратился в родной полк.

 

На подкладках каски и пилотки, на обратной стороне ремня у Галушкина были написаны два слова: «Помни Макаровку».

Макаровка — небольшое подмосковное село, расположенное вблизи Наро-Фоминска. В первых числах января 1942 года Галушкин с группой бойцов вошел в его единственный уцелевший дом. Остальные жилые строения только что оставившие село фашисты разграбили и сожгли. На полу уцелевшего дома в лужах крови лежали старик с перерезанным горлом, растерзанная молодая женщина и трое застреленных ребятишек.

 

Одного из них пригвоздил к полу фашистский кинжал. На груди старика приколота записка: «Мы вернемся скоро. Так сделаем со всеми советскими».

— Я тогда дал клятву отплатить фашистам за их злодеяния. И мои товарищи тоже,— сказал заслуженный ветеран корреспонденту «Красной звезды» спустя многие годы после окончания войны...

 

 

В числе первых нагрудные знаки «Отличный подводник» и «Отличный торпедист» получили многие матросы и старшины прославленной подводной лодки «К-21» Северного флота, которой командовал капитан 2 ранга Н. А. Лунин. В июле 1942 года меткий торпедный залп этой подводной лодки на долгое время вывел.из строя новейший линкор гитлеровских ВМС «Тирпиц».

 

14 августа «К-21» вышла в очередной боевой поход из Полярного. На этот раз подводники столкнулись с новыми трудностями — гитлеровцы значительно усовершенствовали противолодочную оборону, прикрыли пути сообщения многочисленными заграждениями. Чтобы выйти в заданную точку, подводной лодке пришлось преодолеть шесть минных полей. Не раз экипаж слышал зловещий скрежет минрепа о борт, но четкие и быстрые действия командира, мотористов и рулевых отводили беду. На переходе в надводном положении отличился наблюдатель старший краснофлотец Г1. Шорников. Он на предельной дальности обнаружил три плавающие мины. Это позволило «К-21» уклониться от опасности.

 

Во время поиска вражеских судов образцово несли сигнальную вахту краснофлотцы П. Погорелов и Г. Ашурко. Они своевременно обнаруживали вражеские самолеты- разведчики, и лодка успевала незамеченной уходить под воду.

 

...Очередной сигнал боевой тревоги. В перископе — минный заградитель и три сторожевых корабля. Лунин объявил торпедную атаку. Он старался так рассчитать веерный залп из носовых аппаратов, чтобы одновременно поразить головной сторожевик и заградитель. И это удалось — прогрохотали два взрыва. Ошеломленные внезапным торпедным ударом, гитлеровцы даже не пытались искать и преследовать лодку. Торпеды, выпущенные лунин- цами из кормовых аппаратов, настигли и второй сторожевик. Третий полным ходом ретировался.

 

В боевом листке, посвященном подвигу подводников, отмечались образцовые действия старшего краснофлотца П. Шорникова, которому командир корабля объявил благодарность. В заметке «Аппараты ...товсь!» речь шла о торпедистах. «...Наши торпедные залпы, отправившие сегодня на дно три фашистских корабля, еще раз подтвердили, что торпедисты с честью выполняют приказ Родины — беспощадно истреблять фашистов».

 

После окончания похода командующий Северным флотом вице-адмирал А. Г. Головко за образцовое выполнение боевых заданий командования вручил экипажу ордена и медали...

 

Ордена Славы трех степеней командир орудия сержант В. С. Нал- дин получил за подвиги, совершенные им на долгом боевом пути от Курской огненной дуги до Берлина. Вручили ему и нагрудный знак «Отличный артиллерист». Тем самым была отмечена образцовая выучка и боевое мастерство не только девятнадцатилетнего командира, но и всего расчета.

 

Бывший командир огневого взвода 3-й батареи, где служил Налдин, старший лейтенант в отставке Г. Фер- нас вспоминал:

— Обучая и воспитывая подчиненных, я чаще всего прибегал к методу показа. Например, вел всех к орудию, которым командовал сержант Налдин, и говорил: и у вас все должно быть подготовлено точно так же.

 

А у сержанта огневая позиция всякий раз была оборудована по всем правилам. Цель расчет старался поражать первым выстрелом, в минимальные сроки.

 

В бою за польский город Радом, превращенный гитлеровцами в мощный узел обороны, расчет Налдина точным попаданием в амбразуру уничтожил вражеский дот, во время отражения контратаки подбил танк и штурмовое орудие, рассеял группу пехоты. За эти бои командир и был удостоен ордена Славы I степени.

 

Но спустя почти сорок лет в архиве был обнаружен наградной лист к приказу по войскам 3-й ударной армии — в нем шла речь еще об одном бое у белорусской деревни Сычково, в котором отличился расчет коммуниста Налдина:

 

«Орудие т. Налдина первым развернулось на шоссе и открыло огонь по наступающей пехоте с дистанции 100 м. Атака была отбита, расчет уничтожил до 100 вражеских солдат и один «фердинанд». Лично из автомата т. Налдин убил 10 гитлеровцев».

 

За этот подвиг сержант Налдин был награжден орденом Славы II степени, но награду ему не вручили. Получалось так, что награжден артиллерист двумя орденами одной степени.

 

По статуту ордена это не положено. Ошибка? Нет. Ведь награда заслужена. Так на груди ветерана появилось четыре ордена солдатской славы. А справа от них, ниже ордена Отечественной войны II степени, на парадном костюме бывшего истребителя танков сияет знак отличного артиллериста.

 

...По-разному становились наши девушки фронтовичками. Одних призывали в действующую армию как военнообязанных, другие (их подавляющее большинство) шли в военкоматы добровольно, а некоторые, не спросясь матерей, минуя, военкоматы, уходили из дома и прибивались к какому-нибудь подразделению, направлявшемуся на передовую.

 

Так в августе 1941 года в одной из частей будущей 13-й гвардейской стрелковой дивизии появилась Антонина Гладкая. Вскоре она была назначена санитарным инструктором. В одном из боев восемнадцатилетняя девушка под сильным огнем оказала помощь сорока раненым. Какие силы потребовались для этого вчерашней школьнице, чтобы выдюжить, не смалодушничать перед опасностью! Какой добротой и любовью к людям должно быть наделено ее сердце! За этот подвиг Тоню наградили медалью «За отвагу». Потом она удостоилась еще двух медалей «За отвагу» и ордена Красной Звезды, уже будучи наводчиком 76-миллиметрового орудия. В ходе уличных боев в Сталинграде ее орудие подбило два вражеских танка. Вскоре коммунист старший сержант Антонина Гладкая приняла под командование расчет 120-миллиметрового миномета. Спустя некоторое время она была награждена знаком «Отличный минометчик».

 

 

 

 Смотрите также:

 

Подвиг советского народа в великой отечественной войне

Результаты отличные.
Раненые не оставляли ноля боя, бяли врага, пока могли держать оружие, Пулеметчик гвардии сержант П. Д. Голосюк, дважды ране ил ьш, продолжал вести огонь; снайпер М. Мамаразыков, будучи раненным, уничтожил восьмерых гитлеровцев.